Формула счастья Славы Полунина

• 13.02.2018 • ПерсонаКомментариев (0)55

Лучший клоун мира о «Снежном шоу», «Жёлтой мельнице» и Академии дураков

На прошлой неделе в театре «Дайлес» с аншлагом прошло «Снежное шоу» Славы Полунина — почти два часа абсолютного счастья.

Легендарный клоун с цирковыми артистами и знаменитый скрипач Гидон Кремер с оркестром Kremerata Baltica представили феерический спектакль. Забыв обо всем на свете, взрослые люди играли в снежки, перебрасывались огромными мячами, смеялись и плакали…

Елена СМЕХОВА

Удивительное «Снежное шоу» объездило почти всю планету. И везде фурор, слова благодарности и детский восторг в глазах зрителей всех возрастов. Об этом спектакле взахлеб писали газеты и журналы от Бродвея до Новой Зеландии, критика назвала его театральной классикой, а Полунина — лучшим клоуном мира.

«Суббота» встретилась со Славой Полуниным в Риге накануне спектакля. «Завтра пойдет снег, вот увидите. Мы всегда привозим его с собой», — пообещал мим.

На следующее утро Ригу замело. Интересно, как Полунин это делает?

— Слава, как возникла идея «Снежного шоу»?

— Однажды я понял, что хочу создать спектакль, который возвращал бы нас к нашим детским мечтам. Спектакль, который помог бы людям, приходящим в зрительный зал, выпустить из застенков взрослости мальчиков и девочек, которыми они были когда-то. Мне хотелось соединить эпику и лирику, наивность и мудрость, нежность и страстность.

— А почему снег?

— Это дань моим воспоминаниям о заснеженном детстве в городке Новосиле Орловской области. Помню гигантские сугробы по нескольку метров — снегоуборочные машины работали круглосуточно, чтобы открыть дорогу на станцию…

Билет в детство

— Как рождался спектакль, если вы с Гидоном Кремером находились в разных городах и странах?

— Спектакль готовился по мейлам, линкам, Интернету. Вся наша «снежная симфония» была сделана на компьютере. Целый год мы переписывались с Гидоном, накладывали видео, музыку. А потом встретились, и буквально за три дня все наши наработки соединились в спектакль. Мы оказались на одной сцене с юмором и музыкой — все перемешалось!

Для зрителей наш спектакль — это билет в детство. А для меня — подарок судьбы. «Снежное шоу» даже спектаклем не назовешь, это праздник жизни. Когда заканчивается действие, мы еще долго-долго сидим в гостинице и не можем остыть от того, что сейчас произошло на сцене.

— «Снежное шоу» играется по миру уже много лет. Остается ли оно неизменным?

— С годами «Снежное шоу» все молодеет и молодеет. Это живой спектакль. За это время мы неоднократно меняли в нем какие-то переходы, музыку и до сих пор постоянно привносим в шоу что-то новое. Хотя есть и костяк, за который мы держимся как за перила, поднимаясь по лестнице.

Я считаю, что у нашего шоу нет возраста. Это совершенно непонятная история — с годами спектакль делается все лучше и лучше.

— По принципу коньяка?

— Да, каждый раз в день выступления я вскакиваю утром с радостью: «Ура, сегодня спектакль!» И жду не дождусь вечера, когда предстоит выйти на сцену.

Вы не поверите, но каждый раз во время этого спектакля происходит что-то магическое. Наверное, мы с Гидоном дотронулись до чего-то главного, что заставило сделать это шоу, а теперь преображает нас изнутри.

Позавчера в Таллине стою за кулисами, и у меня даже дух захватило — насколько же гармонично звучит музыка вместе с действием! Мне захотелось выбежать и обнять Кремера прямо на сцене. Гидон даже затанцевал: начался вальс, и он вышел из-за кулис с поворота… Я подумал, что сейчас он отправится в тур вальса!

Академия дураков

— Ваше шоу и ваша жизнь — это гимн позитиву. Как удается сохранять такой оптимистичный настрой в наше депрессивное время?

— Меня уже просят читать лекции о радости и счастье. На самом деле, быть счастливым очень просто. Нужно просто не взрослеть — и все! Оставаться ребенком.

Если всю жизнь с тобой вместе слова «ух ты!», если ты будешь их повторять каждый день и на каждом повороте судьбы, все остальное придет само собой: и настроение, и радость, и позитивный взгляд на жизнь. Добро приносит добро. Я в этом абсолютно уверен.

— Нынешний год для вас юбилейный…

— Да, «Снежному шоу» исполняется 25 лет, 50 лет — «Лицедеям» и 30 лет — Академии дураков.

— Можно про Академию дураков чуть поподробнее? Я была свидетельницей того, как в Петербурге не было отбоя от желающих вступить в вашу академию. И это при том, что людям ставили на лоб печать «Я дурак»…

— А еще требовался дресс-код: галстук и шляпа. Потому что дурак обязательно должен быть в шляпе и галстуке!

— Какими качествами должен обладать человек, чтобы стать соискателем на звание академика в вашей Академии дураков?

— Академия дураков — с одной стороны, полная бестолочь. Никаких принципов там нет. С другой стороны — попасть в нее почти невозможно. Выбиться можно только за счет неординарного, праздничного и радостного отношения к жизни. Это и есть главный критерий.

Собираются три академика и что-то решают, но я их никогда вместе не видел. Это притягивает людей, которые хотят жить особым способом.

Куда уехал цирк

— Вы были директором питерского цирка. Что вам это дало?

— Мой опыт в Питере показал, что нельзя соединять молодежь и старую школу вместе. Нужно дать возможность им двигаться разными дорогами. Сегодня старая школа крепко держится, а у молодых нет возможности реализовать свои идеи. Когда у государства появится возможность помочь молодому поколению, это надо будет сделать. Так поступают французы. Они для каждой цирковой школы приглашают мастеров и дают каждому из них труппу.

— Куда сегодня движется современный цирк? Например, в Латвии его закрыли.

— Это грустно. В Европе сегодня десятки удивительных цирковых трупп, и каждый год запускаются по две-три новые компании, зажигаются новые звезды. Очень хорошая государственная политика по отношению к цирку во Франции. Великолепный цирк в Канаде и Австралии.

В России и Латвии с этим похуже: никак не найдут формулы существования этого искусства.

— У вас такая колоритная внешность. Вам никогда не предлагали сыграть Бога?

— В этом виноват Жан Эффель, который изобразил Бога в виде меня. Наверное, в этом виновата моя борода. Она словно говорит: «Не волнуйтесь, это добрый человек, он не обидит».

Меня часто принимают за Деда Мороза. В последнее время дети постоянно подходят ко мне и спрашивают: «Дедушка Мороз, а где подарки?» Поэтому я всегда ношу в карманах конфеты.

Карнавал вокруг себя

— Юмор величина непостоянная. Как, на ваш взгляд, он меняется с годами?

— Глубинный юмор как классическая музыка — не меняется никогда. Он абсолютен. Связан с сердцем, с судьбою. Меняются только верхние слои воды — там, где бури и ветер. Налетела одна идея, потом другая… Это нормально. Есть временные процессы, а есть основательные.

Я не заметил никаких изменений по отношению к тому, что я делаю. По-моему, юмор должен быть теплым. Чтобы в нем не было пошлости, лжи, насилия.

Конечно, сегодня есть и другие виды юмора, когда за счет другого пытаются себя приподнять, но я обхожу такие вещи стороной, меня это не задевает.

— В одном из интервью вы сказали, что создаете контролируемый хаос, а если есть система, то разрушаете ее. Что вами движет?

— Система — это всегда скучно. Она упорядоченная, структурная. Вся с острыми углами. Но нужно постараться, чтобы хаос не был разрушительным. Замечательная книга была о карнавале и смеховой культуре, где рассказывается о том, как карнавалы разрушают мир, чтобы создать новый. Потому что старый уже не очень хорош. Я люблю создавать вокруг себя карнавал.

— Клоун — это зеркало, в котором отражается весь мир. Каков мир у современного клоуна?

— По клоуну легко прочитать, чего в нашем обществе не хватает. На моем флаге написано: «Радость и нежность». Это значит, что сегодня в мире мало радости. Сегодня проблемы решают не мирным путем, а взрывают, бомбят…

Парижский садовник

— Что в ваших творческих планах?

— Каждый год я себе говорю, что не буду больше ничего делать, а буду только отдыхать. Целый месяц держусь. А потом бах! — и начинается столько дел, что пять человек не успеют их за свою жизнь переделать.

После того как я поработал в Питере директором цирка, я поехал в Париж и стал немножко садовником. Создал сад под Парижем, буквально в 40 минутах езды от центра. Проект называется «Желтая мельница», он посвящен ответам на вопрос: какая жизнь ждет нас в будущем?

В свое время один театральный философ предложил идею театрализации жизни. Я начал это делать, и почему-то получилось. Теперь на «Желтой мельнице» я скорее гость. Приезжаю, говорю название праздника, и тысячи людей приходят и создают этот праздник своими руками. Получается не искусство отдельно от человека, а искусство внутри человека. Так что все мои главные проекты там, на «Желтой мельнице». Не знаю, хватит ли меня, чтобы осуществить хотя бы половину из них.

— У вас есть хобби?

— Дарить радость людям. А еще я много лет собираю книги. Вожу их изо всех стран чемоданами. Убежден, что благодаря им я что-то знаю и умею.

В моей библиотеке собрано все лучшее, что есть по клоунаде вообще, по карнавалам, по уличному театру. Пятьсот книг только о русских празднествах! Не меньше — о карнавалах в Венеции.

Сейчас с книгами стало проще. Сидя дома, можно заказать по Интернету сразу 200-300 книг со всего света. Раньше я каждую книжку годами искал.

— Какая находка самая ценная?

— Несколько лет назад жена подарила мне книжку под названием «История двадцатикопеечного театра». Автор — Жюль Жанен, а книжка про Батиста Дебюро, великого мима и клоуна Франции. 1835 год. Всего пятьдесят экземпляров на русском языке было издано. И вдруг жена мне эту книжечку несет… До сих пор радуюсь тому, что эта книга у меня появилась.

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *