rimshevich-5

Латвия вступает в Клуб трёх мушкетёров

• 10.05.2013 • ИнтервьюКомментариев (0)709

Президент Банка Латвии Илмар Римшевич скорбит об утрате лата, но уверен, что евро — это благо для страны. Г-н Римшевич в кратчайшие сроки откликнулся на предложение прийти в наш «Пресс-клуб.LV».

И это не удивительно: вступление в еврозону на носу, а подавляющее большинство жителей Латвии настроены решительно против. Многие уверены, что запрыгивать на подножку летящего в пропасть поезда — по меньшей мере недальновидно.

Европейские структуры винят в такой непопулярности евро руководство Латвии: мол, не смогли донести до низов информацию обо всех неоспоримых достоинствах единых пространства и валюты. Теперь слуги народа стараются активно наверстать упущенное время и ответить на огромное количество самых нелицеприятных вопросов.

Министр финансов Андрис Вилкс обещал, что к лету число сторонников и противников евро разделится в соотношении 50 на 50. По сведениям Римшевича, сегодня единую валюту поддерживает примерно треть населения Латвии. Тем не менее главный банкир Латвии считает тенденцию позитивной.

— Все предсказания скептиков и прессы о том, что Грецию вытолкнут из ЕС, а еврозона вот-вот рухнет, не сбылись…

— Надеюсь, в Латвии сценарий будет развиваться подобно эстонскому. Там до вступления в еврозону поддержка населения была ниже 50 процентов, а сейчас, спустя полтора года, евро поддерживают около 65 процентов. Когда люди начинают жить и работать с евро, а негативные сценарии не оправдываются, настроение улучшается.

— А это хорошо, что Греция не покинула еврозону? Теперь все должны её спасать. И нам придётся…

— А вы пытайтесь мыслить позитивно! То, что Греция осталась, лишний раз показывает, что еврозона — настоящий клуб, где один за всех и все за одного. Это не значит, что Латвии придётся платить по греческим долгам, — Греция сама справляется со своими проблемами и помаленьку выходит из кризиса. Сегодня их объём прироста экспорта — четвёртый по величине в ЕС. Конечно, если бы в Греции сразу предприняли все те шаги, что и в Латвии, то, возможно, ситуация улучшалась бы быстрее, но в каждой стране свои проблемы и свои решения.

rimshevich-3

Parex мог устоять

— Думаете, если бы Греция, Испания или Кипр не были в ЕС, их ситуация была бы плачевнее?

— Намного! Им пришлось бы девальвировать курс национальной валюты — а значит, народ обеднел бы ещё быстрее, чем сейчас. Их спад был бы не два-три процента в год, а как у Балтийских государств в кризис — больше 10 процентов.

— Если бы Латвия вступила в зону евро в 2008 году, нам тоже было бы веселее и Parex не рухнул бы?

— Возможно. Он мог бы рефинансировать свои долги в Европейском Центробанке и решить свои проблемы напрямую, без вмешательства государства. И Каргин с Красовицким остались бы на своих местах.

— На спасение Parex государство угрохало почти миллиард латов. С позиции сегодняшнего дня что можно было бы сделать по-другому?

— Ничего. Это был мировой кризис, частный банк попал в тупик. Закрылись все финансовые рынки, и он оказался неспособен рефинансировать свои внешние долги. К тому же журналисты забили тревогу за четыре месяца до срока выплаты синдицированного кредита, чем вызвали ажиотажный отток денег из банка. Это и был конец.

Это было тяжёлое решение… На сегодня из потраченного миллиарда удалось вернуть примерно половину. Остальные 500 миллионов — цена спасения. Хотя это три процента ВВП Латвии, относительно небольшая сумма.

Латвия не Аргентина!

Римшевич не скрывал, что лично для него переход на евро — большая травма.

— Лат для нас — как дитё. Мы 20 лет его воспитывали и взращивали, а сейчас приходится от него отказаться. Но мы на это идём во благо всей страны, во имя большей стабильности, надёжности и международного веса Латвии в европейском сообществе.

Это было не экономическое, а сугубо политическое решение, которое принималось на уровне парламента. Никаких мгновенных благ сразу после вступления в еврозону ждать не стоит. Евро — лишь предпосылка. Вступая в этот клуб, наша страна окончательно опровергает все негативные предсказания из серии, что Латвия — это Аргентина номер два.

Практика показывает, что малым странам в бурных ситуациях труднее. Поэтому страны покрупнее, вроде Польши, Чехии или Венгрии, могут позволить себе не спешить. А маленькие, вроде Мальты, Кипра, Эстонии, Словении, Словакии, чувствуют свою незащищённость и спешат в Евросоюз и еврозону.

— С введением единой валюты вы как главный банкир страны утратите ряд своих функций. Большая часть решений по финансам будет приниматься не в Латвии, которая ещё больше утратит свою независимость. Не отразится ли это на вашей серьёзной зарплате — более 75 000 латов в год (около 6000 латов в месяц)?

— Мы и вправду теряем свою независимость и должны будем считаться с решениями, которые принимаются во Франкфурте. Все подготовленные постановления и проекты решений надо будет утверждать там, обсуждая с европейскими коллегами.

Но функций меньше не станет. Кроме того, что мы продолжим заниматься экономикой Латвии, Банк Латвии станет эдаким институтом европейской экономики — самым информированным учреждением в Латвии на тему, что происходит в других странах ЕС. Мы сможем полноценно давать прогнозы, как Латвии лучше в данный момент поступать, и участвовать в принятии решений Европейского Центробанка.

— Как главный специалист Латвии по евро дайте прогноз — куда движется европейская валюта: будет расти в цене или падать, что нас ждёт — инфляция или дефляция?

— Банк Латвии никогда не подсказывал, кому на ком жениться и в какой валюте хранить деньги. Тенденции позитивны. Думаю, что самое трудное в еврозоне позади.

— 1 января в Латвии уже будет евро, а в Литве останется лит. Это обещает преимущества Латвии?

— Такие же преимущества, какие сегодня имеет Эстония по сравнению с нами. Сейчас, если нужно сделать выбор, куда вкладывать, при прочих одинаковых условиях вложат в страну, где ходит евро… Литовцы уже сегодня начинают завидовать и серьёзно говорят о том, что к 2015 году хотели бы ввести евро. Даже премьер Польши заявил, что и его страна ориентируется на 2016 год.

rimshevich-4

— Зачем мы нужны еврозоне?

— Латвия не идёт в монетарный союз с протянутой рукой, попрошайничая. Мы несём свои опыт и чёткую позицию, которые приобрели за последние пять лет… Многие из европейских стран хотят, чтобы Латвия делилась своим опытом того, как можно зажечь пламя надежды и из самой проигрышной ситуации выйти с честью. Сегодня, когда в некоторых странах меры по обузданию бюджетного дефицита или местного долга начинают иссякать, наш опыт может очень пригодиться.

— Что будет с золотом Латвии?

— В момент вступления в еврозону Банк Латвии отдаст в управление Европейскому Центробанку 4,15 процента своих золотовалютных запасов, а доходы от этого управления мы всё равно будем продолжать получать. Причём физически золото никогда и не находилось в Латвии — оно всегда было в других надёжных местах.

— Что будет с ненужными латами?

— Некоторые будут переплавлены на евро, некоторые уничтожены. Но рисунки, которые были на латах, смогут впоследствии перекочевать на евро и продолжить добрую традицию, ведь сейчас монеты Банка Латвии каждый год получают призы на международных выставках.

— Что будет с курсом лата?

— В момент перехода он будет тот же, что и сейчас, — 0,70287 лата за евро. Если бы меняли курс, то это был бы уже не переход с одной валюты на другую, а нечто другое.

— Что посоветуете делать простому обывателю в ожидании евро: менять, обождать?..

— Информационная кампания для домохозяйств и физических лиц начнётся с августа-сентября — правительство будет подробно объяснять, куда идти, что делать и чего не стоит делать. А сегодня не надо заставлять людей нервничать.

— Ждать ли сегодняшним работникам пенсий и как на их величине отразится введение евро?

— На мой взгляд, ситуация выровнена. Если страна и дальше будет жить по средствам и не допустит расхлябанного подхода к финансовым ресурсам, пенсионная система будет существовать. Кстати, евро даёт возможность сэкономить на транзакциях по обслуживанию внешнего долга и пустить «спасённые» деньги в бюджет. А как их перераспределят — это решит государство.

— Какие категории людей введение евро ослабит? Минимальное знание психологии подсказывает, что маленькие зарплаты, которые при пересчёте на евро будут заканчиваться не нулями или пятёрками, будут округлены вниз, в сторону уменьшения. А вот цены — вверх, торговцам же надо как-то отбить затраты на введение евро…

— Не кормите людей негативом — дайте им позитив. Ничего и никуда не будет округляться! Если было 200 латов — в момент перехода они превратятся в 284, а не 280 евро. А что будет потом, зависит от руководителей — хотят ли они своих сотрудников порадовать или хотят на них сэкономить.

Цены за шесть месяцев до введения евро уже будут указываться в евро. Если торговцы захотят в новогоднюю ночь грубо поднять цены — они проиграют в конкурентной борьбе и будут наказаны уменьшением оборота. По опыту Эстонии и Мальты, после введения евро цены поднялись на 0,2-0,4 процента. И ещё неизвестно, это от перехода на евро или связано с изменением неких тарифов или налогов. Так что встретимся с вами в следующем году — увидим и обсудим.

rimshevich-1 rimshevich-2

Тревожные цифры

Страны еврозоны выходят из кризиса медленнее, чем ожидалось. В 2014 году рост экономики в 17 странах еврозоны составит 1,2 процента — на 0,2 процента меньше, чем предполагалось ранее.

Одной из основных проблем еврозоны остаётся высокая безработица, отмечает агентство Reuters. По прогнозам, её уровень в 2014 году составит около 12 процентов.

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *