Финны смотрят вперед

• 14.03.2012 • Владимир ЛиндерманКомментариев (0)640

В Финляндии на уровне правительства рассматривается вопрос о введении обязательного преподавания русского языка в школах. Финны в своем репертуаре: практичны и смотрят вперед, а не назад. Там, в прошлом, — кровавая советско-финская война, унесшая тысячи жизней… Финны помнят о ней, но не зацикливаются. Что происходит с нацией, когда она зацикливается на своем прошлом, мы наблюдаем сегодня в Латвии.

Если идея будет реализована, то лет через двадцать финн, не владеющий русским, станет такой же редкостью, как сегодня финн, не владеющий английским. По крайней мере, в Хельсинки таких нет.

Напрашивается интересная аналогия. Четверть века назад финская Nokia только начала осваивать коммуникационные технологии, или, попросту говоря, производство мобильников. Примерно в те же годы в Латвии началось уничтожение своего промышленного потенциала. Имея такие серьезные предприятия, как ВЭФ, «Альфа», «Радиотехника», «Коммутатор», мы должны были опередить Nokia, которая до этого специализировалась на производстве автопокрышек.

Но финны смотрели в будущее, а пришедшая к власти латышская элита — в прошлое. Результаты налицо. Nokia стала одним из мировых лидеров по производству мобильных телефонов, а корпуса латвийских заводов стоят полуразрушенные.

С русским языком похожая история. Для небольших балтийских народов русский язык — это важный инструмент, позволяющий извлекать выгоду из соседства с Россией. Ясно, что раньше финны не могли конкурировать с латышами по уровню владения русским языком. А вот у кого будет преимущество через пару десятков лет — большой вопрос.

Финны выучат русский (английский и так останется при них), а латыши, допустим, русский язык забудут. Кто будет конкурентоспособнее?

В то время как в Финляндии рассматривается вопрос о преподавании русского в школах, в Латвии партии правящей коалиции на полном серьезе обдумывают перевод всех дошкольных учреждений на латышский язык обучения.

Решение вопроса временно отложено: мол, надо подискутировать. Но по опыту мы уже знаем, как проводятся такие дискуссии. Приглашаются для соблюдения приличий «хорошие русские», которые подтверждают, что русские жители Латвии только и мечтают, чтобы их детей в детсадах обучали и воспитывали на латышском языке. А кто об этом не мечтает, тот просто не понимает своей выгоды…

Перевод русских детских садов на латышский язык обучения — это абсолютно преступное намерение. Речь идет не об изучении латышского языка — с этим никто не спорит, — а о том, чтобы разорвать связь ребенка с родителями и другими членами семьи.

Остается надеяться что луч разума все-таки проникнет в головы тех, кто пытается после референдума закрутить гайки.

Старые русские голосуют «за»

 

Результаты референдума в основном уже подробно проанализированы, но один важный момент остался незамеченным и неоцененным: большинство голосовавших «за» — потомственные граждане.

За русский язык как второй государственный проголосовали 273 347 граждан Латвии. А вот другая цифра: за годы независимости процедуру натурализации прошли 137 673 человека. Если даже предположить, что все до единого «новограждане» проголосовали за русский язык (что статистически невероятно), то и в этом случае они составляют лишь половину голосов «за».

Вполне уверенно можно утверждать, что большинство отдавших голоса за русский язык — люди, получившие гражданство автоматически. Это граждане, чьи предки жили на территории Латвии ДО 1940 года.

Конечно, с нормальной правовой точки зрения этот вывод особой ценности не представляет. И «потомственные», и «новограждане» являются гражданами Латвийской Республики с абсолютно одинаковыми правами. Но для тех, кто строго придерживается теории «оккупации», этот результат является очень болезненным.

Ведь в своей пропаганде, направленной на латышей, они утверждают, что зло исходит от тех русских, чьи семьи появились в Латвии после 1940 года. (Публично их уже редко клеймят оккупантами, чаще прибегают к эвфемизму — «последствия оккупации».) А потомки тех, кто жил в довоенной Латвии, — они, мол, очень даже лояльные и давным-давно «интегрированные». Это такая лукавая попытка разделить русских жителей Латвии на «правильных» и «неправильных». И вот на тебе: «правильные» тоже проголосовали за русский язык, и они даже составляют большинство среди проголосовавших «за».

Топографическое равноправие

 

В Лиепае горожане стали вывешивать на своих домах двуязычные таблички с названиями улиц.

На прошлой неделе это сделал один из лидеров «Родного языка» Евгений Осипов, уже заказал табличку для своего дома и бывший депутат от «ЦС» Валерий Кравцов.

Эти действия не противоречат действующему законодательству. Закон указывает, что уличные указатели должны быть на латышском языке, но разве это значит ТОЛЬКО на латышском?

Некоторые считают, что это баловство, маловажная проблема, не заслуживающая внимания. Мол, какая разница, на каком языке таблички… Но ведь вопрос, поднятый на референдуме, — это вопрос не о русском языке как таковом. Это вопрос о том, кем являются в Латвии ее русские жители. Иностранцами-мигрантами-оккупантами или все-таки полноправными гражданами страны?

Отсутствие топографических указателей на русском языке четко указывает на его иностранный статус и следовательно — на «иностранность» русского присутствия в Латвии. Это ненавязчиво, но очень эффективно воздействует на сознание и подсознание начиная с раннего возраста. Видя указатели только на латышском, ребенок из русскоговорящей семьи привыкает к мысли, что он и его родители — гости, чужеземцы в этой стране. Что и требуется националистам.

Итоги референдума дали законное, статистически обоснованное право добиваться для русского языка регионального статуса в местах компактного проживания носителей языка. Уличные указатели — одно из проявлений этого статуса. Может быть, не самое необходимое с практической точки зрения, но символически очень важное.

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *