lukjanov

Федор Лукьянов: «Латвия страна сложносочиненная»

• 14.09.2011 • ИнтервьюКомментариев (0)739

По приглашению международного медиа-клуба «Формат A3» в Риге побывал Федор Лукьянов — российский журналист-международник, политолог, один из известных экспертов в сфере международных отношений и внешней политики. Комментарии Федора Лукьянова практически ежедневно выходят в печатных и интернет-изданиях, его цитируют крупнейшие мировые газеты и журналы. Поэтому, встретившись с политологом, «Суббота» решила задать ему самые актуальные вопросы, которые стоят на повестке дня в стране: есть ли у Латвии выход из тупика? и если да, то в каком направлении нам следует двигаться?

«Россия ваших проблем не решит!»

 

— Г-н Лукьянов, на прошлой неделе один из латвийских банкиров заявил в телеэфире, что у Латвии есть только один способ справиться с последствиями экономического кризиса — продаться России с потрохами. Как вы оцениваете такой сценарий?

— Продаться кому-либо с потрохами — это очень неконструктивная идея, которая никогда не окупается. Некоторые страны — не будем показывать пальцем — уже продались. Однако выяснилось, что такой шаг абсолютно нерезультативен: все проблемы, которые были в государстве, никуда не делись, а кроме того, возникло множество новых…

Понять такой порыв можно: людям хочется верить в чудо. Мол, мы продадимся, и кто-то большой и сильный решит все вопросы за нас. Это заблуждение. Россия проблем вашей страны не решит…

— Почему же? Я продолжу крылатую цитату банкира: «Откажемся от суверенитета, станем марионеткой, введем русский язык в качестве второго государственного, он станет официальным языком Европейского союза… Сколько Россия готова заплатить, чтобы у нее была своя марионеточная страна в Евросоюзе? 20 миллиардов? Пять миллиардов отдадим кредиторам, остальное останется».

— О, теперь я начинаю понимать автора этой сентенции! Его задача закрыть эту тему раз и навсегда!

Однако мнение о том, что России нужна страна-марионетка, ошибочно. России нужны адекватные страны-партнеры.

— А что такое адекватный партнер? Страна, которая целиком и полностью поддерживает политику России?

— Нет, здесь другие критерии. Если государство — крупное или мелкое — руководствуется своими интересами и они не совпадают с мнением России (а это бывает довольно часто!), то это нормальное явление. С таким партнером вполне можно иметь дело, но при условии, что его интересы логичны. А вот если за интересами партнеров угадываются третьи страны и, соответственно, государство-партнер является инструментом иностранной политики, то в общении неизбежно появляются технологические проблемы. Как и зачем иметь дело с такой страной? Уж лучше напрямую с тем государством, чьи интересы данная страна представляет.

Кто уцелеет под камнепадом?

 

— Сегодня многие экономисты признают, что денационализация в Латвии была ошибкой. Получается, что мы 20 лет двигались не в том направлении?

— Дело не только в денационализации. А в том, что все мы сегодня находимся на исходе одной эпохи и на старте другой. Какой будет эта новая эпоха с точки зрения экономической парадигмы и распределения влияния в мире, не знает никто. То, что происходит сейчас, — исторически закономерный, хотя и неприятный для нас процесс окончательного слома миропорядка.

Что же касается денационализации, то это всего лишь результат некого мышления, которое доминировало в Латвии после распада СССР. Тогда возникло ощущение, что западная модель единственно правильная, единственно возможная. И только теперь стало видно, что это не так.

Но это еще не конец истории, а всего лишь конец одной главы и начало каких-то новых страниц, которые заключены между этими главами. Процесс перехода от одной эпохи к другой продолжается и займет как минимум десятилетие.

— Какую стратегию необходимо выбрать в этот переходный период?

— Единственно возможная форма поведения государств и правительств — это реактивное решение всех проблем, которые возникают. Такую форму поведения можно сравнить с состоянием скалолаза, который попал в камнепад: его задача не остановить летящие с горы камни, а уклониться от них, чтобы пройти эту горную тропу с наименьшими потерями.

— Кому легче уцелеть под «камнепадом» — крупным странам или маленьким?

— И тем, и другим непросто. Большие страны думают, что они что-то определяют, и сталкиваются с тем, что получают результат либо искаженный, либо прямо противоположный тому, которого хотели бы достичь. А маленьким странам не остается ничего другого, как внимательно следить за ситуацией в мире и приспосабливаться к постоянно меняющейся обстановке.

Например, для Латвии сейчас чрезвычайно важны все события, что произойдут в ЕС. Поскольку Евросоюз сегодня находится на грани фундаментальных изменений.

Евросоюз болен аутизмом

 

— Вы как-то сказали: «Европейский союз погрузился в состояние аутизма, утонув в собственных проблемах — экономических, политических и гуманитарных». Жестокий диагноз! Означает ли это, что время ЕС прошло?

— Говоря о том, что Европейский союз болен аутизмом, я имел в виду лишь то, что обширные амбиции ЕС не сбылись. Однако я не думаю, что ЕС исчезнет с лица земли. Просто внутри него произойдут серьезные изменения в направлении качественного расслоения…

— Это ощущается уже сейчас. Страны в ЕС делятся по сортам: первый, второй, третий…

— Так происходит в любом союзе: крупные страны решают — мелкие подчиняются. Положение усугубляется тем, что внутри Евросоюза существует глубочайшая диспропорция: валюта одна, а экономических политик 17.

Я думаю, что со временем в Европейском союзе выделится какое-то ядро, задачей которого будет спасти евро.

— Какие страны, по-вашему, войдут в это ядро?

— Вот это самый интересный вопрос! На сегодняшний день основой системы являются Франция и Германия. Но уже сейчас мы наблюдаем процесс расхождения этих стран: Франция заявляет политические амбиции, а Германия, хоть и остается по-прежнему экономической опорой ЕС, потерялась в политических делах, утратив ту среду, в которой развивалась в течение многих лет.

Недавно один из известных экономистов выступил в The Financial Times с весьма экстравагантной версией о том, что пора не Грецию исключать из еврозоны, а наоборот — Германии и Франции ввести свою валюту.

— Словом, прощай, евро? Прощай, ЕС?

— Надеюсь, что европейцы все-таки учтут опыт Советского Союза, когда резали по живому, и поступят более гуманно. Но то, что Евросоюз изменится, неоспоримый факт: возникнут ядро и периферии разной степени. Куда попадут Балтийские страны, пока неясно. Но очевидно, что неплохие шансы попасть в ядро у Эстонии, которая ввела евро.

Почему нас обогнала Эстония

 

— Почему, на ваш взгляд, Эстония так стремительно обогнала Латвию и Литву? Ведь 20 лет назад все Балтийские страны находились на равных стартовых позициях…

— Я думаю, что здесь вопрос исключительно политический. Можно по-разному относиться к политике эстонских властей за последние 20 лет. Но по степени целеустремленности и способности воплощать в жизнь выбранную модель, невзирая на социальные и экономические издержки, Эстония резко отличается от Латвии и Литвы.

Плюсы этой страны в том, что, выбрав политику постоянного давления на людей и затягивания поясов, она все-таки нащупала свою нишу. И выстроила устойчивую монетарную систему, которая способна выдерживать удары извне.

— Почему это не удалось сделать Латвии?

— Я не специалист по Латвии, но со стороны мне кажется так: пока в Эстонии что-то целенаправленно воплощали в жизнь, в вашей стране шарахались из стороны в сторону и ярко выраженной политической воли не было.

В результате на сегодняшний день в Эстонии налицо последовательное применение некой модели. Хотя и не исключено, что впоследствии эта модель окажется ошибочной…

Нужно избегать внутреннего раздрая!

 

— Сегодня Латвия в тупике. Ее жители слагают анекдоты о своем государстве — правда, очень грустные. Ну, например: «Сдается страна с видом на море. Парковка и шпроты бесплатно».

— Сдаваться вам некому. Вступление в ЕС было вашим выбором исторического пути. Проблема в том, что этот путь оказался очередной развилкой. Вы думали: вот мы вступили в Европейский союз и теперь будем двигаться по ровной, накатанной колее. А колея вдруг начала вилять и петлять…

— Но в России, которая не вступала в ЕС, сейчас тоже немало проблем…

— Совершенно верно. Мы все живем в эпоху транзита неизвестно куда. В такой ситуации ключевым вопросом выживания любой нации — неважно, крупной или мелкой, — является достижение некоторой внутренней стабильности. Я даже не побоялся бы слова «гармония».

Ведь в чем заключается главная особенность современного мира? В том, что отгородиться от внешних процессов не может никто. Ну разве что Северная Корея… (Улыбается.)

Глобальная среда такова, что сегодня все государства подвергаются постоянному влиянию внешних факторов. Как только внутри страны возникает диссонанс или колебания, они мгновенно вступают в резонанс с волнами мирового масштаба… И если в иной ситуации эти колебания тихо сошли бы на нет, то сейчас они рождают бурю. Самый яркий пример тому — арабский Восток.

— Есть ли у вас рецепт для спасения Латвии?

— Рецепт для любой страны сейчас только один: не вызывать дисбаланса, избегать внутренних колебаний. Латвия страна сложносочиненная. Чем больше внутреннего раздрая и источников колебаний, тем тверже гарантия, что они вступят в резонанс с колебаниями извне.

Поэтому главная задача всех государств мира сегодня — это общественная гармонизация и внутренняя гармония. Возможно, этот совет звучит несколько… по-китайски, но на сегодняшний день он един для всех стран — как маленьких, так и больших, включая Россию и США.

Кто встанет у руля в России?

 

«Суббота» не могла не поинтересоваться у Федора Лукьянова, кто, по его мнению, станет следующим президентом России. Путин? Медведев? Или кто-то еще?

— Вопрос о том, кто будет президентом России, безусловно, архиважный. Но перед тем как дать свой прогноз, я хочу сделать небольшой экскурс в историю.

Четыре года назад выборы сопровождались чудовищными накруткой и накачкой: «Путин, не уходи! Куда мы без тебя?! Пропадем! Кругом враги!» — и пр. Кампания сопровождалась множеством эмоций и шла по нарастающей. Ее апофеозом был съезд движения за Путина. И вдруг…

Принимается решение, абсолютно не связанное со всей кампанией! Во-первых, Путин решает не оставаться у власти. Во-вторых, из всех имеющихся вариантов он выбирает либеральный!

Из этого следует простой вывод: все, что происходило до выборов, делалось для того, чтобы финальное решение стало неожиданным.

Я думаю, что и сейчас случится что-то подобное. А поскольку все думают, что Путин вернется, у меня возникают большие сомнения по этому поводу…

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *