Вокруг света на велосипеде за 21 год

• 11.07.2012 • ИнтервьюКомментариев (0)762

Латвия стала девяноста пятой страной, в которую приехал российский путешественник Владислав Кетов, завершая свое первое в истории человечества путешествие на велосипеде вдоль береговой линии континентов.

Человек, который объехал весь мир, добравшись до Риги, сразу пришел к нам в редакцию.

Поздоровался и огорошил: «Я первый и единственный человек, который объехал по контуру береговой линии Европу и Азию, Африку, Америку, Австралию…»

Мы, конечно, ему сначала не поверили: в полнолуние, которое тогда наблюдалось, аналогичные сигналы поступают в редакцию частенько. Но уже через несколько минут никаких сомнений личность Владислава Кетова у нас уже не вызывала — перед нами был реальный герой, выдающийся путешественник.

По окончании своего захватывающего рассказа он сел на велосипед и отправился в сторону Эстонии, чтобы замкнуть круг в конечной точке своего маршрута — родном Санкт-Петербурге, откуда он стартовал.

Свое уникальное путешествие Владислав Кетов завершил 4 июня. Ровно через 21 год и 21 день с того момента, когда 14 мая 1991 года выехал в кругосветку от подъезда своего дома.

Четыре континента, 96 стран, 167 250 км — таков итог этого путешествия.

— По степени нагрузок и трудностей это просто ужас! У меня до сих пор в голове не укладывается, как это получилось, — говорит Владислав.

— А зачем вам вообще это надо было?

— Чтобы сохранить приоритет для себя и своей страны. Такого путешествия до меня никто не совершал — вот вам основная мотивация!

Как рождаются великие идеи

Предыстория этого путешествия началась летом 1983 года, когда советский гражданин, художник по профессии и искусствовед по образованию Владислав Кетов окончил школу велотуризма и в одиночку отправился из Ленинграда (ныне Санкт-Петербург) в Свердловск (ныне Екатеринбург) — город, в котором он жил до 30 лет.

По прямой и кругами Кетов ездить никогда не любил, маршрут разработал себе хитрый: через Углич, Нижний Новгород и Самару.

Пока ехал, вспоминал великих путешественников-одиночек: японца Наоми Уэмуру, совершившего первое в истории одиночное восхождение на Мак-Кинли, потом француза Алена Бомбара, пересекшего на маленькой спасательной лодочке Атлантический океан. А еще советского путешественника Глеба Травина, который в тридцатые годы на допотопном велосипеде проехал вдоль всех границ Советского Союза.

— Воспоминание о Травине у меня вызвало несколько крамольную для 83-го года мысль: а почему советские люди должны ходить вдоль заборов? А если объехать мир по его природной границе? По суше? — вспоминает Кетов. — Я мысленно представил себе эту схему и чуть не рухнул с велосипеда! Это было настоящее открытие!

Я понял, что если двигаться вдоль береговой линии морей и океанов, то можно обойти всю сушу, кроме Австралии, Антарктиды и островов. Достаточно только пересечь Суэцкий и Панамский каналы и один Берингов пролив. И все! И вся основная суша мира — Новый Свет с Африкой и Старый Свет — охватываются единым непрерывным контуром. Осознав, что этого еще никто никогда не делал, я сразу решил, что отправлюсь в такое путешествие.

По возвращении домой я полез в справочник и сложил длины береговых линий континентов — 220 000 километров. Разделил ее на велосипедную скорость и высчитал, что если в день проходить примерно 100 км, то на весь маршрут потребуется 2200 дней, или восемь с половиной лет. То есть жизни мне вполне могло хватить.

Время было советское, и первым делом Владислав понял, что гениальную идею надо где-то зарегистрировать, чтобы никто не мог ее присвоить. Ради этого пришлось пять лет молчать и не посвящать в свои планы даже родную жену.

В 1988-м Кетову удалось запатентовать свой замысел в советско-американском Фонде Сороса. Финансирования при этом он не получил. Поиски спонсоров также не увенчались успехом. На Владислава смотрели как на сумасшедшего.

Но, как говорится, всему свое время. Через три года, 13 мая 1991 года, по советскому радио нежданно объявили, что с 15 мая текущего года загранпаспорта старого образца объявляются недействительными.

У Владислава был старый загранпаспорт с польской визой. И он понял, что если не двинется в путь сейчас, то другого шанса у него может и не быть. В своих интервью Кетов теперь всегда подчеркивает, что в путешествие вокруг Земли он собрался в сто раз быстрее, чем каждое утро раньше собирался на работу: собрал рюкзак, схватил паспорт и выехал.

Вездеход, вертолет и олени

14 мая 1991 года он сел на велосипед и поехал в аэропорт Пулково. Супруге честно сказал: мол, шансов на покупку билета до Калининграда и выпуск из страны у него ноль. Но, как ни странно, один билет в нужном направлении в кассе оказался. У него даже приняли в багаж велосипед без чехла. И отдали его прямо на самолетной полосе по прибытии.

На советско-польской границе Кетову немного помотали нервы. Требовали бумагу на разрешение выезда от Калининградского обкома. Именно тогда путешественник твердо решил для себя, что в сложных ситуациях будет, как в спорте, предпринимать минимум три попытки.

В Польшу его пустили со второй попытки. Взяв клятву по возвращении поменять паспорт. Слово свое он сдержал, поскольку вернулся уже совсем в другую страну. Всего за время своего путешествия он сменил 11 паспортов.

Ровно через девять лет, 14 мая 2000 года, Владислав Кетов уперся в конец восточных дорог в Канаде. К этому моменту он объехал по береговому контуру Европу, Африку, Азию и Америку, преодолев 132 000 км и потеряв более пяти лет на оформление виз, которые получал около 100 раз.

В период с 2000 по 2012 год Владислав «склеивал» свой маршрут, объезжая север Земли и острова. Отдельные участки преодолевал на вездеходе, вертолете и даже на оленях.

Свое уникальное путешествие Кетов от начала до конца совершал в полном одиночестве. Без какой-либо финансовой помощи, без пристального внимания к своей персоне и поддержки властей родной страны. Людям, с которыми он знакомился в разных странах и под возгласы «Фантастика!» показывал карту своего маршрута, Кетов никогда не мог толком объяснить, почему и как он это делает без спонсоров.

Теперь он будет писать книгу. Основа для нее есть грандиозная — 35 000 фотографий и 120 000 кассет с записями собственных впечатлений.

Школа выживания от Кетова

— Невольно просится вопрос: на что вы жили?

— Обычно на такой вопрос я отвечаю так: с деньгами любой дурак все сделает, а без денег только наш, русский! Когда я выехал, у меня было с собой 10 долларов и 260 советских рублей. Через месяц я отправил всю сумму домой, потому что в ней не было нужды.

Просто в пути я совмещал неприятное с полезным. Там, где застревал с оформлением виз (а случалось такое достаточно часто), я использовал время для заработка: предлагал людям писать их портреты. За свой уровень я всегда был спокоен, и мне никогда не было стыдно предлагать эту услугу.

В Европе таких остановок у меня было всего пять. В Сан-Франциско за несколько недель заработал средства на полгода вперед. Деньги своей семье я отправлял всегда и регулярно. Моя тогдашняя супруга за десять лет ни дня не работала.

А когда вернулся домой, необходимого минимума не стало, и она сообщила мне, что что-то я ей больше не нравлюсь… Но я спокойно все воспринял. Зато сейчас в личной жизни у меня все прекрасно со второй женой. Три старших сына живут в Питере, со всеми замечательные отношения.

— Вы в одиночку пересекали пустыни, горные массивы, глухие леса — неужели не было страшно?

— А чего бояться? Все страхи у нас в голове. Мы их сами себе придумали. Поймите простую вещь: мы часть этого мира. Если мы живем по его законам, какие тогда у нас могут быть проблемы?!

Путешественник Бомбар был медиком и пересек Атлантический океан на маленькой лодочке только ради того, чтобы показать обществу, что после кораблекрушений люди в основном гибнут только от страха. Что в спасательных лодках они вполне могут дождаться помощи.

Так и я объехал мир на велосипеде, чтобы показать людям, что бояться на Земле нечего!

— А как же дикие звери?

— У меня девяноста процентов ночлегов было в палатках — и в пустынях, и в джунглях. Все звери давно и твердо знают, что страшнее человека зверя нет. И все живые существа стараются от человека держаться как можно дальше. За одним исключением — летающих кровососущих. Это единственные гады.

Буддисты правы: самое большое зло в мире — это привычка. В смысле стереотипы. Потому что все вопросы надо решать творчески, исходя из своей конкретной ситуации! Надо просто врубать свою думалку на полную катушку и слушать внутренний голос.

Любая живая система тем более жизнеспособна, чем более разнообразны составляющие ее элементы. В применении к человеческим отношениям это имеет простой вывод: ребята, если мы хотим сохраниться как вид, нам надо научиться только одному: радоваться тому, что мы все разные и отличаемся друг от друга.

— А какие страны и какие нации вам показались наиболее счастливыми и гармоничными?

— Объехав весь мир, могу уверенно сказать, что деление людей по нациям, классам, расам и религиям абсолютно несущественно. Разница между людьми разных конфессий или разных рас на самом деле гораздо меньше, чем разница между мужчиной и женщиной. Но мы как-то с вами находим общий язык и иногда из этого у нас даже кое-что получается. (Смеется.)

В реальности каждый народ считает себя самым великим. Даже самое дикое племя. Я встречал таких — замечательные ребята. Едят только мясо, пьют молоко и кровь. Опасность возникает только тогда, когда они решают, что другой народ хуже, чем они.

— Интересно, каким количеством языков вы владеете?

— Только одним — русским. Английский знаю на самом примитивном уровне. Но это еще один из стереотипов — языковой барьер. Конечно, знать языки лучше, чем не знать. Но при этом надо знать и два закона человеческого общения.

Первый закон: если два человека хотят друг друга понять, рано или поздно они объяснятся. Если они этого не хотят, то не поймут друг друга, даже если будут говорить на одном языке. Я вот говорю по-русски, но меня далеко не все понимают в России.

Закон второй, строго научный: в прямом человеческом общении словами передается только 30 процентов информации. Весь остальной массив информации передается через интонацию, которую понимают все живые существа.

— А обычные человеческие болезни — гриппы-вирусы-простуды — как вы переносили в пути?

— Какие болезни?! Вы разве не знаете, что на фронте не болеют? Организм мобилизуется. Кстати, велосипед мне помог решить мои проблемы со здоровьем.

Перед тем как я на него сел, у меня был инфаркт. С тех пор я считаю велосипед одним из лучших видов спорта для сердечников. Круговые движения ногами снимают нагрузку с сердца.

А мне он помог даже решить для себя ряд извечных вопросов. Потому что на ходу лучше всего думается. А лучше всего думается знаете где? В пустыне!

До старта я очень побаивался этой зоны, я же человек с Урала. А когда проехал первую парочку — Синайскую и Сахару, — вдруг поймал себя на мысли, что мне нравится. И понял пустынников. Над вечными вопросами надо думать там, где ничто не мешает и не отвлекает. Где ближе звезды, они там крупные, мохнатые такие — воздух сухой.

И первое, что я там понял… в чем смысл жизни!

— И, чем же смысл жизни?

— Преамбула такая: марксизм нас учил, что вечные вопросы на то и вечные, что они нерешаемые. Мол, нечего голову ломать. Меня это всегда смущало.

Потом я понял, что вечными эти вопросы считаются потому, что каждый человек их должен решать для себя сам. А в пустыне ко мне пришел абсолютно конкретный ответ: смысл жизни в самой жизни! В том, чтобы она сохранялась и продолжалась.

Потому что каждый человек является частью этой жизни. И посему есть абсолютное добро и абсолютное зло. Абсолютное добро — это все, что способствует развитию жизни. Абсолютное зло — это все, что препятствует развитию жизни.

— Увидев Землю из космоса, Гагарин воскликнул, что она прекрасна. А к какому мнению пришли вы, объехав ее по периметру? Какие места на нашей планете на вас произвели самое грандиозное впечатление?

— Северо-западное побережье Америки — начиная с Аляски до штата Вашингтон. Природа там один в один как у нас, только не загаженная — на порядок чище, богаче. Она там первозданная, потому что люди живут с ней в гармонии.

Потому осмелюсь повторить слова Гагарина: мир прекрасен!

Факты в цифрах

За время своего путешествия Владислав Кетов…

…семь раз приезжал домой, в Санкт-Петербург,

…поменял 11 паспортов,

…сменил пять велосипедов,

…преодолел восемь зон боевых действий (Югославия, Ближний Восток, Западная Сахара, Ангола, Мозамбик, Северо-Восточная Африка и Аравийский полуостров, Камбоджа, Колумбия),

…проехал через шесть пустынь: Синайскую, Аравийскую, Сахару, Намиб, Наску, Атакаму.

 

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *