pavluts_02

«Если не делать бизнес с соседями, то с кем?»

• 26.04.2013 • Тема неделиКомментариев (0)578

Министр экономики Даниэль Павлютс считает связи Латвии с Россией такими же естественными, как тот факт, что у моста — два конца.

Получив два высших образования — музыкальное и экономическое, — Даниэль Павлютс начал карьеру в роли исполнительного директора международного фестиваля хоров мальчиков Riigas Doms. Впервые приобщился к политике, работая госсекретарём в министерстве культуры Латвии.

С октября 2011 года Павлютс был призван в правительство Валдиса Домбровскиса как беспартийный профессионал. Он сразу взял курс на долгосрочные реформы и заявил, что все беды нашей страны — из-за слишком частой смены курса: «Нельзя управлять страной, а тем более экономикой, руководствуясь рейтингами партий».

«Кризис закончился в среднем по больнице»

— Глава представительства Еврокомиссии в Латвии Ина Штейнбука сообщила, что кризис уже закончился, только люди этого ещё не почувствовали. Известный российский экономист Андрей Кобяков, недавно приезжавший в Латвию, напротив, убеждал, что кризис в самом разгаре и закончится лет через 20-25… Кто прав?

— Экономика не является точной наукой. По моему мнению, в Латвии в следующем году будет ощутимо лучше. Конечно, не везде и не все одинаково этот подъём ощущают, но он есть. Объясню, почему.

Латвия находится между тремя большими очагами роста: это Скандинавия, Германия — Польша и Россия — СНГ. Наше экономическое развитие напрямую зависит от динамики в углах этого треугольника.

— То есть от нас самих ничего не зависит — будем сидеть и ждать?

— Мы можем увеличивать свою конкурентоспособность, выходя на другие рынки. Желательно напрямую, без посредничества скандинавов и немцев. Только это позволит нам стать более самостоятельными и богатыми.

Пока же наша экономика сильно зависит от развития связанных регионов. Если два из трёх начнут тормозить, ситуация сразу усложнится. Но пока все они растут. Хоть и есть опасения, что рост замедляется. К примеру, Россия очень зависит от цен на нефть. Зато Германия и Скандинавия до сих пор были надёжной опорой, а наша экспортная торговля на 70 процентов — в страны ЕС, экономика которых сегодня достаточно сильна.

— Как-то «история успеха» нашей страны не очень отражается на благосостоянии её жителей…

— Тем не менее оно растёт. Понятно, что это средняя температура по больнице, которая почти ничего не говорит о состоянии каждого отдельного человека, хозяйства и предприятия. Лучше всего чувствуют себя предприятия, ориентированные на экспорт. На них уже два года наблюдается устойчивый рост зарплат и нехватка специалистов конкурентоспособных профессий.

Сложнее всего приходится обслуживающей сфере, которая работает на внутренний рынок. Отрасли, которые базируются на внутреннем потреблении, зависят от притока в страну денег от экспортёров. Это процесс постепенный. Зато это не пузырь, который может в любой момент лопнуть, а нормальный рост, связанный с ростом конкурентоспособности наших предприятий и уменьшением числа посредников. Шведы шли по такому пути 60-70 лет, а мы лишь 20…

— Так через сколько лет уровень жизни в Латвии достигнет среднеевропейского?

— Не знаю. Всё зависит от жителей. Могу ответить философски. Помните, сколько Моисей водил свой народ по пустыне? 40! Так что мы ещё на полпути.

— Вас наняли на должность министра не как политика, а как профессионала от экономики, топ-менеджера. Есть ли у вас планы вступить в некую политическую партию?

— Для развития Латвии при нынешней разрозненности её политической системы в ближайшие годы огромную роль будет играть личный профессионализм управленцев. Один из выходов в сегодняшней ситуации — технократическое правительство.

Посмотрите на опыт Италии, которая столкнулась с ситуацией, когда никто из выбранных народом политиков оказался не способен принимать решения, необходимые в тот момент стране. Так (в 2011 году) появилось правительство Марио Монти, сформированное из беспартийных технократов — специалистов отраслей.

— То есть вы за видение Латвии как большого предприятия с профессиональными и рациональными топ-менеджерами во главе?

— Нет. Но иногда необходим переходный кризис-менеджмент, чтобы после стабилизации ситуации «акционерное общество» вновь стало способно выбрать действующее правление.

— Раз нам нужен кризис-менеджмент — значит, вы признаёте наличие кризиса?

— В широком смысле кризис не кончился. Кончился финансовый кризис, но с его последствиями для социальной сферы и последствиями неправильной политики Латвии 2000-х мы ещё долго будем разбираться.

— Когда же нам ждать рассвета?

— Это зависит от двух факторов. Первое — политическое согласие в том, какое направление выбрать для страны. До сих пор мы не выбрали путь, куда идём, — то ли броситься в прогрессивность, то ли ещё куда-то.

Второй важный фактор — способны ли мы финансировать выбранный путь. Тут я согласен с Маргарет Тэтчер: если не поддержать тех, кто зарабатывает деньги для страны, у нас не будет денег для помощи слабым и незащищённым. Если мы все средства бюджета перераспределяем на социальные нужды, а на развитие оставляем лишь деньги еврофондов, от этого наша способность помочь слабым не увеличится.

pavluts_01

«Латвия — мост, одним концом в России»

— Насколько для экономики Латвии важны связи с Россией?

— Отвечу вам по-еврейски, вопросом на вопрос. А как вы считаете, насколько важно мосту иметь два конца? Если Латвия — связующее звено между Западом и Востоком, то она перестанет быть связующим звеном, если жители «моста» перестанут интересоваться одной стороной. По такому мосту движения не будет. Рухнет или не рухнет такой мост, но жизнь на нём будет бедной.

Латвия всегда была местом встречи культур, людей и религий. Наше общество во все периоды своего существования было способно на диалог… Если не делать бизнес с соседями, то с кем?

Посмотрите на первую четвёрку стран, с которыми у нас наибольший товарооборот: Литва, Россия, Эстония, Германия… Вот вам и ответ. У нас всё будет хорошо, когда у соседей хорошо. Недопустим лишь очень сильный перевес с одной стороны. Во всём должен быть баланс.

Что касается опасений насчёт российских денег, то я рад, что в последнее время российские инвестиции всё больше вкладываются в производства в Латвии, за их счёт тут создаются рабочие места и добавочная стоимость. Не меньше российских мы хотим притока немецких и шведских инвестиций в наш реальный сектор. Главное — чтобы сюда приходили «умные деньги», которые тут застревают надолго.

«Я не трудоголик»

Павлютс рассказал, что большую часть свободного времени проводит с семьёй и детьми. Министр не считает себя трудоголиком.

— Мне нравится моя работа, я чувствую себя на своём месте, но во всём нужен разумный баланс. Я НЕ хочу быть одним из политиков с опухшим лицом и огромными кругами под глазами. Такой… пандой!

В арсенале Павлютса — музыкальное образование. На вопрос, какие музыкальные ассоциации вызывает у него наша политическая жизнь, министр ответил: «Если представить всю политическую систему управления в виде большого оркестра, то политическая жизнь — это как если бы оркестр играл одновременно по нескольким партитурам. И это не потому, что у нас бардак, — это нормальный плюрализм мнений, демократия».

Второго Parex не ждите!

На грани выживания оказалось одно из крупнейших промышленных предприятий Латвии — Liepaajas Metalurgs. На улице могут оказаться две с половиной тысячи лиепайчан.

По мнению министра, в ситуации целиком и полностью виноваты перессорившиеся акционеры, которые довольно странно вели свой бизнес, закупая лом по завышенным ценам в Казахстане и других отдалённых странах, а не по рыночным в Балтии, на чём можно было сэкономить до 30 млн. евро в год.

В прошлую среду государство выдвинуло акционерам предприятия ультиматум: на этой неделе от них ждут 25 млн. латов. Тогда Metalurgs, возможно, удастся спасти. А вот рисковать деньгами налогоплательщиков и национализировать предприятие министр не хочет. Хотя в 20-30-е годы прошлого века у этого предприятия уже был подобный опыт: тогда его перенял Госбанк и держал до самой войны.

Сегодня, по словам министра, сценария второго Parex можно не ждать. Людям, оставшимся без работы, Павлютс обещал помощь государства — пособиями по безработице и «мерами по развитию экономики Лиепаи, которые могли бы помочь разобраться с ситуацией».

Бой ростовщикам!

Даниэль Павлютс решил поставить в рамки многочисленные конторы, работающие по принципу «кредит за 10 минут», из-за неразборчивости которых люди зачастую должны отдать в десять, а то и сто раз больше, чем взяли в долг.

В ответ министра тут же обвинили в лоббировании интересов банков и попытке восстановления государственной регуляции цен.

— Сама по себе услуга по займу денег вполне нормальна, но ситуация, когда сотни тысяч людей рискуют задолжать за год сотни и даже тысячу процентов от первоначального кредита, — это натуральное ростовщичество! В уголовном кодексе до сих пор есть на эту тему статья, но она трудно применима.

Люди, которые обращаются за такой услугой, не всегда в состоянии сами себя регулировать. Значит, нужны некие разумные рамки: надо ограничить максимальные ставки и штрафные проценты, заставить кредиторов давать более честную и ответственную рекламу. И мы этого добьёмся.

«Мой личный баланс позитивен!»

Министр экономики в 2012 году был вынужден договориться с банком о переносе выплаты основной суммы кредита в 128 826 латов, так как его доходы снизились. Его зарплата в правительстве составила за год 20 537 латов плюс плата за преподавание в Стокгольмской школе экономики — 1532 лата.

Комментарий министра:

— Договор об отсрочке платежей — это нормальная практика, когда снижаются доходы должника… Но мой долг образовался на базе недвижимости (две квартиры и земля в Риге — информация из декларации. — К. Х.), чья стоимость намного выше суммы долга, к тому же она вполне ликвидна. Нет сомнений, если надо будет — я с долгом разберусь в любой момент. Мой личный баланс позитивен!

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *