merilyn_monroe

Наш Русский театр — лучший за рубежом!

• 11.12.2014 • ИнтервьюКомментариев (0)831

Художественный руководитель Рижского русского театра им. М. Чехова Игорь Коняев — об итогах года, новых лицах и чудесах. Радостное известие под занавес года: рижский театр получил международную театральную премию зрительских симпатий «Звезда театрала ‘2014» в номинации «Лучший русский театр за рубежом»!

Лауреатов избирали в ходе интернет-голосования, которое в течение года в режиме онлайн проходило на портале учредителя премии — журнала «Театрал».

На церемонии награждения победителей, которая проходила 1 декабря в Театре им. Вахтангова в Москве, Рижский русский театр представляли директор Эдуард Цеховал и художественный руководитель Игорь Коняев.

Что интересно, из Москвы Игорь Коняев отправился в Санкт-Петербург — свой родной город, который он покинул пять лет назад, чтобы возглавить наш театр, но периодически выезжает в Северную столицу работать над новыми постановками.

В Ригу он вернётся под Новый год — на премьеру спектакля «Снежная королева», где основные роли играют его ученики — молодые актёры театра, которые были приняты в труппу в этом году.

А сегодня Игорь Коняев — гость «Субботы».

— Игорь, насколько неожиданным было для вас известие о получении премии? Как думаете, кто в большей степени голосовал за наш театр — рижане или зрители тех городов, где наши актёры побывали на гастролях?

— Любая премия — это лотерея, хотя в театральном мире она, как правило, предсказуема. Критики и театральная общественность никогда не бывают свободны от своих и чужих вкусов и предпочтений, поэтому чаще всего премии они дают одним и тем же людям — тем, которые в тренде и в бизнесе.

В этом плане премия «Звезда театрала», которую присуждают по итогам интернет-голосования зрителей, абсолютно непредсказуема. Понять, кто и почему проголосовал за тот или иной театр, трудно. Поэтому на нас «Звезда театрала» обрушилась как снег на голову.

В первую минуту, когда об этом сообщили по телефону из Москвы, я не поверил. Ведь участвовать в интернет-голосовании могли в основном люди среднего возраста и молодёжь, владеющие Интернетом.

И если это произошло — значит, у Рижского русского театра им. М. Чехова появилась большая молодёжная аудитория, что крайне радостно и важно. Здесь, по-видимому, сыграло роль многое. И то, что в театральной афише за последние четыре года появились новые имена молодых режиссёров Элмара Сенькова и Руслана Кудашова, и то, что вместе с профессором из Санкт-Петербургской театральной академии Еленой Чёрной мною был выпущен курс молодых актёров, которые играли на сцене театра во время учёбы, и то, что они теперь заняты в текущем репертуаре.

Конечно же, сыграла свою роль активная гастрольная и фестивальная деятельность — прежде всего по Латвии. Нет ни одной премьеры, которую театр не показал бы в Валмиере, Вентспилсе, Елгаве и других городах. Кроме того, театр побывал в Америке и Израиле. Я не говорю о России — мы частые гости в Петербурге, а минувшим летом у нас были грандиозные гастроли в Омске и Красноярске.

Важно, что театр возобновил традицию показа спектаклей для детей. В этом году на фестивале в Иркутске наш спектакль «Маленький принц» получил премию за лучшую сценографию.

Думаю, что в голосовании участвовали не только рижские зрители. Спасибо всем нашим поклонникам, которых оказалось на удивление много во всех уголках земного шара. Это очень дорогой подарок, который доказывает, что все усилия, которые совершаются сегодня в театре, не напрасны.

Новая кровь для старого театра

— В этом году в труппу Рижского русского театра влились пятнадцать выпускников Латвийской академии культуры, ваших учеников. Кто из них по-настоящему вас удивил? Отличаются ли ваши ребята от выпускников российских театральных вузов?

— Удивили многие. Некоторые не успели получить диплом, как сразу же снялись в кино. Максим Бусел сыграл роль Меркуцио в картине Мариса Мартинсонса «Ромео и Джульетта» и главную роль в короткометражном фильме Dream Light Studio «Пляска смерти», Кирилл Зайцев снялся у режиссёра Виестура Кайришса в «Хрониках Мелании» и в российском сериале «Квест», Татьяна Зачест — в латышском сериале «Игры теней», Яна Хербста сыграла главные роли сразу в двух лентах латышских режиссёров — «Выше земли» и «Шкаф»…

Очень рад за Наташу Рыбенко, которая вышла замуж и стала Натальей Смирновой, и никакой медовый месяц и семейные радости не помешали ей серьёзно работать над заглавной ролью в премьерном спектакле «Княжна Мери».

Иван Клочко продолжает нас радовать, он замечательно играет Муарона в «Комедианте господина» и Лонца в «Двух джентльменах из Вероны» и очень ярко сыграл Грушницкого в «Княжне Мери».

Не подвела и Наталья Живец, которая стала достойным партнёром Ники Плотниковой и Якова Рафальсона в «Хануме». Юлия Бернгардт очень радует: в репертуаре театра у неё уже семь ролей, а сейчас она репетирует восьмую — Герду в сказке «Снежная королева».

Я могу долго говорить о каждом, но подводить действительные итоги буду только в конце сезона, а это ещё шесть месяцев работы.

Нашим студентам были предоставлены исключительные возможности учиться прямо в театре. Они сразу вышли на большую сцену и со второго курса играли сложнейший поэтический спектакль «Лесная песня» по Лесе Украинке, очень трудный в постановке и поэтому редко появляющийся даже на украинских сценах. Этот спектакль сегодня мог бы многим оголтелым политикам и националистам доказать простую истину единой культурной среды славянских народов.

Жаль, что его больше нет в репертуаре нашего театра. В первую очередь я пригласил бы на него весь латвийский Сейм, а затем показал бы украинской Раде. Они тогда поняли бы, что между латышами, украинцами, белорусами, русскими не так уж много различий. Но, наверное, чем больше твердишь прописные истины, тем труднее они усваиваются.

Я много раз уже говорил и с удовольствием повторю ещё раз: я никогда не стал бы преподавать в Латвии искусство драматического актёра без Елены Игоревны Чёрной, профессора, актрисы, режиссёра. Благодаря её авторской методике мы смогли воспитать профессиональных актёров, умеющих слово превращать в искусство речи. В этом сложном процессе мало кто разбирается, а ещё меньше тех, кто умеет чему-то полезному научить. В этом смысле нашим ребятам повезло.

— Можно ли теперь сказать, что труппа Рижского русского театра полностью укомплектована?

— Вы напрасно думаете, что они уже влились в труппу. То, что они все пока ещё работают в театре, а до этого смогли учиться на этом курсе, — абсолютная заслуга директора театра Эдуарда Цеховала. Всё произошло только благодаря его упрямству. Это он добился возможности набрать русский курс и по своей же личной инициативе взял всех ребят на год в театр.

Министерство культуры Латвии не выделило нам ни одного дополнительного места в штатном расписании театра. Если уж кто убеждён в том, что театр полностью укомплектован, так это, наверное, они. Что будет в следующем сезоне, для меня пока загадка.

Знаю только, что это единственное вливание новых молодых сил в русский театр ненадолго спасёт его — нужно всё время готовить кадры. К сожалению, актёры очень быстро перестают быть молодыми людьми.

Пройдут четыре года, и они уже с трудом смогут играть юных героев, нужна будет новая молодёжь. Латвийская академия культуры в этом не заинтересована, министерство культуры даже этих выпускников не хочет трудоустраивать.

Между Ригой и Петербургом

— Вы уже привыкли к жизни между Санкт-Петербургом и Ригой?

— Когда-то мне казалось, что я Париж знаю лучше, чем Петербург. Теперь я могу с уверенностью сказать, что я Ригу знаю почти как Петербург.

Даже подскажу, как добраться до той или иной улицы, а по Старому городу могу экскурсии водить. Жить между чем-то и чем-то невозможно. Когда я в Риге, я радуюсь встрече с этим красивым и гордым городом. Когда возвращаюсь в Петербург — понимаю, что я возвращаюсь домой. Иногда только пугаюсь от слишком быстрой перемены декораций, но пугаюсь всё меньше и меньше.

— А каковы ваши режиссёрские планы у нас до конца сезона?

— В Рижском русском театре до конца сезона я поставлю только один спектакль — по повести Вячеслава Кондратьева «Сашка».

2014 год был для меня катастрофически сложным. В Театре на Таганке в Москве я выпускал сложнейшую историю — спектакль «Голос отца», который сочинил из разных произведений моего любимого Андрея Платонова, а потом все силы и время ушли на выпуск курса.

— Есть ли у вас традиции по встрече Нового года? Желания загадываете? И верите ли вы вообще в чудеса?

— Вся жизнь — это одно сплошное чудо, которое разгадать так и не удаётся. Желания загадываю часто и не только под Новый год.

А традиция встречать Новый год очень простая и до боли хрупкая. Я хочу, чтобы в этот детский праздник мои родные, любимые были со мною рядом, а я под бой курантов успел открыть бутылку шампанского и загадать желание.

Советы режиссёра: что читать и что смотреть

— Ваш личный топ трёх лучших премьер 2014 года в Рижском русском театре?

— Сложное дело, но попробую. Для меня в этом году самыми достойными внимания были спектакли Руслана Кудашова «Фро», Елены Чёрной «Княжна Мери» и Аллы Сигаловой «Ханума».

Я честно не включил в этот топ свой спектакль — «Два джентльмена из Вероны»; по энергии и веселью, с которым ребята в нём играют, мне трудно его вообще с чем-либо сравнить.

— А в целом какие у вас были потрясения со знаком плюс в театре, кино и литературе?

— Потрясение — это очень сильное эмоциональное впечатление. Одно время было популярно молодёжное выражение «Я в шоке!». Так вот в последнее время в шоковое состояние приходишь не от искусства и не со знаком плюс, а от того, что преподносят политики и реальная жизнь. А потом, с возрастом, когда позади впечатлений очень много, потрястись можно очень немногим. Впечатление получить можно, а вот потрясение — это слишком большая редкость.

Действительное потрясение я получил в этом году от книги — а вернее, от человека, письма которого составили эту книгу. Это Андрей Платонов «…я прожил жизнь. Письма (1920-50 гг.)».

Лица с обложки

Загадки «Снежной королевы»

20 декабря в Рижском русском театре им. М. Чехова — самая волшебная премьера года — спектакль «Снежная королева». Специально к Новому году и к 170-летию замечательной сказки.

«Снежную королеву» Ганс Христиан Андерсен начал писать в немецком городке Максен (неподалёку от Дрездена), а закончил дома, в Дании, посвятив сказку своей возлюбленной — шведской певице Йенни Линд, которая, увы, так и не ответила на чувства скромного сказочника, зато на свет появилась удивительно тёплая, добрая и светлая история — воспитывающая без поучений, увлекающая без навязчивости.

Главные роли в новом спектакле исполняют молодые актёры театра. В ролях Кая и Герды мы увидим Максима Бусела и Юлию Бернгардт (лица с обложки), а в образе капризной принцессы — Наталью Смирнову, которая украшала обложку одного из предыдущих номеров «Субботы».

Главную героиню — Снежную королеву — будет играть… Тсс! Это самая главная и большая тайна. Поспешите за билетами и скоро сами всё узнаете!

Комментарий Игоря Коняева:

— Приглашаю всех родителей с детьми в наш театр на премьеру «Снежной королевы». Спектакль ставит режиссёр из Москвы, ученица Юрия Петровича Любимова, сотрудник Театра на Таганке Рената Сотириади.

Впервые сказка об осколках зеркала, властительнице зимы и дружбе Кая и Герды была опубликована накануне Рождества 1844 года, то есть 170 лет назад. Я думаю, это будет красивый и добрый подарок всем детям к Рождеству и Новому году.

Наталия ЗАХАРЬЯТ.

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *