«В моём сердце боль за этих детей!»

• 08.01.2019 • ОбществоКомментариев (0)1

Инициатива одной потрясающей мамы

Молодая мама Линда Пенезе пару лет назад случайно наткнулась на пост, в котором другая мама писала, что в больнице в одной палате с ее ребенком проходит лечение малыш из детдома. Он один, и у него нет ничего… Тогда-то Линда и узнала, что дети из детдома в больницу прибывают одни и кроме медперсонала за ними там никто не присматривает.

Эрика СТАШКЕВИЧ

Мысль об одиноких детях в больнице не отпускала ее, и так несколько предложений одной мамы привели к тому, что другая с нуля поставила на ноги инициативу «Большая забота о маленьких» (Lielas rūpes par mazajiem).

Русский TVNET представляет интервью с Линдой — потрясающей мамой и автором инициативы о круглосуточных нянечках для детей, рядом с которыми в больнице не могут быть их родители. Беседа о том, как много может сделать даже один человек, если ему не все равно, а также о том, как может помочь каждый из нас.

— Расскажи, как все началось?

— Для меня точка отсчета — 31 августа 2017 года.

К тому времени идея о присмотре за детьми, оказавшимися в больнице без родителей, жила во мне уже некоторое время… Все началось с поста одной мамы в социальной сети Facebook: в группе для мамочек она написала, что находится в больнице со своим ребенком и рядом в палате — малыш из детдома. Она просила других мам просто принести какие-нибудь вещи для него.

Это был первый раз, когда я узнала, что дети в больнице оказываются одни. Раньше, как и большей части общества, мне казалось, что кто-то же о них заботится…

Вечером 31 августа 2017 года я написала свой первый пост об идее как таковой. Пост той мамочки не давал мне покоя, но я, конечно, тоже металась: ну что же я могу? Ни знаний у меня в этой области, ни опыта, просто было чувство, что с этим надо что-то делать.

Я вышла из душа и решила, что должна поделиться своей идеей, чтобы понять, беспокоит ли это еще кого-нибудь или я такая одна. Мне было важно понять, готовы ли люди поддержать мою инициативу.

Я написала, и очень многие отозвались, моим постом поделились более тысячи человек, я получила более 1000 писем, было много комментариев, и я поняла, что не одна.

Кто-то сразу предлагал реальную помощь, кто-то хотел оказать финансовую поддержку, но у меня еще не было ничего, чтобы это принять. Это был первый толчок, когда я поняла, что люди поддерживают.

«Это дело для сердца»

— Какой у тебя был статус на тот момент — кто ты по образованию, профессии?

— Все у меня спрашивают, не из детдома ли я сама… Но нет, я не из детдома, у меня нет никакой связи с этой темой, у меня нет образования в этой сфере.

По образованию я сотрудник культуры: руководитель культурного учреждения, бакалавр предпринимательства в области культуры.

На тот момент я была в декрете. Я просто верю, что в моем сердце есть боль за этих детей, в моем сердце они занимают особое место…

Наверняка это связано и с тем, что у меня самой родился ребенок и я могла пропустить через себя все это намного сильнее — что значит, когда ребенок из детдома остается один, особенно вскоре после рождения, когда еще только что он был неразлучен с мамой.

Сейчас это дело для сердца, а работой для меня стала программа поддержки Plecs, которая напрямую связана с инициативой; там я консультирую семьи, которые уже приняли ребенка из детдома или близки к этому.

— Когда инициатива начала свою работу, сколько человек в команде, кто они?

— Мы начали работать 5 февраля 2018 года — скоро нам исполнится годик. Это был первый рабочий день в больнице.

Сейчас в команде шесть нянечек. Когда я их искала, главным для меня было осознание миссии. Для меня не был важен опыт, образование, главное — чтобы у них болело сердце за таких деток.

Я задавала вопрос при отборе: почему ты хочешь помогать детям из детдомов, почему они особенные? Девочки, которые отвечали, что для них все дети особенные, — по мне давали неправильный ответ. Для меня было важно, чтобы эти дети были более особенными.

Отбор был очень серьезным, в нем участвовали доула, старшая медсестра Детской больницы, приемная семья и я.

Отобранные девушки прошли обучение; самым важным было то, как работать с эмоционально травмированными детками, потому что дети из детдомов такие. Еще они обучались хэндлингу новорожденных, гигиеническим требованиям больницы, чтобы не причинить вреда ни себе, ни деткам. Конечно, каждая получила и профессиональный сертификат няни.

Все серьезно, это не случайные девушки. За год у нас сменилась только одна нянечка, и то она не ушла совсем — она просто начала учиться на неонатолога и работать там же, в больнице, в отделении неонатологии.

Есть в команде девушки, которые помимо этой работы еще работают SOS-нянечками. Байба, например, декорирует свадьбы и мероприятия, Карина учится на акушерку — все очень по-разному, но для всех это основная работа.

На данный момент штат укомплектован, я пока не делаю следующего шага и не принимаю еще нянечек, потому что бывают моменты, когда у нас только один ребеночек, и тогда уже имеющиеся шесть не могут закрыть полное рабочее время по графику. Если увидим, что понадобится больше, — будем расти.

Сейчас няни работают по две одновременно, каждая у своего ребеночка, с 8.00 до 20.00. Изначально думали, что одна будет в дневную смену, вторая — в ночную, но опыт показал, что в этом нет необходимости и важнее быть днем. Хотя если больница говорит, что конкретному ребеночку важна помощь и ночью, мы всегда отзываемся.

«Государство нас не поддерживает»

— Как вы узнаете о больных детках, поступивших в больницу?

— От старшей сестры, от сестер отделений, а также нам звонят сами детские дома, потому что мы распространили информацию о своей помощи.

Пока мы только в Риге, но знаю, что нас ждут и в других городах. Очень надеюсь, что такая возможность будет.

По статистике, у нас не было больше 10 детей в месяц и ситуацию по Риге мы покрываем, хотя с оговоркой, как когда.

Бывают и ситуации, когда необходимы одновременно пять нянечек. В таких ситуациях приоритет для нас — дети из детских домов, потом дети из приемных семей, и только потом — из многодетных семей.

— Ты регулярно сообщаешь о собранных пожертвованиях, эти суммы варьируют от месяца к месяцу… Как живет проект с финансовой точки зрения?

— После сюжета на LTV мы собрали рекордную сумму в 8000 евро. А в среднем в месяц мы собираем 200-300 евро. Бывает, что с телефона пожертвований приходят 40 евро, которые мы и платим оператору за услугу.

Мы платим за эту услугу, и пока не будем закрывать номер, потому что я вижу, что есть люди, которые звонят регулярно. Например, я вижу в отчетах, что один номер позвонил 100 раз, а это уже более 700 евро от одного человека. Из-за них я не хочу закрывать эту линию.

Многие спрашивают, почему 7,11 евро — так много, и мой ответ: потому что аудитория наша маленькая, и с 1,50 евро мы собрали бы намного меньше.

Еще на самом деле только что, 30 ноября, закончился проект от Latvenergo; мы получили почти 22 000 евро для инициативы, и это стало нашей основой, чтобы платить зарплату нянечкам.

Благодаря этому проекту и тому сюжету у нас есть небольшие накопления. Трудно сказать, насколько этого хватит, но исходя из того, что весь месяц работают все шесть девушек, — в среднем это 3000 евро ежемесячно. На три месяца у нас пока есть, но понятно, что надо еще.

— За это время была ли какая-то поддержка со стороны государства?

— В принципе, нет. Я однажды обратилась в министерство благосостояния с вопросом, сколько детей из детдомов проходят через больницы, потому что в больницах такого учета не ведут, но и там ответа не получила. Вот и вся коммуникация с государством.

Знаю, что были собрания с представителями больницы о том, есть ли необходимость в поддержке таких детей, но со мной потом никакой связи не было…

«Возможно всё!»

— Как реагировала Детская больница, легко ли тебя приняли?

— Очень быстро после того поста 31 августа, буквально спустя пару недель, состоялась встреча с больницей. У нас уже был план, мы не пришли как чистый лист, у меня была команда. Был юрист, который помогал.

На первую встречу я пошла не одна: со мной была девушка, которая работала нянечкой, были представитель из общества «Латвийский христианский альянс для сирот» и мама из приемной семьи. И были четверо со стороны больницы.

У больницы были вопросы и большой скепсис, потому что мы не первые и не последние с такой идеей…

Самым плохим оказался предыдущий опыт, который провалился. Мой подход отличался тем, что это не будет добровольная работа, потому что в долгосрочной перспективе я не вижу, как удержать команду, ведь всем людям необходимо оплачивать счета, есть, — я сразу знала, что это не будет на добровольной основе.

Скептически относились к тому, сколько мы протянем, и время от времени я слышу разговоры о том, что мы будем делать, когда у нашей конторы закончатся деньги…

Конечно, сейчас больница очень нас хвалит. Врачи, которые наблюдают детей, по-настоящему ценят работу девочек и видят разницу.

— Какие главные выводы ты сделала для себя, пройдя путь от поста до сегодняшнего дня?

— Наверное, главное — это то, что все возможно. Мне сначала казалось, что у меня нет опыта в этом, что я одна, как я это сделаю и чем я такая особенная, чтобы у меня все получилось, но потом я поняла, что это все нормальные вопросы, которые рождаются у каждого, кто начинает что-то новое. Не надо бояться, когда ты что-то хочешь делать, — будут люди, которые готовы поддержать, помочь реально на деле… Это мотивирует.

Я горжусь, что все получилось, вот-вот будет год, и я горжусь этими фантастическими девушками с ощущением миссии и любовью к работе как к призванию.

Говоря о детях… на самом деле они не встречали нас с распростертыми объятиями, скорее даже наоборот, потому что они не привыкли получать внимание и заботу, но потом, конечно, счастье и радость быть рядом.

Дети ценят, а особенно родители из многодетных семей. У нас есть девочка, которой мы помогаем с первого дня проекта, и ее мама называет нас ангелами, которые пришли в ее жизнь!

(https://rus.tvnet.lv/6472100/gorko-kogda-rebenok-v-bolnice-odin-ona-prosto-ne-mogla-proyti-mimo)

«Не надо бояться, когда ты что-то хочешь делать, — будут люди, которые готовы поддержать, помочь реально на деле… Это мотивирует.

«Говоря о детях… на самом деле они не встречали нас с распростертыми объятиями, скорее даже наоборот, потому что они не привыкли получать внимание и заботу, но потом, конечно, счастье и радость быть рядом.

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *