9_may_08

Почему искажают страницы Второй мировой в Латвии

• 07.05.2013 • Тема неделиКомментариев (0)790

Неугодный историк Индулис Ронис открывает скрытые факты о войне. Индулис Ронис — известный латвийский историк с чёткой гражданской позицией. Основываясь на документах, он считает, что множество фактов о Великой Отечественной войне в Латвии замалчивается. И это делается сознательно.

В знак протеста 18 ноября 2010 года Индулис Ронис публично отказался от звания академика АН Латвии и профессора Латвийского университета. С разрешения автора публикуем отрывки из монографии Рониса.

Как нацисты растоптали мечту о свободной Латвии

Иллюзии о восстановлении Латвийской Республики разгромил командир группы истребителей (действий) полиции и СС бригаденфюрер СС и генерал полиции Вальтер Шталекер на третий день после занятия Риги, 3 июля 1941 года. Он категорически запретил группе бывших руководящих деятелей довоенной независимой Латвийской Республики создавать временное правительство. В данном вопросе Третий рейх остался верен принципам секретных приложений пакта Молотова — Риббентропа: Латвию, как и другие Балтийские государства, признали лишь оккупированной территорией СССР.

Не оправдались даже туманные обещания, данные службами армейской контрразведки — абвером группе невозвращенцев из дипкорпуса в Берлине, которая надеялась с помощью Третьего рейха восстановить национальное войско как ядро будущего государства. Самими активными среди Латвийских офицеров были последний военный атташе Латвии в Литве полковник-лейтенант Виктор Деглавс (близкий родственник известного латышского писателя Аугуста Деглавса) и последний военный атташе в Германии и Венгрии полковник Александр Пленснерс. 5 июля 1941 года В. Деглавс и А. Пленснерс прибыли в Ригу и установили контакты с отверженными местными активистами.

…Агенты гестапо застрелили Деглавса 18 июля на лестничной площадке квартиры семьи давно погибшего первого министра иностранных дел Латвии Зигфрида Анны Мейеровица, где остановился Пленснерс. Официально объявили, что В. Деглавс застрелился сам, и запретили любое дознание. Портфель Деглавса с документами исчез в сейфах гестапо.

Но завершающая точка надеждам на автономию была поставлена несколькими днями раньше: на совещании высшего руководства рейха 16 июля 1941 года в Ванзее, где Гитлер категорически заявил: Балтийские государства не будут восстановлены, их территория будет включена в состав рейха и там будут жить лишь немцы.

Коричневый кризис назревал долго…

В годы Второй мировой войны на территории Латвии военными преступниками были уничтожены больше 200 тыс. советских военнопленных.

Пленённым советским воинам не дали покоя даже после гибели. После Московского совещания министров иностранных дел и Тегеранской конференции в 1943 году, где союзные державы решили наказать нацистских военных преступников, спецчасти нацистов раскапывали и сжигали трупы, чтобы скрыть свои преступления. Среди невинных жертв было и немало солдат бывшей латвийской армии. Но больше сыновей русского, белорусского, украинского, татарского, грузинского народов…

Генеральная линия — молчание

В официальном издании 1945 года «Сообщение Чрезвычайной Государственной комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников о преступлениях немецких захватчиков на территории Латвийской Советской Социалистической Республики» названа цифра 327 тыс. замученных военнопленных на территории Латвии, цифра, которую принял и Международный военный трибунал в Нюрнберге. О Риге в этом документе сказано: «Немецкие захватчики устроили советским военнопленным в бывших казармах, которые находились на улицах Пернавас и Рудольфа Шталаг-350, который просуществовал с июля 1941 года по октябрь 1944 года. Советские военнопленные содержались в нечеловеческих условиях». Упоминается эпидемия тифа зимой 1942-43 года, которая одна унесла 45 тыс. жизней. Но о фабрике смерти Остланда ни слова.

Хотя уже сразу после войны появился серьёзный повод заговорить о фабрике смерти Остланда (она находилась в Клейсты). Международному военному трибуналу в Нюрнберге был передан документ «Чрезвычайная Государственная комиссия по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников. Лагеря смерти. Сборник документов о злодеяниях немецко-фашистских захватчиков в Белоруссии», в котором было констатировано преднамеренное распространение сыпного тифа среди гражданского населения Белоруссии, на прифронтовой полосе, чтобы вызвать эпидемию тифа в частях наступающей Красной армии.

Сама судьба требовала сделать решающий шаг и рассекретить информацию об Институте медицинской зоологии — кузнице биологического оружия для ведения тотальной войны. Но эту информацию скрыли как от Международного военного трибунала в Нюрнберге, так и от Рижского военного трибунала.

Как же тогда с приговорами Международного военного трибунала в Нюрнберге и Рижского трибунала, если замалчивается трагедия пленённых российских воинов в Остланде? Ведь допущена судебная ошибка!

Откроем книгу под редакцией академика А. Дризула и прочтём: «Для советских военнопленных, заранее обречённых на гибель, были созданы невыносимые условия существования. Массовое преднамеренное уничтожение их осуществлялось в офлагах (лагеря для пленных офицеров), дулагах (пересыльные лагеря), шталагах (лагеря для рядового и сержантского состава) и лазаретах для военнопленных. В Риге был создан Шталаг-350 с шестью основными отделениями (крупнейшее из них находилось в Саласпилсе), в Даугавпилсе — Шталаг-340, в Резекне — Шталаг-347, в Валке — Шталаг-351, в Лиепае и Елгаве — Дулаг-110, имевшие многие отделения в разных местах Латвии. Тысячи военнопленных погибли по пути следования к этим лагерям в результате ужасающих условий транспортировки.

В этом отношении можно привести характерный пример: «Осенью 1941 года на станцию Саласпилс прибыл эшелон с советскими военнопленными в составе 50-60 вагонов. Когда открыли вагоны, на большое расстояние разнёсся трупный запах. Половина людей были мертвы; многие были при смерти. Люди, которые могли вылезти из вагонов, бросились к воде, но охрана открыла по ним огонь и расстреляла несколько десятков человек…» Только через Шталаг-350 прошли 250 тыс. человек, из которых были замучены и уничтожены более 130 тыс. Даугавпилсский лагерь пропустил через свои кровавые жернова 160 тыс. военнопленных, из которых погибли более 124 тыс. В Елгаве были умерщвлены свыше 23 тыс., в Лиепае — более 7200, в Резекне — свыше 35 тыс. оказавшихся в плену советских воинов.

Кто настоящие палачи?

Сегодня в Латвийском университете, Латвийской академии наук и в президентской комиссии историков не проводится научное исследование нацистского тоталитарного режима, ибо заведомо игнорируются важнейшие первоисточники: отчёты самих карателей, свободно доступные в Государственном архиве ФРГ в Кобленце и в их копиях в микрофильмах в архиве Института истории Латвии Латвийского университета. Ведь проведение акций массового истребления гражданского населения на территории оккупированного Союза проводили как закон в рамках отрядов истребителей: полиции безопасности (СИПО) и службы безопасности (СД), которые состояли из целого ряда команд истребителей.

При этих отрядах истребителей создавалась вспомогательная полиция из местных жителей с её лидером Вольдемаром Вейсом. Удивительно, что публицистика всех направлений почему-то имя этого палача забыла… В Латвии застопорились на команде Виктора Арайса, стараясь прикрыть массовые преступления латышской вспомогательной полиции под командованием Вольдемара Вейса. Процитируем несколько фрагментов из этих донесений о событиях отряда истребителей «А» из книги профессора Харалда Биезайса.

Донесение от 7 июля 1941 года: «…Организован отряд вспомогательной полиции (400 участников)… Руководителем вспомогательной полиции назначен полковник-лейтенант Вейс… У этой части вспомогательной полиции образованы ещё две самостоятельные группы для проведения погромов. Все синагоги разрушены, ликвидировано 400 жидов». Донесение от 16 июля 1941 года: «Пока в заключении 600 коммунистов и 2000 жидов. В погромах погибли 400 жидов и после прибытия 2 EK (2-я команда отряда истребителей (действий) «А» — в её поле деятельности был округ Латвийской генеральной области Остланда, т. е. территория оккупированной Латвии) отчасти собственными силами вспомогательной полиции 2300 жидов… 2-я команда действия в Риге рассмотрела все материалы, проверила все учреждения, руководящих коммунистов, как далеко они досягаемы, арестовала, начатые против жидов акции под руководством штурмбанфюрера СС Бранта отлично продолжались».

В сегодняшней Латвии об этих преступлениях латышской вспомогательной полиции и штурмбанфюрера СС Бранта молчат! Более того, восстановлена памятная доска у места захоронения командира этих убийц из латышской вспомогательной полиции Вольдемара Вейса — на самом почётном месте Братского кладбища в Риге.

9_may_09

Таинственные исчезновения

Из официозной историографии Латвии испарился не только штурмбанфюрер СС Брант, который в Риге руководил акциями по уничтожению евреев, но даже Г. Прюцман, до официального образования Остланда являвшийся высшим руководителем СС. А ведь именно Прюцман в ответе за уничтожение гражданского населения в Бикерниекском лесу, за образование Рижского гетто и гетто в других городах.

Особенно удивляет то, что Прюцмана почти не упоминали в советской пропагандистской литературе о происшествиях в оккупированной Латвии, хотя его имя часто упоминается в нацистских документах, которые хранятся в рижских архивах. Да и дальнейшая его биография просто страшна: переведённый на аналогичную должность на Украине, он продолжил там массовое уничтожение гражданского населения. Потом был уполномоченным Германии в Хорватии, а в конце войны по личному распоряжению Гиммлера создал подпольную армию террористов «Оборотень» (Wehrwolf). По одним сведениям, Г. А. Прюцман был пленён союзниками и в Линебурге отравился.

Но нет более-менее достоверных доказательств того, что погиб начальник Рижского гестапо Рудольф Ланге, который командовал расстрелами евреев в Румбуле. Имеется лишь рассказ его жены о том, что он якобы погиб при взятии Позена (Познань)…

Борьба продолжается

Об этих и других военных преступлениях нацистов я докладывал 15 августа 2001 года на II конгрессе латышских историков и говорил в статье «Массовые убийства в Латвии во время национал-социалистической оккупации и проблема ответственности в историографии» в самом престижном научном журнале Латвии «Известия Латвийской академии наук».

К превеликому сожалению, мои главные оппоненты отвергли академический путь решения спорных проблем. А меня сделали неугодным историком. И всё-таки я надеюсь на то, что рано или поздно историческая правда о войне будет восстановлена, что время непременно всё расставит по своим местам.

Индулис Ронис о себе

С 1988 года я работал директором главного исследовательского центра истории Латвии, был в постсоветское время избран действительным членом Латвийской академии наук и профессором Латвийского университета, назначен руководителем комиссии по выяснению судеб репрессированных латвийских политических, общественных и военных деятелей при президенте Гунтисе Улманисе и др. Но это не помогло — как только я возвратился к военной тематике, меня превратили в безработного…

Из сегодняшних официальных изданий в Латвийской Республике тема уничтожения советских военнопленных изъята (вновь засекречена?). Сегодня историю переписывают бывшие ортодоксальные советские историки. Главными представителями этой новой школы в официозной латвийской историографии являются профессиональные историки, которые сочинили глубоко аморальную книжку «История Латвии. XX век», а также книгу по истории Второй мировой войны на территории оккупированной Латвии.

Индулис РОНИС, доктор исторических наук, хабилитированный доктор истории.

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *