Янис Урбанович: «Мы будем защищать русские школы, если об этом попросят люди»

• 26.02.2016 • Интервью, КалейдоскопКомментариев (0)94

Наше билингвальное образование не посмеют тронуть, если русскоязычные жители твердо заявят, что они категорически против! В этом уверен председатель фракции «Согласие» Янис Урбанович.

«Как только это произойдет, тут же найдутся политики, и прежде всего из «Согласия», но не только, которые будут соревноваться за расположение родителей русских школьников и педагогов».

Гнутся? Гнём дальше!

— Янис, как вы оцениваете декларацию нового правительства?

— Никак не оцениваю. Нет смысла даже читать ее. Декларация — это демонстрация добрых намерений. Она написана так, чтобы министры выглядели прилично. И чтобы не показать, что одна группировка подчиняется другой.

А если быть честными, то надо в ней писать: националисты хотят закрыть образование на русском языке, Кучинскис хочет, чтобы всем было хорошо и его никто не трогал. Тогда всем все будет понятно.

Наше министерство иностранных дел везде хвалится, как хорошо у нас идет интеграция через билингвальные школы. Но если это так, тогда зачем их ликвидировать?

На самом деле это чисто русофобская акция, выражающая ненависть «Нацобъединения» ко всему русскому и русскости как таковой. А остальным членам коалиции, в принципе, все равно. Это такой конформизм жуликов от политиков. Они согласны идти на опасные маневры, потому что в случае чего есть на кого все списать («Это не мы — это все они, а мы хорошие!»).

И второй момент: народ же не протестует. Значит, согласен.

Таков способ управления: гнутся — значит, гнем дальше. Это не только в отношении русских школ. То же самое и в отношении микропредприятий, которые только что надули, и бизнеса, и учителей, и медиков…

И во всем мире так. История демократии — это наезд и отпор. Традиции и законы наращиваются, когда устаканивается процедура разрешения конфликтов между властью и обществом. Правительство будет ровно таким, каким общество ему позволит быть.

Дымовая завеса русофобии

— И все же, расчет Кабмина на то, что массовых протестов русского населения, как в 2004 году, не будет, или на то, что протесты — хороший повод закрутить национальные гайки покрепче?

— И то, и другое. Но им важнее процесс под кодовым названием «распил». Это фундаментальная вещь, которая цементирует коалицию, в которой все ненавидят друг друга. Их избиратели тоже страдают от этого разграбления. И чтобы разочарование электората не перешло в социальную плоскость, все переводится в плоскость этнополитическую. Наезд на русскую культуру, на русскость очень хорошо помогает отвлечь внимание избирателя от этого распила.

На привязи у избирателя

— «Центр согласия» готов стать защитником русскоязычных, если они выйдут на протестные акции?

— Наверное, то, что я скажу, многим моим коллегам не понравится: на нас тоже надо давить. Политик не может летать, как он хочет, он должен быть постоянно на привязи у избирателей, которые должны от него требовать то, что им нужно. Иначе слуга народа будет ржаветь от бездействия.

— А какие у избирателя, собственно, есть инструменты для такого давления?

— Инструментов достаточно, поверьте.

Неважно, в позиции ты или в оппозиции, но если ты проголосовал за конкретного депутата и хочешь, чтобы он служил тебе, ни на секунду не оставляй его один на один с мандатом.

— Вы сейчас утверждаете, что ваши избиратели пассивны?

— Мой избиратель самый лучший на свете, я лично чувствую и знаю, что ему нужно. У всех других точно так же. Возьмем, к примеру, вопрос русских школ. Их не тронут ни за что на свете, если все русские твердо скажут: нам это не нравится. И тут же найдутся политики, и прежде всего из «Согласия», но не только, которые будут соревноваться за расположение родителей русских школьников и педагогов. Политики неизбежно будут что-то делать, если какая-то группа людей — учителя, таксисты, кто угодно — громко заявит о своем недовольстве. Депутаты тут же прибегут и будут выслуживаться. В хорошем смысле слова.

Понимаете, если мы у себя в партии будем писать всякие петиции в поддержку или защиту какого-то, но этому не будет предшествовать возмущенный глас народа, грош цена нашим петициям. А если у нас за спиной стоит народ, то это, во-первых, усиливает наши аргументы и во-вторых — демонстрирует Европе ситуацию, которая у нас сложилась. И это, кстати, помогает нам напрягать наших заокеанских и европейских кураторов по поводу того, что творится у нас внутри страны.

Все законные средства хороши

— Вы только что призвали электорат к забастовкам?

— Я не хотел бы ограничивать людей таким маленьким элементом общественной активности, как забастовка. Предложу людям все, что предполагает такое заезженное слово, как «демократия». Сборы подписей, забастовки, пикеты, демонстрации, карикатуры, граффити… Это нормально — надо говорить о том, что тебя не устраивает, если, конечно, ты хочешь жить в этой стране.

— Но пока мнение отдельных членов вашего объединения по вопросу защиты образования на русском языке было очень невнятным: мол, «надо посмотреть», «время покажет» и т. п.

— Поддержка будет! Давите на меня, на других депутатов, за которых вы голосовали. Делайте это, не сидите на месте.

Билингвальная модель обучения в школах достаточно хорошо работает. Не хочу никого успокаивать заранее, но я думаю, что нам удастся ее сохранить.

Проверка на вшивость

— Придет ли когда-нибудь момент, когда крупнейшая фракция «Центр согласия» получит хоть один портфель в правительстве?

— Один умный человек на вопрос «Дождемся ли и как долго ждать?» ответил: «Если ждать, то долго». Как вы думаете, почему другие партии нас так не любят и говорят: «Вот с этими вместе — никогда!»? Нам же много раз предлагали: порвите договор с «Единой Россией» — и войдете во власть. Да не будем мы это делать! Наш избиратель нам этого никогда не простит. Ведь этот договор формален. Хотя благодаря ему некоторым предпринимателям мы помогали и даже спасали.

Но это проверка на вшивость: способны ли мы отказываться от партнеров ради конъюнктуры? Все от России сейчас отвернулись. Мы можем по-разному относиться к российской власти, но эту нить дружбы мы держим не ради самой России, а ради русских в Латвии. Мы, кстати, и договаривались о формате отношений не для того, чтобы понравиться кому-то в Кремле или России. А ради нашего избирателя. Поэтому если сейчас нам надо отказаться от этого договора, чтобы войти во власть, то мы лучше всю оставшуюся жизнь будем сидеть в оппозиции.

— Что скажете о составе нового Кабинета министров?

— Если бы у меня была возможность голосовать только за Мариса Кучинскиса без коалиции и его команды, я проголосовал бы «за». Он пытливый, он не экстремист и старается вникнуть в суть вещей. Но именно эти качества позволят националистам и русофобам использовать премьера. Ему придется искать компромиссы с теми людьми, с которыми ему надо бороться.

Что касается министров, то среди них есть интеллигентные люди, которые могут работать вполне неплохо, если будут прислушиваться к сигналам своих отраслей. Каким будет Карлис — белым или черным, — зависит от профессионалов отрасли, которыми он управляет.

Такая борьба за мир доведёт нас до большой войны

— На днях министры обороны стран НАТО договорились усилить военное присутствие в странах Восточной Европы. Все это объясняется возросшими угрозами со стороны России. Чем может закончиться эта гонка вооружений?

— Вторая мировая война в свое время стала неизбежным продолжением Первой мировой войны, и появление лидера-реваншиста с программой Гитлера было тоже неизбежно. А вот Первой мировой войны могло не быть. И все те события являются зеркальным отражением сегодняшних событий. Сейчас нами управляют те, кто никогда не видел войны и поэтому ее не боится. В Европе появились страны и их лидеры с доминирующей программой своей исключительности. Такое есть в Польше, Венгрии, Балтии.

Речь о единой большой и богатой Европе уже не идет. Было бы неплохо, если бы удалось сохранить хотя бы разноуровневую Европу: кто-то богатый, кто-то бедный… А вообще, ситуация странная. Войны вроде бы еще нет, но такая борьба за мир происходит, что камня на камне не остается. Я лично встревожен.

Даже на уровне маленьких стран все негладко. Возьмем Латвию. Таких «латвий» с внутренними противоречиями в Европе много. Знаете, глобальная безопасность проистекает от коллективных способов разрешения локальных небезопасностей. Так вот — таких механизмов не осталось. Хельсинский пакт не работает. ООН — это всего лишь трибуна для выступлений. НАТО — это военный инструмент, а военные не договариваются. Они могут только победить или проиграть.

На фоне этого бардака третья мировая война возможна. Сейчас уже не стесняясь говорят о большой войне на Ближнем Востоке. Мне присылают материалы из Ирака, Турции и других стран о том, что там происходит. Вероятность того, что все в итоге поутихнет и не выльется какое-то масштабное противостояние «блок против блока», а потом не разойдется еще дальше, очень мала.

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *