maxima_06

Трагедии могут повторяться

• 27.11.2013 • Тема неделиКомментариев (0)748

В этом убеждён инженер-строитель Юрий Есипенко. Его родной брат Михаил и невестка Елена погибли в золитудской трагедии

Сразу после опознания тел Юрий подал документы на опеку 14-летнего племянника Филиппа, оставшегося круглым сиротой. И пришёл в редакцию «Субботы», чтобы пролить свет на возможную причину трагедии, — с желанием сделать всё, чтобы подобный кошмар не повторился. Круговая порука в латвийском строительстве — это замкнутый круг, который необходимо разорвать.

* * *

— За минуту до обрушения моя дочь Оксана собиралась зайти в ту самую Maxima, чтобы снять деньги в банкомате, — рассказал Юрий. — С улицы она мне позвонила и попросила забрать её на машине. Я посоветовал ей ждать внутри, чтобы не мёрзнуть. И тут всё начало рушиться прямо у неё на глазах. Случись всё минутой позже — она была бы уже внутри…

Узнав о случившемся от дочки, я кинулся звонить брату, который жил неподалёку в Золитуде. Трубку поднял его 14-летний сын Филипп. Сказал, что папа с мамой вернулись с работы (оба сотрудники сервисных служб аэропорта. — Прим. ред.) и пошли в магазин. Телефоны оставили дома. Когда я рассказал ему об обрушении, Филипп стал меня успокаивать: «Не беспокойтесь, всё будет хорошо — мама с папой обычно ходят в RIMI». Увы, в тот роковой вечер они изменили привычный маршрут — отправились в Maxima.

Такая ужасная смерть! И это в мирное время. Я бы ещё понял, если бы это случилось на войне… Но вот так, за хлебом сходить… В голове не укладывается!

…В последний раз братья виделись 29 октября — всей семьёй отмечали 54-й день рождения Михаила. Филипп был единственным и очень долгожданным ребёнком пары, родители души в нём не чаяли. Очень надеялись жить как можно дольше, чтобы успеть поставить мальчика на ноги. Но судьба распорядилась иначе.

Конечно, без поддержки Филипп не останется. В тот же день Юрий подал заявление в Сиротский суд, чтобы оформить опекунство над племянником.

* * *

Юрий Есипенко — инженер-строитель с 30-летним стажем. Окончил РПИ. В советское время занимался капитальным строительством в Задвинье, позже реконструировал и реновировал много объектов в Риге. В том числе департамент развития в Старом городе. Его самая крупная новостройка — современный стадион «Зенит» на Крестовском острове в Санкт-Петербурге.

— Трагедия напрямую связана с политикой нашего государства в области строительства, — убеждён Юрий. — Наша строительная отрасль насквозь коррумпирована — вся она находится в руках определённой части людей, связанных с руководством страны. Фактически это один большой коммерческий проект, работающий в корыстных интересах определённых людей.

Для того чтобы все крупные заказы попадали в одни руки, было в своё время ликвидировано министерство строительства. В 2009 году в Латвии упразднили и государственную строительную инспекцию. Строительное управление завалено бюрократической работой — они дальше бумажек вообще ничего не видят. Весь надзор за объектами доверен частным сертифицированным специалистам, которым платит… заказчик. А кто платит, тот, как известно, и музыку заказывает.

Все эти реорганизации были совершены с одной целью — чтобы крупные госзаказы с многомиллионными вложениями могли по упрощённой схеме попадать в карманные фирмы со всем известными названиями.

Условия конкурсов на госзаказы пишутся под них: с претендентов требуют либо банковских гарантий, подразумевающих 10 процентов залоговой суммы многомиллионного объекта, либо чтобы оборот фирмы за прошлый год был несколько миллионов. Для малых и средних фирм это нереальные условия.

При этом сами компании-победители с известными брендами сами ничего не строят. Под их именем трудятся компании-субподрядчики на совершенно рабских условиях. Зарплаты строителей ниже прожиточного минимума: 300 латов на бумаге за 8-10-часовую очень тяжёлую работу считается нормальным. На такие условия могут согласиться лишь случайные люди, бедолаги, которые готовы на всё за кусок хлеба. Профессионалы же вынуждены уезжать на заработки в другие страны: Германию, Ирландию, Россию…

Субподрядчикам задаётся смета, которая едва покрывает прямые расходы и не предусматривает ни единого коэффициента на развитие. У них не остаётся оборотных средств на закупку техники, транспорта… А ведь надо ещё извлечь прибыль. В результате возникают стремительные банкротства субподрядчиков. И вот вам — никто уже ни за что не отвечает.

Процесс усугубляется отсрочкой платежей на 90 дней, что является обычной практикой в отношениях генподрядчика и субподрядчика. То есть реальные строители могут получить свои нищенские зарплаты только через три месяца, что совсем не добавляет энтузиазма. А могут и вообще ничего не получить: болезнь «не платить» в строительстве популярна как нигде. Не нравится — судись пять лет.

Крупные компании всюду диктуют свои правила, а субподрядчики вынуждены на всём экономить, зачастую не считаясь с нормами строительства. Строительными работами той же Maxima руководил юный парень, около 25 лет, который по определению не может быть опытным строителем. Но это считается нормальным, ведь в Латвии строят не строительные специалисты, а менеджеры и «бренды». Если раньше генподрядчик брал за общее руководство три процента сметы, то теперь — до 50 процентов.

Ещё одно замечание. Сегодняшние строительные проекты — это не детализированные раскладки советского времени, в которых прописывались параметры каждого болтика. Сейчас это упрощённые картинки, фактически эскизы, по которым строители сами должны обо всём догадаться. А строители-то непрофессиональные. Вот вам и замкнутый круг!

Вот поэтому я вынужден сделать вывод, что Maxima — это только начало. Трагедии будут повторяться, пока не разорвём круговую поруку и не устраним монополизм. Куда смотрит Бюро по борьбе с коррупцией? Ведь коррупция сегодня — это раковая опухоль на нашем обществе, как в какой-нибудь Уганде! Да и само общество, почему оно молча несёт эту опухоль? Народ должен выйти на улицу, а виновные — понести наказание.

maxima_05

* * *

— Естественно, утрата любимого брата — огромная потеря для меня и тяжёлое горе для моего племянника Филиппа, которого родители безумно любили.

Конечно, сейчас настанет нелёгкое время для Филиппа, ведь в 14 лет очень тяжело переживать утрату обоих родителей, но мы будем вместе с ним: помогать, поддерживать, находиться рядом. Я до глубины души поражён количеством писем и предложений помощи от совершенно незнакомых людей — не только из Латвии, но и из-за границы. В первые дни совершенно незнакомые люди связывались с нами с предложениями помочь. Вся школа, учителя и одноклассники также скорбят по поводу случившего и предлагают свою помощь по любому поводу.

Я никогда не мог даже подумать, что мой родной брат и его жена погибнут такой нелепой смертью! Но в такой наитяжелейший момент нашей жизни наша семья почувствовала, что в нашей стране очень много открытых, отзывчивых, добрых, готовых прийти на помощь людей! Это трогает до глубины души, и вся наша семья выражает огромную благодарность всем неравнодушным людям, которые скорбят в этот тяжёлый период вместе с нами и с семьями всех погибших.

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *