Политика превращает женщину в мужчину

• 20.07.2011 • ИнтервьюКомментариев (0)762

Этот вопрос уже полтора месяца волнует наших телезрителей, которые видят знакомое лицо на латвийском канале. «Суббота» встретилась с Александрой Буратаевой и получила информацию из первых рук.

Ее уход с телевидения в политику совпал с исторической сменой власти в России. Именно она, калмыцкая красавица Александра Буратаева, вела тот легендарный выпуск новостей от 31 декабря 1999 года, в эфире которого Борис Ельцин сообщил народу о передаче своих полномочий Владимиру Путину. А потом были восемь лет работы в Госдуме России…

Когда Буратаева вернулась на родное телевидение, мы потеряли ее из виду, потому что программы, которые стала вести Александра, в Латвии не показывали.

И вот в начале нынешнего лета известная телеведущая неожиданно появилась в эфире 1-го Балтийского канала. Практически каждый вечер она теперь знакомит нас с местными новостями.

Последствия первоапрельской шутки

 

— Предыстория моего появления у вас началась год назад, когда я в первый раз приехала в Ригу, — рассказывает Александра. — У нас тогда было ужасное лето: в Подмосковье горели леса, в столице было абсолютно нечем дышать. Я стала думать, куда бы уехать — так, чтобы недалеко. Выбор пал на Юрмалу.

Попросила свою подругу Аллу Духову помочь найти жилье. С ее помощью мы арендовали дом у человека, с которым очень подружились. Я даже свидетелем у него на свадьбе стала и несколько раз в течение года приезжала в Юрмалу.

В один из таких приездов, 1 апреля, заглянула к коллегам на 1-й Балтийский канал. Они говорят: «А слабо разыграть нашу публику? Можешь Юру Кушпелло в эфире подменить?»

А меня на слабо не надо брать. Я ведь как та женщина, которая коня на скаку остановит. Надо разыграть публику? Легко!

Нацепила первый попавшийся пиджак и отправилась в студию. Когда запись вышла в эфир, далеко не все восприняли это как первоапрельскую шутку.

Но, как говорится, в каждой шутке есть только доля шутки. Мне предложили серьезно посотрудничать с вашим каналом. И я согласилась — летнее время у меня, в принципе, не так сильно занято.

— И каково вам после Москвы здесь работается?

— Честно говоря, первое время было трудно. Поскольку то, что у вас на телевидении делает один человек, в Москве делают минимум пять, а иногда и десять человек.

И, конечно, меня там разбаловали. Здесь мне это хорошо дали понять.

Я даже вспомнила свои первые годы работы на телевидении в Калмыкии. Я тогда тоже одновременно и ведущей была, и функции главного редактора выполняла. Сама тексты писала, монтаж делала. В принципе, в регионах, наверное, до сих пор так и работают. Бюджеты у телеканалов все-таки не такие большие.

Но вместе с тем это очень хорошо, потому что со временем из-за тепличных условий ты не то чтобы потихонечку теряешь квалификацию, но слишком сильно начинаешь полагаться на других людей.

Москва — это каменные джунгли

 

— А чем вам пришлось в Москве пожертвовать, чтобы иметь возможность здесь работать?

— Никаких жертв не было. Я по натуре трудоголик и не могу просто так отдыхать. Если нет нагрузки, мне скучно даже во время отпуска.

В Риге у меня получается совмещать полезное с приятным. Утром встаю, еду в Юрмалу, где можно и по пляжу погулять, и спа посетить. После обеда — на работу.

Мне очень нравится ваш климат. Нравится, что есть возможность дышать свежим воздухом. Первое, что здесь купила, — велосипед. Кататься вдоль моря — это такое счастье!

А самое главное для меня то, что у вас все находится в 15-минутной доступности — и море, и работа, и дом!

Вы ведь уже не замечаете всей красоты вашей природы, не цените то время, которое у вас освобождается за счет отсутствия сумасшедших пробок на дорогах. Мы, москвичи, научились все это ценить, потому что живем в каменных джунглях. Потому что из-за нехватки свежего воздуха и отсутствия природы потихонечку сходим с ума. Я, например, добираюсь до работы в Москве два часа. Недавно посчитала, сколько времени провожу в машине, — получилось полжизни.

А с возрастом, знаете, как-то больше хочется тратить время на свое творческое развитие.

— Может, насовсем к нам переберетесь?

— Была бы моя воля — все бросила бы и переехала. Но в Москве меня очень много дел держит.

Я работаю в межгосударственной телекомпании «Мир» и смогла построить там свой график так, что он пока позволяет мне с определенной периодичностью на недели сюда приезжать. А в августе у меня вообще будет отпуск.

Первая нацменка на голубом экране

 

— Вас не удивляет, что ваше лицо у нас помнят?

— Когда я под Новый год приезжала, так радовалась, когда гуляла по улочкам Старой Риги: меня никто не узнавал. А потом оказалось, что там преимущественно иностранцы гуляют.

И как только я зашла в обычный магазин, меня тут же назвали и по имени, и по фамилии. И спросили, что я тут делаю… Так что Рига — это не то место, где прятаться можно.

А помнят меня, наверное, потому, что я была первой нацменкой, которая появилась на экране. Люди всегда хорошо запоминают того, кто был первым.

— А как вам удалось стать этой первой?

— Мне кажется, если человек чего-то хочет добиться в области, где велика конкуренция, он интуитивно будет искать пути для совершенствования.

В советское время нацменов на пушечный выстрел не подпускали к Центральному телевидению. Тогда была строгая установка ЦК КПСС, что все дикторы должны быть славянской внешности.

С началом перестройки в этом плане наступило потепление. Я работала на калмыцком республиканском телевидении, была такой юной демократкой, которая много думала о том, почему в нашей многонациональной стране эта установка действует.

И решила поехать в Москву, на курсы повышения квалификации. Попала на последний курс, который вел знаменитый Кириллов. До сих пор, когда его встречаю, говорю: «Большое вам спасибо. Благодаря вам я по сей день имею работу».

И вот в один из приездов на сессию в «Останкино» я увидела объявление о конкурсе на телеведущих Центрального телевидения. Требования к конкурсантам были примерно следующие: хорошая дикция, приятная внешность, знание иностранных языков.

Я подумала: все про меня. И подала документы. А однокурсники меня тут же расстроили: мол, этот конкурс чистая формальность. Всех уже давным-давно отобрали по блату.

Я расстроилась, но все-таки пошла пробоваться. И меня взяли. Прежде всего из-за того, что я одна была такая внешне оригинальная. А потом уже из-за того, что у меня были опыт работы, хорошая память и умение редактировать тексты.

Как Буратаева Батурину победила

 

— Если исходить из новостей, с которыми вы у нас теперь ежедневно работаете, какое впечатление у вас складывается о нашей стране?

— А новостям не надо верить! Я всегда полагаюсь на собственное мнение.

Мне нравится, что ваши депутаты во главе с мэром Риги могут спокойно и безо всякой охраны ходить по городу, никто к ним не пристает. Вы даже не представляете, что у нас было бы, если бы тот же Лужков в свое время прошелся просто так по улице. За ним толпа народа бежала бы: «Помогите починить водопровод, заасфальтировать лунку в моем дворе!»

У нашего народа менталитет другой. И я хорошо знаю, как сложно приходится в России публичному человеку. Никакой личной жизни.

Еще мне очень нравится ваш новый президент. Симпатичный мужчина. У него какой-то приятный имидж. Это мое чисто женское мнение. Я никогда с ним лично не общалась, но если судить по его выступлениям на телевидении и в газетах, говорит он хорошо.

Рада, что он пригласил президента России посетить Латвию и встретился с нашим послом Вешняковым. Что делает какие-то шаги навстречу России. Словом, я очень в него верю.

Кстати, когда я к вам в первый раз приехала, мне сказали: «О, у нас здесь так все спокойно! Ничего нового не происходит». В следующий раз весной приезжаю — мэр Риги в больницу попал, еще через неделю — президент в отставку Сейм отправил, потом нового президента избрали, потом референдум запланировали…

Нет, говорю, это у нас в России все спокойно. Это у нас все идет по плану.

— А кто, на ваш взгляд, будет следующим президентом России?

— По моему субъективному мнению, Путин. У него сейчас больше рейтинг.

— А из нашей политической элиты успели с кем-то познакомиться?

— С Нилом Ушаковым во время концерта к 9 Мая, который меня пригласили у вас вести. Он молодой, энергичный.

Поразило, что он так честно и открыто отчитался, сколько денег потратил на свое лечение. Чуть ли не результаты анализов представил на пресс-конференции.

У нас никто из политиков никогда в жизни не признался бы.

А с послом РФ в Латвии Александром Альбертовичем Вешняковым я знакома давно. Он мне лично удостоверение депутата вручал, будучи председателем Центризбиркома.

Дело в том, что на первых выборах я победила Елену Батурину. Она почему-то вместе со мной решила баллотироваться по моему родному калмыцкому краю. А место было одно. Между нами была жесткая борьба. И я победила.

По закону мне тогда нужно было в течение пяти дней оставить работу на Первом канале. Было это в декабре 1999 года. Я написала заявление, его приняли и предложили мне провести новогодний выпуск программы, в котором я должна была сказать, что стала депутатом и ухожу с телевидения, после чего поднять бокал с шампанским и поздравить всех с Новым годом.

Мы все подготовили к записи этого эфира, даже компьютерный снег. А когда утром пришли на работу, нам принесли кассету с заявлением Ельцина об уходе в отставку.

И мы с головой погрузились к подготовке выпуска, который смотрели во всем мире. Естественно, смотрела его и команда Батуриной. Они записали выпуск и подали на меня в суд, потому что я не оставила работу.

Судились мы два месяца. Новая Дума уже вовсю заседала, а я никак не могла получить удостоверение депутата.

А выиграла я это дело, потому что моим адвокатам удалось доказать, что телевидение относится к разряду творческой деятельности, коей депутатам разрешается заниматься.

Вешняков мне тогда сказал: «Да, вы стойко прошли через все испытания».

Я помню, как он работал: жестко, принципиально, неформально. Мы, честно говоря, даже расстроились, когда его послом к вам назначили, потому что таких политиков мало в России.

— Почему в итоге вы ушли из политики?

— Потому что в какой-то момент стала понимать, что превращаюсь на этой работе в мужчину. Что как женщину меня уже никто не воспринимает.

Когда узнала, что меня называют Пиночетом в юбке, — поняла, что пора задуматься об уходе. И на восьмом году своего депутатства я уже постоянно думала только о том, когда все закончится.

Да, мне нравилось помогать людям. Но дело в том, что я никогда и нигде не люблю быть статистом. Если работать — значит, надо реальные решения принимать.

Политика слишком тяжелая и ответственная работа. Пусть ею мужчины занимаются. Я хочу остаться женщиной.

— Вас уговаривали остаться?

— Напротив, все только обрадовались: место освободилось! Вообще, о политике я не люблю говорить. Слишком хорошо знаю, как там внутри дела обстоят.

И о вашей политике тоже наслышана — везде примерно одно и то же.

Открой Интернет и узнай, кто ты есть!

— Вы все по жизни решаете сама?

— Если мне интересно чем-то заниматься, я кидаюсь в это как в бой. Когда понимаю, что не мое, — ухожу.

Сейчас меня очень беспокоит, что я уже больше двадцати лет живу в Москве и энергетика этого города начинает меня съедать. Поэтому ищу места подальше от Москвы, чтобы совмещать отдых и работу.

Дочка у меня уже выросла, у нее своя жизнь. Она живет и учится в Италии. Мне можно задуматься о себе. Наверное, судьба не просто так привела меня к вам в Ригу. А зачем, я еще сама не поняла.

— А чем увлекается ваш сын?

— А у меня нет сына! Я сама поразилась, когда прочитала в Википедии, что у меня еще есть сын Михаил и что нынче я депутат Мосгордумы. Откуда они это взяли?! Называется «Открой Интернет и узнай, кто ты есть».

— В Юрмале знакомых москвичей встречаете?

— Конечно! Сейчас все мои друзья-артисты к вам приезжают. Я счастливый человек — моя работа позволяет мне встречаться с лучшими, интересными и талантливыми людьми.

Десять лет назад я познакомилась с маэстро Паулсом, когда вместе с артистами вашего русского театра он приезжал в Москву на гастроли со спектаклем «Сестра Керри». Потом мне подарили диск с песнями из этого спектакля. Я очень часто его слушала и многие музыкальные вещи до сих пор на ухо помню.

А в начале этого лета на сольном концерте маэстро в «Дзинтари» услышала новые потрясающие симфонические обработки этих мелодий. У меня даже мурашки по телу пошли!

 

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *