vino

Новый русский. Откуда деньги у Жерара Депардьё

• 21.01.2013 • Тема неделиКомментариев (0)713

Дарование Жерару Депардьё российского подданства прозвучало как главная сенсация рождественских каникул. При этом никто не сказал главного: случилось ровно то, что должно было случиться давным-давно.

«Россиянин из Мордовии», получивший вместе с валенками и расшитой рубахой новенькую «краснокожую паспортину», лишь формально подтвердил состояние своей мятущейся души. Жерар Ксавье Марсель Депардьё на самом деле давным-давно уже стопроцентный новый русский. Олигарх — и не только от кино…

Король Монпарнаса или маркиз Карабас

Депардьё сейчас — это целый бизнес-конгломерат, на который работают полтора десятка компаний, сотни и сотни людей. Международный холдинг, действующий на нескольких континентах.

Сердце этой империи бьётся на парижской улице Шерш-Миди. Это типично парижская улочка, которую, как предполагает газета «Фигаро», скоро переименуют в рю Депардьё. Двинемся от бульвара Распай в сторону Монпарнаса. Сразу за знаменитым старинным универмагом «Бон Марше» расположена уютная забегаловка «Бьен Десиде», принадлежащая Депардьё. Сам актёр заглядывает сюда нечасто, зато в кафе не счесть других звёзд шоу-бизнеса, проживающих в этом приятнейшем квартале. Дальше, если шагать от исторического центра Парижа, прямо у мостовой мы видим огромный поддон, на котором роскошные рыбины нежатся в ледяной крошке. Это «Моби Дик» — фирменный магазин Депардьё, приобретённый им в 2010 году. Нередки дни, когда он в характерном фартуке самолично стоит у прилавка, чтобы предложить клиентам бретонского омара или нежнейшую камбалу из Северного моря…

Идём далее и, перейдя узкую улицу, упрёмся в винную лавку, стилизованную под сельский подвальчик. Там молодые услужливые сомелье предложат вам купить (по вполне разумным ценам) прекрасные французские вина и не преминут обратить внимание на бутылки с контурным изображением Депардьё на этикетке. Магазин — тоже собственность нашего героя.

depardie-01

А чуть дальше — стилизованный японский бутик, новое увлечение Депардьё, который за последний год не только пристрастился к суши, но и стал сопрезидентом Ассоциации любителей сакэ. На это актёра-бизнесмена подбил Тосиро Курода, в прошлом известный японский журналист, а ныне глава группы ISSe, специализирующейся в Париже на кулинарии из Страны восходящего солнца. Он один из первых поставщиков в Европу аутентичного сакэ. Если же спросить в угловом кафе «Реле де ля Пост» — оно, кстати, тоже собственность Депардьё, — кому принадлежат соседние дома, вам ответят в стиле сказки про Кота в сапогах: «Маркизу Карабасу!» То есть, опять же, мсье Жерару. С появлением этого яркого персонажа расцвела мифология квартала, ранее связанного с именами Цветаевой, Ахматовой и Модильяни.

«Представь себе, — рассказывает мсье Ромюальд, торговец газетами и один из аборигенов Шерш-Миди, — в одном из домов прорвался водопровод и залил парикмахерскую на нижнем этаже. Её владелица разорилась бы — жди, пока сделают ремонт! — если бы не мсье Жерар. Депардьё узнал о несчастье и сам предложил бедной женщине временно переехать в один из его домов. С весьма гуманной платой за аренду помещения для салона-парикмахерской. Казалось бы, какое ему, великому актёру, дело до какой-то цирюльницы! А он пришёл на помощь незнакомому человеку и спас его от безработицы».

«…Салют, Жеже!» — приветствуют Жерара Депардьё, царственно дефилирующего на мотороллере по Шерш-Миди, лавочники и честные буржуа, сидящие за столиками кафе. Все в Шестом округе Парижа знают: король Жеже следует в свой особняк.

depardie-02

Недвижимость: дворцы и таможни

Лет двадцать назад Депардьё купил за 25 миллионов франков, выложенных разом, отель де Шамбон, который был построен в первые годы девятнадцатого столетия для барона Шамбона, интенданта наполеоновской армии.

Говорят, что Депардьё, перебравшийся жить в Бельгию, уполномочил на днях агентство, специализирующееся на дорогой недвижимости, найти новых владельцев для исторического особняка. Ориентировочная цена — 50 миллионов евро. То есть в двенадцать раз больше давнишней покупной стоимости! Да это и понятно. Мсье Жерар, превративший наполеоновский особняк в свою штаб-квартиру, вложил полтора миллиона только в ремонтные работы. На площади в 1800 квадратных метров (только жилой, прошу заметить) разместились, по сути дела, целых два дома. Один — непосредственно для проживания хозяина. Тут же расположен и рабочий кабинет Депардьё. Другое здание — гостевое.

В самом сердце Парижа у Депардьё подле старого стильного дворца выросли огромный лофт, напитанный солнцем, полный дизайнерских находок, плюс просторный крытый бассейн и собственный сад. В этом салоне актёр разместил свою уникальную коллекцию картин и скульптур. О ней, кстати, сам король Жеже предпочитает не распространяться. Известно только, что не столь давно он выставил на аукционе Christie’s «Ящерицу с золотыми перьями» — большую гуашь Жоана Миро. Она ушла за скромный миллион евро.

Депардьё принадлежит немало и другой недвижимости. «Голубой дом» — так называется принадлежащая актёру фирма по приобретению недвижимости. При её участии была продана пару лет назад вилла Депардьё в Нормандии. Там же, в курортном Трувиле, актёр приобрёл обширную территорию для возведения нового дома площадью без малого 250 жилых квадратных метров.

Через «Голубой дом» Депардьё купил в прошлом году и помещение бывшей бельгийской таможни в Нешене, в двух шагах от французской границы. Принцип всё тот же: внешне здание должно выглядеть серенько, на самом же деле за каменной кладкой скрываются целых шесть домов, сросшихся между собой… Жерар любит вкладывать деньги в камень. Особенно если рядом есть виноградники.

Вино: от Крыма до Аргентины

«Шато де Тинье», расположенное на полпути от Сомюра к Анже, в самом сердце винной провинции Анжу, — любимое детище Депардьё. Каждый год он производит тут 350 тысяч бутылок. Наиболее дорогим и престижным считается красное «Сирано» — купаж каберне фран (80 процентов) и каберне совиньон (20 процентов).

«Впервые я ощутил вкус вина в животе матери, оно было там вместо внутриутробной жидкости, — шутит в своём фирменном стиле Депардьё. — Зачем тогда удивляться, что в графе «Профессия» я пишу: «Винодел». И правда, Жерар Депардьё сегодня — это настоящий винзавод, да ещё раскинувшийся на многих континентах. Вместе с его компаньоном Бернаром Магре, известным французским виноделом, актёр владеет виноградниками и подвалами в Бордо, в Бургундии, в Эро, что на Юге Франции, в Италии, Испании, Марокко, Аргентине… А в последнее время — ещё и у озера Балатон в Венгрии, где партнёром Депардьё стал Хуба Шемерлей, ведущий венгерский знаток вин, и в Бахчисарайском районе Крыма, в селе Угловое.

Его фамилия давно уже стала брендом, Депардьё только и остаётся его использовать. «По природе своей Жерар человек недоверчивый, крестьянин по происхождению всё-таки, — говорит о нём Элизабет Депардьё, бывшая жена и мать его двоих старших детей. — Жерар никогда не отдыхает, порой берётся за слишком многое, поэтому ему и приходится всё время опираться на партнёров. А вот с ними чего только не бывает…»

depardie-03

Авантюры: в поисках нефти

Да, так уж получается, что компаньонами Депардьё в его начинаниях нередко становятся люди с неясным прошлым и с ещё более сомнительным будущим. Жерара это не пугает — наоборот, притягивает. Вот и получается, что к бизнесу Депардьё липнут откровенные авантюристы. Чтобы войти на алжирский рынок (а это в потенции не только вино, но и нефть), актёр-винодел взял в партнёры Рафика Халифа, сына бывшего министра и медиа-магната, самого богатого человека в Алжире. Ну и что теперь? Обанкротившийся Халифа приговорён к пожизненному заключению и скрывается в Лондоне.

В конце 90-х у Депардьё вовсю разворачивался бизнес на Кубе. Он искренне верил, что при его дружеских отношениях с Фиделем Кастро он сумеет горы свернуть. И прежде всего найти там нефтяной Клондайк. Началась же авантюра совершенно невинно. В начале 1992-го Депардьё и его приятель Жерар Бургуэн, король бройлерных цыплят, прилетели в Гавану. На праздновании Дня освобождения два весёлых накачанных ромом Жерара разделали свиной окорок и откупорили несколько бутылок шабли из Бургундии. Элите кубинских революционеров буржуазная трапеза пришлась по душе, и Депардьё как нож в масло вошёл в проект, равных которому в истории Острова свободы не было.

Вначале были бройлеры. В пику американской блокаде два Жерара принялись поставлять на Кубу французских гормональных переростков. Лиха беда!.. Пообещав Кастро вскоре привезти к нему весь ареопаг французского бизнеса, Бургуэн и Депардьё получили в 1993 году царский подарок: нефтяную концессию на разработку территории в 9374 квадратных километра на севере острова. Теперь только оставалось найти чёрное золото. Этим и принялись заниматься концессионеры, решившие для начала привлечь к проекту состоятельных соотечественников.

Партнёрами стали президент провинциального футбольного клуба, производитель итальянской ветчины, промышленник-текстильщик и финансист из разорившегося филиала парижского банка… Ни в нефти, ни в теории геологических разломов никто ничего решительно не понимал, и тем не менее они смело принялись бурить кубинские недра. Первые сто миллионов долларов завинтили в землю как один цент. Но ничего, кроме солёной воды, не качалось.

Однако Депардьё не поддался панике: «Нефть — это как кино, всего один фильм из семи получается. В этом деле можно всё или выиграть, или проиграть». И всё-таки к началу милленниума актёр вышел из игры. Но на празднование восьмидесятилетия приехал на фиесту и стоял на трибуне сзади Рауля Кастро, преемника и продолжателя.

Политика: от Миттерана до белых медведей

Кстати, об отношении Депардьё к политике. «Профсоюзы — это дерьмо, сборище бездельников… Когда я единственный раз участвовал в манифестациях, на дворе стоял май 68-го, — вспоминает Жерар. — Студенты, обкурившись травки, обзывали на площади Одеон полицейских эсэсовцами, а я в толпе срезал с рук часы. Вот такая политика мне по душе!» Он не любит политики, но обожает политиков. Он вовсе не флюгер, но относится к политическим деятелям в зависимости от степени их полезности лично ему.

Миттеран, Ширак, Саркози — ребята свои, с ними можно было договариваться. Олланд? Сам по себе парень неплохой, но больно уж зависит от сомнительного окружения… Если Депардьё отдадут в концессию нефтеносные залежи на Северном полюсе и скажут, что этот проект зависит от белых медведей, он на голубом глазу объявит косолапых светочами свободы.

Деньги: не ради денег

«Жерар всегда занимался бизнесом, — вспоминает его друг детства, а ныне тоже актёр Мишель Пилорже. — Уже в четырнадцать лет он обменивал у американцев из военной базы в Шатору ворованный бензин на джинсы и сигареты. Сегодня, в принципе, он делает то же самое, только профессионально».

При этом Жеже любит деньги не ради денег. Просто они делают его жизнь интереснее. Не окончив и школы, Депардьё сумел отстроить собственную жизненную вертикаль с ответвлениями на разных уровнях. Этаж кинобизнеса: компания DD Productions, созданная Депардьё в 1983 году, через неё актёр-бизнесмен получает свои доходы от всего, что касается кино. Его компания «Два колеса», расположенная в Руасси под Парижем, — самая крупная во Франции концессия японских мотоциклов (гараж в 3000 квадратных метров).

На самом верху вертикали — два роскошных ресторана, расположенных на одной площади, в двух шагах от Парижской оперы: «Фонтен Гайон» и «Экай де ля Фонтен». Да, не забудьте прикупить на входе кулинарную книгу Жерара Депардьё с гениально простым названием: «Моя кухня». Она стала хитом продаж во Франции и Германии и уже переведена на английский. Всё, к чему ни прикасается сегодня король Жеже, превращается в золото! Да он и сам уже давно превратился в бизнес-проект. Амбициозный, хлопотный, скандальный…

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *