ZIATKOV06_DYA

"Россия очень болезненно воспринимает переписывание истории"

• 05.02.2013 • ИнтервьюКомментариев (0)672

Ригу посетил главный редактор российской газеты «Аргументы и факты» Николай Зятьков. «Суббота» встретилась с московским коллегой, чтобы поговорить о самых острых темах, которые волнуют читателей России и Латвии.

— Николай Иванович! Вам как человеку, который держит руку на пульсе российских новостей, лучше всего известны болевые точки России. Что, на ваш взгляд, сегодня больше всего волнует читателей? Какие темы для них самые важные?

— Всё зависит от того, о какой группе людей мы говорим. Общего читательского интереса в России не существует: это всё равно что мерить среднюю температуру по больнице. Люди разные, и интересы у них тоже разные.

Для тех, кто интересуется политикой, самый важный вопрос: есть ли в России оппозиция или она умерла? Для другой группы людей куда важнее проблемы жилищно-коммунального хозяйства: рост платежей за квартиру и индексация пенсий, которая не успевает за ценами.

А главная новость для бизнесменов — это то, что тандем Путин — Медведев перестал быть тандемом. Медведев перешёл на хозяйственную деятельность, и хотя он остаётся лидером партии «Единая Россия», всех, кто занят в бизнесе, волнует, куда им переориентироваться теперь, поменяются ли приоритеты и инициативы, что будет с приватизацией…

— …Или «прихватизацией», как говорят в народе.

— Действительно, большую часть российских людей это слово пугает. В 90-е у нас уже была приватизация — бандитская. Люди остались ни с чем, потеряли веру в ваучеры. Сейчас у них нет денег не только на то, чтобы что-то приватизировать, а просто на то, чтобы жить по-человечески. Для среднестатистического россиянина приватизация — тёмный лес, ему всё равно, как там валютный запас пополняется. Это сфера интересов бизнесменов, олигархов…

Забавы олигархов

— Вы знакомы со многими российскими олигархами. Их образ жизни, широко освещаемый в прессе, не может не раздражать среднестатистического читателя. Покупка яхт и спортивных команд, отдых в Куршевеле и на Лазурном берегу… Многие из тех, кто сегодня сказочно богат, поднялись на использовании государственных российских ресурсов: добыче нефти, газа и прочего национального достояния. А сейчас эти люди даже не хотят вкладывать деньги в геологоразведку, которая, к слову, во времена СССР была обязательной. Откуда такое отношение к своей стране, которая позволила им стать олигархами?

— Давайте сначала разберёмся в главном вопросе: что лучше — госсобственность, которая существовала во времена СССР, или частная собственность, появившаяся сравнительно недавно? Все, кто жил в Советском Союзе, могли оценить плюсы жизни, когда всё вокруг было общее. Будем честны: минусы имелись, но ведь и плюсов было немало. Но потом экономисты стали говорить: «Посмотрите, как хорошо на Западе, там частная собственность. А у нас воруют! Частник воровать не будет, он всё сделает для того, чтобы и ему было хорошо, и народу. Не будет безалаберности, бесхозяйственности, воровства… А государство — оно ведь так и норовит что-то скоммуниздить!» Прошло время, и теперь учёных уже тревожит другой вопрос: а в самом ли деле частная собственность эффективнее государственной?

— И какой же ответ на этот вопрос дают учёные сегодня?

— Неоднозначный. Например, выяснилось, что за все эти годы среди всех российских компаний на благо народа поработали только единицы. Из позитивных примеров могу назвать Lukoil, который вкладывает деньги в нефтеразведку и развитие производства. Что же касается большинства других частных предпринимателей, то они живут одним днём, совершенно не задумываясь о перспективе, о том, что будет завтра. По принципу «После меня хоть потоп». Я считаю, что главный мотив, который двигает современными олигархами, — это обыкновенная человеческая жадность. На яхты и клубы денег не жалко! Возможно, Абрамович и Ко не наигрались в детстве. Им это интересно, увлекательно…

К тому же тут преследуется ещё одна стратегическая цель: на Западе наших олигархов никто не знает, а значит, нужно как-то прославиться — например, спасти «Челси». Или купить газету. Есть у нас такой олигарх Лебедев, который покупает газеты в Лондоне; в частности ему принадлежит The Independent.

zjatkov

— Но почему нужно покупать непременно заграничную, а не российскую команду или газету?

— Это вполне логичный шаг. Все российские олигархи прекрасно понимают, что, несмотря на все свои несметные богатства, они зависят от того, что происходит в стране. Иметь активы на Западе им спокойнее: если что-то случится, они успеют доехать до аэропорта и улететь из России. Рисков никто не отменял. Поэтому развиваться и вкладываться на полную катушку никто не спешит. Плюс к этому Запад имеет ряд бесспорных преимуществ: там уютно, чистые улицы, нет такой криминогенной обстановки, как в России…

— Почему тогда ваши олигархи массово не уезжают на Запад?

— А зачем? Здесь они делают деньги. К тому же на Западе нет таких высоких доходов, как в России. Вот так и «мучаются», стоя одной ногой здесь, а другой — там. И мысль использовать приватизированное государственное добро с пользой для народа посещает их всё реже и реже.

О Латвии в России начинают забывать…

— Как по-вашему, не назрела ли в России сегодня революционная ситуация, когда «верхи не могут, а низы не хотят»?

— Нет, я уверен, что о революционной ситуации речь не идёт. К тому же сегодня для революции не нужно вождей и даже не обязательно создавать революционную партию, которая осуществит захват власти. Всё можно сделать с помощью Интернета. Был бы только повод. А поводы — да, бывают…

Многие люди приходят на митинги от отчаяния, от того, что несправедливость на каждом шагу. Но этих людей меньшинство. Таковы особенности русского характера — обсуждать проблемы на кухне, за бутылкой водки. На улицу нашему человеку, в отличие от жителей Испании или Греции, выходить лень… Да и зачем выходить, если есть деньги, чтобы купить бутылку и есть куда с ней пойти?.. Люди живут небогато, тяжело, но чтобы было невмоготу — такого нет. На мой взгляд, серьёзная оппозиция, как и массовое недовольство, могут возникнуть только в случае обострения кризиса и тотального обнищания людей.

— В латвийской прессе циркулирует множество мифов об отношениях между нашими странами. Один из них звучит так: Россия спит и видит, как бы придушить бедную Латвию. Насколько это соответствует действительности?

— Ни на сколько. Напротив — не обижайтесь! — в России начинают постепенно забывать о Латвии. По крайней мере, в российских СМИ сообщения о вашей стране появляются всё реже и реже.

У русских есть такая присказка: «Бьёт — значит, любит». Были времена, когда СМИ России било Латвию — а значит, нам было не всё равно, что здесь происходит… Сейчас интерес к Латвии гаснет. Россиян больше волнует Турция или Египет, ведь они туда ездят отдыхать и для них очень важно, не запретят ли там пить пиво или загорать топлесс на пляже. Положение дел в Латвии волнует куда меньше. А потому российские газеты пишут о вашей стране исключительно тогда, когда возникают информационные поводы.

— Вы можете припомнить последний материал о Латвии, который был опубликован в «Аргументах и фактах». О чём в нём шла речь?

— К сожалению, хорошее быстро забывается, а плохое помнится долго. Поэтому я могу припомнить «шпротную войну», которая была объявлена после марша эсэсовцев по вашему городу. Россия очень болезненно воспринимает переписывание истории Великой Отечественной. Для русских людей реставрация фашизма за гранью понимания. И это ужасно, что в Латвии стараются героизировать нацизм! Это недопустимо.

Что потеряла Латвия после распада Союза

— Как вы думаете, что потеряла и что приобрела Латвия после распада Союза?

— Полагаю, что потери есть. Разрушили всё «до основанья», как в песне «Интернационал», а что — «затем»? Самосознание, идеология — это, конечно, замечательно. Но дальше-то что?

Не берусь судить о достижениях или потерях Латвии: я здесь не живу и приезжаю очень редко. Приведу другой пример: недавно был в Венгрии, бывшей стране СЭВ. К русским там относятся неплохо, хотя мы больше не строим социализм вместе. Однако сегодня венгры считают, что Евросоюз заменил диктат Москвы. Им открытым текстом сказали: ваши «Икарусы» никому не нужны, в Германии автобусы лучше, и овощи ваши венгерские тоже никуда не годятся, их полно в Италии. Так что давайте, ребята, занимайтесь туризмом и живите на это! Что же получается? Евросоюз — это большой колхоз, который выставляет свои требования, совершенно не считаясь с интересами стран, входящих в него?

Уверен, что в Латвии похожие проблемы. Сейчас, когда схлынул национально-политический поток, самое время задуматься: а всё ли так плохо было в Советском Союзе? Общий рынок, общая территория, общий язык. Преимуществ было много. И мы можем к ним вернуться. На взаимовыгодных условиях. Думаю, нынче в Латвии уже никто не питает иллюзий, что Евросоюз — это рай. Так, может, быть дубовая заидеологизированная Россия, представляющая останки СССР, тоже чем-то хороша?

Не случайно же возник таможенный союз: Россия, Белоруссия, Казахстан. Возникают непредсказуемые связи: нынче Казахстан, который вроде бы состоялся как страна, тоже тяготеет к России. Мы все можем снова сплотиться, но не под флагом марксизма-ленинизма, а на общей платформе — экономической.

— Как вы представляете отдалённое будущее России и Азии? Это действительно будет огромный сплочённый союз?

— Пока не представляю. У меня на это не хватает фантазии. Более того, я не очень верю в то, что в ближайшее время такой союз возможен. Национальный эгоизм пока ещё очень силён.

Возможно, со временем и появится что-то типа Евросоюза на бывшем советском пространстве. Возможно, с участием Китая, возможно, без него… Возникнут крупные конгломераты, которые мощно двинут вперёд экономику. Люди разных вероисповеданий научатся жить вместе, возникнут единая валюта, единый рынок… Но это очень далёкое будущее.

«Алло! Говорит Кремль…»

— Скажите, а бывает так, что вам, редактору крупнейшей российской газеты, звонят из Кремля и диктуют поставить или, наоборот, не ставить тот или иной материал?

— Провокационный вопрос. Отвечу так: из Кремля мне не звонят, но прямые контакты у нас, конечно же, есть. Мы, главные редакторы ведущих изданий России, регулярно встречаемся с президентом. Без записи. На этих встречах мы можем озвучить все наши проблемы. Я часто сижу напротив президента, и у нас даже иногда возникает дискуссия. По-моему, это неплохо.

— Можно ли назвать российскую прессу независимой?

— Многие издания достаточно независимы — как по собственности, так и по положению. Но если вы подразумеваете под независимостью полную свободу слова, то её нет. Потому что этого нет нигде в мире! Через главных редакторов очень часто проходит политика инвесторов или каких-либо политических сил. И российские СМИ не исключение.

Однако я не слышал в последнее время, чтобы какую-то газету закрыли как неугодную. К примеру, есть у нас одно издание — не буду его называть, — которое проводит конкурсы на лучший плакат к митингу. Все эти плакаты подпадают под уголовную статью, потому что содержат оскорбления в адрес первых лиц государства. Но газета живёт и здравствует, никто её не закрывает. Даже главному редактору этого издания не звонят из Кремля. Потому что знают: звонить бесполезно.

— Как вы считаете, выживут ли бумажные издания? Или все газеты в самое ближайшее время уйдут в Интернет и журналисты останутся без работы?

— Подобные опасения уже возникали по самым разным поводам: мол, телевидение скоро поглотит кино, а кинематограф непременно съест театр. Тем не менее все остались живы. С газетами то же самое. Если Интернет и поглотит печатную продукцию, то это случится ещё очень не скоро. И уж точно не на нашем с вами веку.

Человечество очень неохотно расстаётся со своими привычками. А ведь всё это вековые привычки: открыть газету за утренним кофе, узнать из неё что-то новое, пошелестеть страницами… А уж что касается журналистов, то для них всегда найдётся работа, даже в Интернете. Блоггеры, которые появились сегодня повсеместно, никогда не заменят профессионалов.

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *