linderman_vs_dzintars

Как вы относитесь к празднованию Дня Победы в Латвии?

• 11.04.2012 • Тема неделиКомментариев (0)875

 Обсуждение ее одного больного вопроса в рамках нашего проекта «Общий язык». Свои точки зрения представляют «враг» русского народа Райвис Дзинтарс и «враг» латышского народа Владимир Линдерман. А также эксперты проекта. 

Владимир Линдерман. Лидер движения «Родной язык»

— Я отношусь со всем пиететом — это праздник победы над фашизмом. Отчасти стихийно получилось, что в Латвии этот праздник стал чуть ли не более значимым, чем в России, — праздником консолидации русской общины, гордости за свою историю. Но не верю, что негативное отношение к этому празднику идет из глубин латышского народа. Да, средний латыш хочет, чтобы русские говорили по-латышски, но не верю, что его так уж бесит День Победы. Это придумано правящими, а массы зомбируют (телерепортажами с бутылками, селедками и страшными физиономиями), что 9 Мая собираются враги государства.

Райвис Дзинтарс. Лидер партии Visu Latvijai! («Все Латвии!»):

— Каждый имеет право отдать дань памяти своих воинов, оказать им почести и высказать благодарность за их героизм. Это моральная обязанность каждого человека — так же как и почитать мать и отца. То, что для меня неприемлемо, — прославление тоталитарных режимов. Оба тоталитарных режима времен Второй мировой войны принесли огромные беды всему миру и Латвии в частности, поэтому оказание почестей воинам как 16 марта, так и 9 Мая должно было бы быть отделено от привязки к насильственным режимам прошлого века и сопряжено с лояльностью латвийскому государству.

Для русских это самая важная дата

Отвечают эксперты проекта «Общий язык»

Каспар Димитерс, поэт, бард, автор песен на латышском и русском, недавно написал отказ от гражданства Латвии:

— Мои детство и юность прошли в советское время. Я знаю, что для русских и других народов означает победа над гитлеровской Германией. Это одна из тем, которые не обсуждаются. 9 Мая — это метафизическая дата, и все тут. То, что ужасы сталинской эпохи продолжались как во всем Советском Союзе, так и в Латвии, — другая тема.

Петерис Апинис, президент Латвийского общества врачей, карьеру начал в Сибири:

— Во времена СССР у русских уничтожили ряд национальных и религиозных праздников и памятных дней — например, празднование Троицы. Оставили только 8 Марта и Новый год. Каждой нации нужен момент для самовыражения и кооперирования, таким и стало празднование Дня Победы — и в Москве, и в Тель-Авиве, и в Риге.

Я сам живу недалеко от парка Победы и каждый год хожу туда — ощутить празднование этого праздника. Мой крестный воевал в Латышской дивизии Красной Армии с 1941 по 1944 год, а его двоюродный брат — в Латышском легионе. Поэтому в моей семье принято считать войну преступной: она противопоставляет брата брату, человека человеку. В моей семье все пацифисты, причем большая часть — медики.

Правда, меня волнует чрезмерное употребление алкоголя у подножия памятника Победы 9 Мая.

Наталья Михайлова, руководитель службы информации радио Baltkom:

— Сложно. Я сама считаю этот день праздничным, у меня дедушка погиб на войне, а бабушка была в партизанском отряде. Но мне страшно не нравится политическая приватизированность этого праздника в Латвии. Почему у памятника Освободителям в этот день стоят флажки политической партии? Почему не Знамя Победы тогда уж? На празднике Победы политики делают себе пиар, а мне это отвратительно. И к памятнику в Задвинье, который в этот день превращается в площадку для выступления политиков, идти с каждым годом мне хочется все меньше.

Юрис Димитерс, художник-плакатист, власть для него всегда была поводом для иронии:

— Я смотрю на эту дату с чисто исторических позиций. Во Второй мировой русские победили немцев, которые вместе с объединенной Европой хотели завоевать Советский Союз. Это была большая победа, это их праздник, который сегодня общий для всех русских. Если бы они тогда не победили, то мир сегодня был бы абсолютно другим.

Но акценты все время переставляются. Для многих латышей эта война опять превратилась в священную войну против большевизма. А те, которые победили фашизм, считаются оккупантами.

У меня с Днем Победы проблем нет, хотя специально я этот праздник не отмечаю, поскольку сам я в той войне не участвовал, а предки, как и все латыши, воевали кто с красными, кто в легионе. У русских же все более сконцентрировано на одной стороне — для них эта дата самая важная.

Сергей Тимофеев, поэт, автор русских слов к песням Prвta Vзtra, Интара Бусулиса и др.:

— Победа над фашизмом — великий результат. Жаль, что одновременно не рухнул и сталинизм. Важно помнить о жертвах обоих режимов. Я не хотел бы, чтобы 9 Мая воспринималось как день памяти Советского Союза. Стоит как-то разделять эти вещи. Но для многих, особенно людей старшего поколения, они неотделимы.

Михаил Груздов, режиссер театра «Дайлес», регулярно ставит русскую классику на латышском языке:

— Нормально. Так же как и ко дню поминовения легионеров 16 марта. Сейчас как раз вышли две хорошие книжки про легионеров, красных стрелков и всей трагедии. Большинство легионеров действительно верили, что борются за свободу Латвии от коммунизма. И надо уважать их позицию — как немецкие генералы отдавали честь защитникам Брестской крепости.

Нет криминала ни в одной, ни в другой дате — пусть обе отмечаются. И не надо их сталкивать, поддаваясь на политические провокации. Вы же не будете прыгать с крыши, если вам скажут вышестоящие? Так и тут — надо руководствоваться здравым рассудком.

Мартиньш Эйхе, режиссер, автор спектаклей «Почему я люблю русских» и «Все о любви» (Ромео — русский, Джульетта — латышка):

— Никакого. У меня с этим нет никакого контакта. Думаю, что это важное мероприятие для тех, кто участвовал в той войне, но это мероприятие политизировано. Наподобие того, как 16 марта — преступление против этих людей, так как они используются в корыстных целях.

Гунтар Мелушканс, творческий директор портала Draugiem.lv , автор статьи «Если бы я был русским»:

 

— Каждый имеет право праздновать свой праздник, если только это не праздник в честь чего-то, что оскорбляет или унижает других жителей страны. В этом случае, так же как и в случае шествия легионеров 16 марта, речь идет о непонимании истории и некорректной ее интерпретации.

 

Мы, латыши, должны понять, что для русских нет более священной даты, чем 9 Мая, и что она не имеет ничего общего с последовавшей за Второй мировой войной повторной оккупацией Латвии. Точно так же и русские должны понять, что те, кто участвует в шествии на 16 марта, — никакие не фашисты. Это люди, которые поминают павших боевых товарищей.

 

У Латвии сложная история. Латышей призывали в обе воюющие между собой армии, нередко брат воевал против брата. Никому нельзя запретить поминать павших, точно так же как и праздновать победу над одним из величайших зол в мировой истории.

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *