Можно ли предсказать будущее Латвии?

• 14.05.2015 • ИнтервьюКомментариев (0)1796

Ученик братьев Стругацких уверен, что это возможно!

Что общего у «Замка света» и Владимира Путина

На прошлой неделе библиохранилище «Замка света» пополнилось уникальным изданием. Петербургский писатель-фантаст, исполнительный директор издательства Terra Fantastica Николай Ютанов преподнёс в дар нашей Национальной библиотеке уникальную книгу — полное собрание сочинений братьев Стругацких в одном томе. Соавтор идеи — рижский художник, журналист, издатель Владимир Решетов.
Гигантская книга Стругацких весит 14 кг, в ней полторы тысячи страниц. Переплёт сделан мастерами-полиграфистами по технологии ручного шитья. На металлическом барельефе обложки — портреты братьев Стругацких. Цена уникальной книги Стругацких на аукционах мира — свыше 10 000 долларов. А её тираж — всего 10 экземпляров! — мгновенно разошёлся по частным коллекциям (по слухам, одна из этих книг находится в коллекции президента России Владимира Путина).
* * *
«Суббота» побеседовала с дарителем книги — писателем-фантастом Николаем Ютановым, учеником Бориса Стругацкого, который помимо издательской деятельности руководит группой конструирования будущего.

По заветам братьев Стругацких

— Николай Юрьевич, почему вы привезли в Ригу именно эту книгу?
— Рига для меня особенный город. С 1985 года здесь проходили семинары молодых писателей-фантастов. Кстати, мало кто знает, но повесть Стругацких «Отягощённые злом» впервые увидела свет именно в Риге!
— Ваше издательство уже более 15 лет выпускает сочинения братьев Стругацких. Вы были их литературным агентом. Расскажите, какими вы запомнили этих известных всему миру писателей-фантастов?
— Борис Натанович ушёл от нас совсем недавно — в 2012 году. Он запомнился мне человеком резким, решительным, непримиримым… А вот его брат Аркадий, напротив, был мягким, очень общительным. Мне приятно считать их обоих своими учителями.
Работали братья Стругацкие так: идеи придумывали в письмах, долго переписываясь, а потом на пару недель съезжались в Дом творчества — окончательно оттачивали сюжет и собирали всё произведение воедино.

От Газпрома до Латвии

— Как вы пришли к фантастической идее о том, что будущее можно сконструировать?
— Старт нашей группы конструирования будущего был взят в 2000 году в Санкт-Петербурге. Это не было фантастической идеей. Мы изначально поставили задачу: вывести свои футурологические изыскания на реальную почву. И начали с разработок версий будущего для одной из самых ключевых структур России — Газпрома.
— Ничего себе! И что же вы предсказали его величеству Газпрому? Надеюсь, его будущее светло и прекрасно?
— Задачей нашей группы было не предсказать однозначное будущее Газпрому, светлое или тёмное. В каждом прогнозе есть несколько версий: одна, вторая, третья — выбирайте! Это не сценарий, который пишется однажды и навсегда, а варианты путей, которые могут меняться в зависимости от обстоятельств.
— В таком случае я просто не имею права не поинтересоваться: что ждёт Газпром России завтра?
— Про завтрашний день я вам ничего не скажу. Сценарий будущего может быть применим только на очень больших промежутках времени. По крайней мере, в диапазоне пяти-шести лет он не работает.
— Почему?
— Потому что все решения уже приняты, деньги выделены, программы открыты, процессы запущены…
А вот дальше может приниматься решение развития какого-то хода. По принципу «можно или нельзя», «нравится или не нравится».
Наш прогноз заключается в том, что мы чётко оговариваем цели. Допустим, ваша цель прекрасна, но для того чтобы её достичь, необходимо сделать то-то и то-то, договориться с тем и с этим, поступить так, а не иначе…
— И здесь встаёт извечный вопрос: оправдывает ли цель средства?
— Вы правы, этого вопроса никто не отменял. Для того чтобы достичь цели, часто надо заплатить. Это не всегда деньги. Иногда это статус, положение в обществе, наконец, совесть…

Что такое страны-лимитрофы?

— Я знаю, чтобы вы готовы создать аналогичный проект конструирования будущего для Латвии. Как такое возможно?
— На мой взгляд, Латвия — одна из ключевых стран, которые могут влиять на будущее Европы. В этом же наборе государств находятся Литва, Эстония и Польша. Плюс страны Балканского полуострова, тоже очень неслабые ребята.
— Но вернёмся всё-таки к государствам Балтии. Их называют странами-лимитрофами — то есть пограничными. Как можно предсказать их судьбу, если она всё время меняется в зависимости от геополитического расклада?
— Вот это как раз и замечательно! Эти страны могут стать пограничником между двумя или более образами жизни. Ведь каждая страна в Евросоюзе имеет свой образ жизни, своё влияние и своё государственное движение…
— …Которое, как ни крути, в итоге определяет большая политика!
— Да, вы правы. Но большая политика очень мало кого волнует в бытовом плане, если, конечно, война не начнётся.
— Вы хотите сказать, что государство как таковое не заинтересовано в конструировании будущего?
— Знаете, есть такое крылатое выражение: «Структуры не ходят к структурам. Ходят люди к людям».
— В таком случае кто ваш заказчик в Латвии?
— Сейчас мы пытаемся договориться с различными латвийскими вузами. Например, на днях нас очень тепло принимали в РТУ.

И никакой мистики!

— Вы сказали, что сконструировать ближайшее будущее невозможно. А какова вообще схема его конструирования?
— Действительно, указать варианты будущего на малом промежутке времени невозможно. Какие бы математические модели ни выдвигались, нельзя просчитать одну вещь — а именно, смоделировать волю. Хотя… Вариации есть! Берётся группа хороших математиков, они начинают просчитывать…
— Так что же мешает дать чёткий ответ?
— Дело в том, что единой «генеральной линии партии» в данном случае не существует.
Допустим, президент Латвии заявил, что надо двигаться в определённом направлении. И тем самым указал вектор движения политике в стране. Но ведь есть ещё и бизнес! И если ему будет мешать так называемая большая политика и у него хватит денег её купить, то, поверьте, это будет совсем другой сценарий развития государства.
В каждом случае есть личностное движение, которое должно учитываться при конструировании будущего. Есть бизнес-идея — так давайте договариваться!
— Сколько лет, по-вашему, может занять этот процесс?
— 10, 20… Иногда всю жизнь. От того, что художник посидел в сарае и нарисовал 150 гениальных картин, его будущее может никак не измениться, потому что никто про него ничего так и не узнает. Важно, чтобы его творчество было вписано в общество, затянуто в определённую среду…
Например, наша группа конструировала будущее для министерств здравоохранения и образования РСФСР. Мы делали проект развития Республики Армения…
— Это был заказ на уровне правительства?
— Ни в коем случае. Тут не может быть правительственного заказчика. Никакого мистического хода не существует, непременно должен быть личностный компонент.

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *