VM7Z9640

Юрий Поляков: " Российская империя — самая гуманная"

• 13.02.2012 • ИнтервьюКомментариев (0)633

По приглашению международного медиа-клуба «Формат- A3» в Риге побывал Юрий Поляков — главный редактор «Литературной газеты», член совета по культуре при президенте России. Зал гостиницы «Рига», где проходила встреча, был забит до отказа. Вопросы сыпались один за другим: о судьбе русской литературы в Латвии, о свободе прессы, о русском языке.

Великий, могучий, мировой

— Русский язык — это мощный инструмент русской государственности. За ним стоит такой культурно-исторический опыт, состязаться с которым не просто трудно, но совершенно невозможно. Давайте называть вещи своими именами: русский язык — это единственный мировой язык на террритории бывшего СССР. Все остальные языки — региональные. Не хочу никого обижать, но так уж сложилась история.

Русский язык — это язык, на котором созданы мировые шедевры, на котором велась политическая деятельность планетарного масштаба. А потому неудивительно, что русского языка так боятся в постсоветских государствах. Потому что полагают: вместе с русским языком вернется и влияние России.

Но давайте разберемся: а было ли это влияние таким плохим, каким его рисуют?

Если освободиться от мифологии, которая придумана после развала СССР, то выяснится, что русский вариант сложения империи был самым гуманным.

От добра добра не ищут

— Подсознательное отношение малых этносов к «метрополии» и «имперскому народу» определяется тем, при каких обстоятельствах зажили вместе: волей или неволей, бескровно или с кровью, давно это случилось, как с финно­-уграми, или недавно, как с народами Северного Кавказа. Что приобрели, а что потеряли, попав под скипетр.

Национальный вопрос, если помните, клокотал во всех бунтах и смутах, потрясавших российскую державу, однако не разнес ее вдребезги, подобно Австро­-Венгрии или Османской империи. Почему?

Наверное, потому, что почти каждый язык имел опыт подчиненного сосуществования с другими, более мощными этносами. И на крутых поворотах истории коллективный разум народа подсказывал: а с русскими-то получше будет! От добра добра не ищут. Конечно, случалось всякое, но хорошего все равно было больше.

История повторяется

— За времена Российской империи не исчез ни один народ! Более того, все народы, ставшие частью Российской державы развились, обзавелись письменностью (у кого не было), приобщились к плодам русской цивилизации. И численность этих народов увеличилась! Например, население Грузии до вхождения в Российскую империю составляло всего 300 тысяч, а сейчас эта цифра в 10 раз больше.

Или возьмем Финляндию. Первый учебник финского языка вышел не тогда , когда финны были под шведами, а тогда, когда Финляндия вошла в состав Российской империи.

Однако мировая история полна других примеров. На территории современной Германии еще в XVIII веке обитало не менее десятка крупных славянских племён со своими наречиями, культурой, традициями, верой… Где они? Их нет! То же самое произошло в Греции, на территории которой существовал целый ряд районов, в которых говорили на южно-славянском диалекте. Пока Греция входила в Османскую империю, никто этот язык не трогал. Но как только греки получили независимость — они тут же уничтожили славянский язык и заставили всех говорить по-гречески.

В этом нет ничего нового — история имеет тенденцию повторяться.

Запрещать родной язык — это абсурд

— К сожалению, опыт межнациональных отношений, нерешенные проблемы, накопленные Российской империей и переданные по наследству СССР, остались во многом не осмысленны.

Русским в Латвии кричат «уезжайте на истроическую родину»? Но ведь это смешно! Все люди, которых распад великой страны застал на какой-то из ее частей, должны чувствовать себя на этой территории как дома. Иначе мы дойдем до абсурда. Что же, я должен уехать из Москвы в Рязанскую область, где жили мои родители до индустриализации?

Запрещать родной язык не меньший абсурд. Представим себе, что Шотландия и Ирландия станут независимыми, и шотландцы станут выселять нешотландцев со своей территории, запрещая им родной английский язык. Что будет? Мне кажется, начнется такая резня, что никому мало не покажется. Да большинство английских писателей и поэтов жили и творили в Шотландии! Их что, теперь вне закона объявить? А в наших постсоветских странах именно это и пытаются сделать.

Достаточно европейских норм

— Почему российские власти не включат рычаги, чтобы решить проблемы русских, живущих на нероссийских территориях, допустим, в Балтии? Почему они ничего не делают для того, чтобы воспрепятствовать различным акциям по уничтожению русского языка?

Да потому что ничего этого не нужно! Достаточно просто следовать нормативам, которые приняты в Европе, и все будет в порядке! Как в отношениях между людьми разных национальностей, так и в отношении языковой политики.

О развале СССР и Путине

— Меня очень любили приглашать зарубеж, пока я не озвучил свое мнение о развале СССР. Большинство играет в эту игру, начатую Сахаровым. А я — нет.

Мне всегда были непонятны политика Козырева, которого называли мистер «Да-с!», позиция покойной Старовойтовой … К огромному сожелению, всегда находились люди, которых судьба государства волновала мало.

Сегодняшнее негативное отношение к Путину со стороны либеральной интеллигенции связано с тем, что он остановил дальнейшее расшатывание России.

Именно этого ему не могут простить! Понимают, что это будет новый виток укрепления российской государственности . И я считаю, что большинство населения России поддерживает Путина.

Об американском компоте

— В 87-м году я впервые попал в США, в Чикаго, и нас в рамках модной тогда «народной дипломатии» расселили в американских семьях. И вот как-то хозяин дома, увидав в телевизоре диктора с явной китай­ской внешностью, оживился и стал мне объяснять, что это у них такой порядок: когда число жителей какой-то национальности, допустим китайцев, достигает контрольной цифры, скажем 100?000, в эфире сразу появляется их соплеменник. Чтобы не возникало ощущение дискриминации.

Заметьте, это в Америке – стране эмигрантов, приезжих, сознательно, если не считать негров-рабов, покинувших родину в поисках лучшей жизни. И такая забота об их самоидентификации! Кстати, в США давно отказались от «теории тигля», который из эмигрантской массы якобы выплавит новую единую американскую нацию, её заменили концепцией «компота», мол, каждый этнический кусочек сам по себе, но зато всё вперемешку. Остаётся пожелать заокеанцам, чтобы их «компот» не забродил…

О русском национальном характере

— Прекрасно, что президент Медведев призвал «развивать лучшие черты русского национального характера». Мы, русские, горячо «за». Но возникают вопросы. Как? На какие средства? В рамках каких государственных институтов? А для начала не пора ли отказаться от недоброй многовековой традиции воспринимать русских не как самостоятельный народ, имеющий свои интересы, устремления, устои, проблемы, обиды, наконец, а как некий условный «этнический эфир», «государствообразующий вакуум», в котором идут социально-экономические процессы и осуществляются интересы различных этнических групп…

Но русские – это не «этнический эфир», это большой, мощный, хотя и надломленный жестоким веком этнос. У русских уживчивость и терпимость в природе, это давнее наследие: славяне традиционно жили соседскими общинами, и при оценке «свой-чужой» кровь никогда не играла для них ведущей роли. Соратничество – совсем другое дело! В этом сила русских, позволившая им сплотить огромную многоязыкую империю

Юрий Поляков — известный писатель, поэт, сценарист, драматург, книги которого переведены на многие языки стран ближнего и дальнего зарубежья, а пьесы идут на сценах театров от Калинграда до Владивостока.

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *