Пошкус и пустота

• 21.12.2011 • ПерсонаКомментариев (0)745

В пятницу на экраны сразу трех рижских кинотеатров — Splendid Palace, Citadele и Cinamon — вышел новый фильм Юриса Пошкус Kolka Cool*.

«Смерть тебе» — таким было рабочее название картины кинокомпании FA Filma о жизни обитателей Курземского побережья. Столь сурово переводится с ливского языка название поселка Колка (по-ливски Куолка), в котором и разворачиваются события.

По наблюдениям режиссера, в этих краях живут особенные латыши с взрывным грузинским темпераментом. Но так как основную массу зрителей столь смачное название могло отпугнуть, съемочная команда сменила его на более жизнерадостное Kolka Cool (в пер. с англ. — «Крутая Колка»).

Крутая Колка

 

— Название Kolka Cool отсылает зрителя к лимонаду в яркой баночке, сладкому и вкусному, но ненастоящему напитку, — объясняет режиссер свою задумку. — Оно передает идею фильма — он о нашей внутренней пустоте, когда снаружи мы обрастаем все больше, а в душе у нас остается все меньше.

Все, без чего мы не можем представить сегодня свою жизнь — навороченные телефоны, планшетные компьютеры, социальные сети, несколько адресов мейлов, интернет-телефония, — вроде бы должны облегчать нам жизнь и экономить драгоценное время.

Но в итоге получается наоборот: времени на самих себя у нас как раз и не остается. А эмоции, пока мы только успеваем отвечать на телефонные звонки и переписываться в чатах, практически испаряются.

Впрочем, героям фильма так же далеко до достижений технического прогресса, как от Колки до Риги. Это живя в городе, мы пытаемся заполнить образовавшуюся пустоту шоппингом, процедурами в салонах красоты и светскими вечеринками.

Люди на селе развлекаются по-своему: глушат пиво в спортивных штанах, лузгают семечки, дерутся и имитируют подвиги автогонщиков на старых иномарках.

Тема фильма непростая и даже грустная. Но снят он в жанре комедии — над абсурдными диалогами героев я хохотала с начала сеанса до самых финальных титров. Юрис Пошкус подчеркивает, что его фильм хоть и авторское кино, но результат коллективного труда.

Канву сценария создал Юрис, но свои бусинки на нее нанизала вся актерская команда — в ход шли не только прописанные сценарием тексты, но и импровизации. Бывало так: днем писали сценарий, а ночью снимали очередной эпизод.

В главных ролях снялись известные латвийские актеры Артус Кайминьш (звезда спектакля К. Серебренникова «Мертвые души» в Национальном театре, снимался в фильме российского режиссера С. Мокрицкого «Четыре возраста любви», будет участвовать в его новом фильме «Москва нуар»), Андрис Кейшс, Ивета Поле, Варис Пинькис и др.

Часть историй в фильме — не плод фантазии режиссера, а услышанные и увиденные реалии курземской жизни. Один эпизод сделан при участии известного российского сценариста Александра Родионова («Все умрут, а я останусь», «Сказка про темноту» и др.), работающего методом verbatim: актерам в уста вкладываются реальные монологи обычных людей.

Происходящее на экране максимально реалистично, но оторвано от времени. Юрис сознательно сделал свой фильм черно-белым, лишил героев социального контекста и уровня доходов. События в фильме могли разворачиваться как 15 лет назад, так и 10 лет спустя, как здесь, так и там.

Латыши с грузинским темпераментом

 

— Действие нашего фильма с таким же успехом могло происходить не на Колке, а в Энгуре или Лиепае, — считает режиссер. — Все Курземское побережье очень интересный регион. У его жителей особый характер и своеобразная культура — все-таки они впитали наследие ливов.

В тех краях исторически ничего не росло, вместо плодородной земли там голый песок. Главным промыслом местных жителей издревле была рыбная ловля, а еще население промышляло разбоем: приманивало к берегу торговые корабли и грабило их.

У тамошних жителей и сегодня грузинский темперамент. Kolka Cool — фильм про эту особую среду, которая в силу исторических обстоятельств оставалась отрезана от всего мира.

В советские времена Курземское взморье на протяжении сорока лет оставалось пограничной зоной — попасть туда можно было только по специальному пропуску.

Поэтому местные нравы законсервировались и благополучно дожили до наших дней.

Спасение от пьянок

 

Особый предмет режиссерского интереса в фильме — царящий в Курземе матриархат. Роль матери в здешних краях очень сильна. Повзрослев, мужчины продолжают жить под крылышком властных родительниц до самой женитьбы — прямо как в итальянских семьях.

Женитьба же для них своего рода спасение от привычного уклада жизни с пьянками и потасовками. Потому что в таком случае появляется прекрасная отговорка для друзей: «Я не могу, у меня же семья!»

— У итальянцев связь с семьей остается сильна всю жизнь, — продолжает режиссер. — Они просто не понимают, как скандинавы могут отправлять своих стариков в дома престарелых. В Курземе что-то похожее.

У латышей многое является пережитками матриархата. Многие языческие боги были, как правило, женского пола и связаны с силами природы. Священное для латышей дерево липа — женского рода.

В латышском языке «mзness» («луна») — мужского рода, а «saule» («солнце») — женского. То есть свет и сияние жизни исходят от женщины, матери. В Курземе эти этнографические особенности очень хорошо сохранились — ведь ливы до последнего держались как отдельная народность.

Что делать?

 

Kolka Cool не этнографическое исследование, а трагикомедия о поколении 25-летних — они уже не юнцы, но и взрослой жизнью жить не желают. И самое страшное — у них отсутствует мотивация что-то менять в привычном раскладе. Действительно, зачем что-то делать, если можно ничего не делать?

— Такие же люди и ситуации, как в Kolka Cool, встречаются и в Риге, и в Париже, и в Питере, — уверен режиссер. — Это скорее портрет типажей нашего времени, когда работать, как раньше, стало не обязательно.

Эта легкость бытия создает поток не связанных между собой событий, некий абсурд. Вырваться из него можно, только придав жизни целесообразность — например, благодаря любви. В целом это фильм о поисках смысла жизни, если можно так банально выразиться.

Некоторые диалоги в фильме в стиле почти что беккетовского абсурда: «Что будем делать?» — «Давай делать то, что ты хочешь». — «Нет, давай то, что ты хочешь». — «А что ты хочешь?» — «Я первая спросила…» и т. д.

— Что делать, когда нечего делать, — последняя в списке насущных проблем, — продолжает Юрис Пошкус. — Мы ставили не социальные задачи во время работы над фильмом, а стремились дойти до конца, до дна в исчерпании интересного.

Режиссер не сомневается, что история не носит локальный характер и будет интересна в Европе.

Интересно, что фильм был закончен в Латвии при поддержке частных инвесторов. И уговорить их в самый разгар кризиса выделить деньги на кино было не трудно.

— В искусстве как раз не кризис, — подчеркивает режиссер. — В условиях экономического упадка люди даже больше ходят в кино, культурно развлекаются и в целом веселее живут.

Главная проблема современного латвийского кино заключается в том, что в нем занято мало людей. Съемки нескольких фильмов в год не могут обеспечить непрерывный цикл, во время которого работники киноиндустрии могли бы совершенствоваться.

Большая часть в свободное от съемок время вынуждены подрабатывать в рекламе и на телевидении. Кино для них становится хобби, а в таких условиях невозможно стать специалистом высшего класса. Но будем надеяться, что это временное явление.

 

Досье «Субботы»

Латвийский режиссер Юрис Пошкус снимает редко, но метко. В 2007 году документалист переключился на игровое кино — и очень успешно.

Его дебют «Монотонность» — о том, как сельская девушка бежит от скуки из провинциальной глубинки в латвийскую столицу, но и в Риге сталкивается с рутиной и монотонностью.

Фильм получил две главные национальные кинонаграды «Большой Кристап» за лучшую режиссерскую работу и женскую роль и хорошо пошел в России. На кинофестивале «Киношок» он был признан лучшей режиссерской работой, а на Московском Международном кинофестивале победил в программе «Перспективы». Потребовалось даже выпустить DVD с русскими титрами.

На ММКФ Юрису вручили практичный приз — 10 тысяч метров пленки на новый фильм. Правда, в них он все равно не уложился. Всего на съемки Kolka Cool потребовалось 27 тысяч метров пленки, а к государственному финансированию приплюсовались усилия частных инвесторов (фильм закончили при поддержке компаний Capital и Anfor и частного инвестора Улдиса Динне), чешской компании Moloko Film.

Компания Fa Filma спродюсировала также нашумевший документальный фильм «Дела семейные», обласканный международными кинофестивалями.

* Фильм демонстрируется на латышском языке с английскими субтитрами.

 

 

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *