Тренируйтесь радоваться!

• 03.08.2015 • ИнтервьюКомментариев (0)363

До пенсии не доживают те, кто себя жалеет

Оптимизм и активная деятельность продлевают жизнь сениорам, считает руководитель Клиники геронтологии Восточной больницы профессор Янис Залькалнс.
Наших пенсионеров сразу отличишь от иностранных сверстников. Прежде всего по унылому выражению лица и потухшим глазам.
Профессор Залькалнс, который в своей клинике работает как раз с этой возрастной категорией, причём с пациентами после инсультов и с тяжёлыми хроническими заболеваниями, говорит о том, что в Латвии сложилась так называемая идеология эйджизма (от англ. Ageism) — дискриминация по возрасту, предубеждение против пожилых).

Общество против стариков

— У нас к старости относятся как к болезни, слабоумию и немощи, — доказывает профессор. — Вот вам лишь один показатель: на всю Латвию — только пять сертифицированных врачей-гериатров. В резидентуре на эту специальность выделяют лишь одно-два места. А в этом году не дали ни одного! Выпускники медицинских вузов ничего не знают о проблемах старения.
Более того, отношение к пожилым людям в Латвии откровенно циничное. Помните, когда наступил кризис, банкир Рунгайнис кричал на всю страну, что пенсионеры не солидарны с обществом, потому что не согласны урезать свои доходы. Но они и так вынуждены отказывать себе в самом необходимом. Лучше бы Рунгайнис призвал к солидарности миллионеров, которым государство дало возможность создать свои капиталы.
— В большинстве развитых стран срок выхода на пенсию вычисляют исходя из того, что до него должны дожить не менее двух третей населения. А у нас сколько доживают и сколько лет среднем живут после пенсии?
— Таких опубликованных данных я нигде не видел. Но средняя продолжительность жизни в Латвии — 72,7 года: 77,7 года у женщин и 67,3 года у мужчин. То есть, получается, у мужчин в жизни была только работа. Конечно, если работа у человека есть, это прекрасно. Но у нас на рынке труда дискриминируются люди даже за 50 лет, не говоря уже о 60-летних. А когда пожилому, но добросовестному работнику однажды утром говорят, что в его услугах больше не нуждаются, для него это колоссальный стресс, от которого он часто не может оправиться и начинает тихо угасать.

Как занять пенсионеров?

— Заставляя людей работать дольше, государство экономит социальный бюджет. Но ведь одновременно оно несёт и потери: работающие пожилые люди, особенно на сложных участках, чаще болеют, чаще уходят на инвалидность. Кто-то просчитывал реальное соотношение этих плюсов и минусов?
— Мне об этих расчётах ничего не известно. Но я вижу, что наши власти относятся к старению общества как к проблеме далёкого будущего. Но это проблема если не вчерашнего вечера, то сегодняшнего утра. У нас масса нерешённых вопросов. Как быть с теми, кто при постепенном увеличении пенсионного возраста не сможет по своим физическим и ментальным данным продолжать трудиться? Где работать молодым, если места будут заняты пенсионерами? А если молодые вытеснят пожилых, куда те пойдут дорабатывать стаж — в дворники и санитарки? Для них просто не будет рабочих мест. Надо разрабатывать стратегию — Латвии нужна национальная программа занятости пожилых людей.

Счастье — это когда ты нужен

— Продолжение трудовой деятельности уже после «ухода на почёт» замедляет или ускоряет старение?
— Здесь надо говорить о социальной включённости. Она подразумевает три фактора: присутствие, чувство принадлежности и самоутверждение. Даже маленькая работа, если она даёт ощущение участия в жизни социума, будет человеку во благо.
Под моим научным руководством лет 12 назад было проведено исследование среди сениоров: по каким критериям люди оценивают качество своей жизни.
Предлагалось расставить приоритеты, что для людей важнее: социальные контакты, здоровье, экономическое положение. Так вот материальное благополучие все поставили на третье место. Здоровые сениоры на первое место ставили социальные контакты. Больные — здоровье, что логично. Но сразу на второе место — социальную включённость. То есть она для всех является бесспорной ценностью.
Кто на пенсии долго не проживёт? Тот, кто начинает себя жалеть. Ах, какая у меня был трудная жизнь, как я много и тяжело работал, и кто меня когда пожалел?.. Так хоть я себя сейчас пожалею. И что он под этим понимает? Возможность ничего не делать. Руки опустил — всё! Это начало конца.
Другой вариант: человек на пенсии продолжает работать — по специальности или нет, полную рабочую неделю или часть.
Например, бывшая учительница устроилась на сезон гардеробщицей. И молодец! Никакая работа не позорна. Тунеядство постыдно.
У многих открывается второе дыхание, когда они закрывают одну страницу своей жизни и открывают новую.
Мы часто делаем интервью с сениорами: и на селе, и в городах, с живущими в семьях или одиноко. Мы видим, как влияет на самочувствие пожилого человека социализация. И неважно, как она реализуется — через работу или неформальные организации: клубы сениоров, творческие занятия в кругу сверстников и пр.

Если весь в делах, унывать некогда

— Нередко старики, даже вполне ещё физически крепкие, впадают в апатию. Их ничто не радует, ничто не интересует. Начинают брюзжать, ныть… Это чисто психологическая возрастная проблема или каждому человеку отмерен срок, после которого он теряет волю к жизни?
— Когда ты занят, когда звонит телефон, приходит е-почта, когда надо куда-то успеть, что-то сделать по дому, кому-то помочь — тогда, несмотря на возраст, никакой депрессии не будет.
Очень важно всё, что ты наработал за свою жизнь: профессия, навыки, увлечения, социальные связи, семейные отношения… После прекращения активной трудовой деятельности перенеси этот инструментарий на свою маленькую жизнь. Тебе уже не надо решать глобальные проблемы — просто организуй себя и своё личное пространство. Планируй и действуй. Одним словом, живи!
А ещё нужно тренировать себя радоваться. Когда это говоришь пациентам, многие не понимают: какие радости, когда пенсия маленькая, здоровья нет, дети разъехались… Задача гериатра — убедить пациента замечать хорошее вокруг себя, не переживать о том, чего у него нет, и ценить то, что он имеет. Гериатр является ещё и психотерапевтом — без этого в нашей профессии нельзя.
Наталья СЕВИДОВА.
Фото — Владимир СТАРКОВ.

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *