Как я стала православной

• 08.02.2014 • РелигияКомментариев (0)713

Неслучайные случайности и настоящие чудеса происходят с нами постоянно

 

 

Я стала православной девять лет назад. Решение это приняла за один час — ровно за столько времени, сколько длилось моё первое в жизни интервью с Митрополитом Рижским и всея Латвии Александром.

На встречу с владыкой меня отправили спонтанно и практически принудительно — все мои тогдашние коллеги по странному стечению обстоятельств оказались в тот день заняты неотложными делами, а мои увещевания на предмет полной некомпетентности в вопросах религии на редактора не подействовали.

— Я католичка! — практически с порога зачем-то заявила я митрополиту. Владыка отреагировал на эту фразу с улыбкой: мол, прекрасно, что вы верующий человек. И стал рассказывать мне, как много общего у православных и католиков. Добавил, что сам он родом из Латгалии, вырос среди католиков.

Будучи опытным и мудрым священнослужителем, владыка сразу понял, что католичкой я была формальной. Крестили меня ещё ребёнком, в костёл я ходила раз в год по случаю, а если испытывала потребность о чём-то попросить Бога, то отправлялась ставить свечи в православный храм.

Просто на тот момент я была глубоко убеждена, что веру, как и родителей, человек менять не может. И хотя моя мама сама несколько лет назад перешла в православие и уговаривала меня последовать её примеру, я не видела в этом особого смысла.

Владыка изменил мои убеждения с помощью нескольких фраз. Сказал, что ни в одной религии нет такого большого количества святых, как в православии. Посоветовал почитать о них книжки. А на прощание подарил мне маленькую иконку Владимирской Божьей Матери. Я даже не знаю, сознательно или нет он её выбрал, но день памяти этой иконы сов­падает с моим днём ангела.

На следующий день после нашей встречи я отправилась в Благовещенскую церковь и прошла миропомазание в православную веру. Потом крестила свою первую крестницу. На этом моё воцерковление на тот момент и закончилось.

Уроки болезни

Через два года я угодила в больницу с подозрением на дифтерию. Не дожидаясь результатов анализов, врачи сделали мне прививку от этой болезни (при температуре 40 градусов) и стали лечить антибиотиками, значительно превышая дозировку.

Когда в итоге диагноз не подтвердился, а мне становилось всё хуже и хуже, мои родные по­шли за объяснениями к заведующей отделением, где им сказали, что все свои претензии они смогут высказать чуть позже в суде… если я умру.

Перепуганная мама под расписку забрала меня домой и побежала по храмам — искать священника, который мог бы меня дома соборовать (особое таинство, которое совершается над больными людьми). Но в тот день все батюшки были заняты, кроме одного — именно того, который моей маме казался слишком молодым и неопытным. Но выбора не было.

У меня же с отцом Александром сразу установилось полное взаимопонимание. И после соборования я почувствовала себя значительно лучше. А когда меня положили уже в другую больницу, где врачи исправляли ошибки своих коллег, отец Александр регулярно приходил меня исповедовать и причащать прямо в палату. И всегда был в рясе (просто многие батюшки предпочитают в больницы ходить в гражданской одежде).

После каждого его посещения ко мне заглядывали медсёстры: «Неужели ты такая грешная, что попы к тебе постоянно ходят?»

Когда я выздоровела, мои близкие настаивали на том, чтобы я подала на врачей в суд. Коллеги уговаривали сделать журналистское расследование. Я же умом вроде понимала, что это надо сделать, но сердце противилось. Потому что чётко осознавала, что эта больничная история случилась в моей жизни не случайно, что это был настоящий Божий промысел, чтобы привести меня к вере.

Кстати, отец Александр, как случайно выяснилось позже, оказался моим родственником. Пусть и дальним, но единственным православным священником в нашей большой католической семье.

А сразу после выписки — дело было как раз перед Рождеством — редакция отправила меня на предпраздничную лекцию к тогда ещё иеромонаху, а ныне игумену Макарию (Кириллову). Следствием этого знакомства стали проекты «Субботы»: «Православные святыни в Латвии» и «Неудобные вопросы к церкви».

***

Говорят, что рано или поздно Бог посылает каждому человеку сигналы прийти в церковь. От того, сумеет ли человек их распознать и принять, во многом и зависит его дальнейший путь.

Когда я впервые это услышала — решила поставить в нашей теат­ральной молодёжной студии спектакль о том, как современные люди приходят в храм.

За основу я взяла замечательные рассказы московского автора Александра Худошина, чью книгу случайно купила в магазине. Хотела даже написать ему письмо с приглашением на премьеру, но не смогла найти в Интернете ни строчки об этом писателе.

Через полгода мы с ребятами поехали с уже другой постановкой на гастроли в культурный центр при московском храме преподобного Марона Пустынника Сирийского. И в числе других прихожан этой церкви на спектакль к нам пришёл Александр Худошин! Что это, если не промысел?!

Слава Богу за всё!

Простые чудеса

И подобные неслучайные случайности по мере своего постижения веры я наблюдаю с тех пор постоянно. Либо на собственном примере. Либо на примере близких людей и случайных знакомых.

Когда в Екабпилс из Москвы привезли заново написанную чудо­творную Якобштадтскую икону Пресвятой Богородицы, моя просьба по молитвам у неё исполнилась ровно через тридцать минут.

Не случайно говорят, что если человек делает один шаг навстречу к Богу, Бог в ответ делает десять шагов навстречу человеку. Нужно только поверить.

Помню, как один мой атеистически настроенный друг долго не мог решиться крестить своего маленького сына. То ему погода казалась неподходящей для этого обряда, то наша страна в целом, то ещё что-то.

Потом он с женой, дочкой и двухлетним Никитой отправился в поход в горы, где в одну из ночей, когда они достигли уже какой-то вершины, начался страшный ветер и ливень. Их супернавороченная палатка стала протекать, и стало очевидно, что если в ближайшее время стихия не стихнет, то палатка просто рухнет и защитить детей от холода и влаги будет невозможно.

Моего друга охватил ужас и он, сам от себя не ожидая, стал креститься, опустился на колени на землю и во весь голос стал молить Бога о помощи, обещая по возвращении сразу крестить Никиту.

И ливень прекратился. А когда, здоровые и невредимые, они всей семьёй вернулись домой, у меня появился ещё один крестник.

А самая чудесная история произошла в театральной студии, которую я вела при Рижской духовной семинарии. У нас занималась девочка-подросток, у которой была последняя стадия онкологии. На занятия она приходила редко, всегда носила парик или шапку и была очень-очень бледной.

Незадолго до прихода к нам её маме сказали, что жить девочке остались считанные месяцы. Но в качестве последней надежды посоветовали обратиться в рижский храм Нерукотворённого Образа Спаса, что как раз находится напротив Детской больницы. Мол, там есть чудотворная икона Богородицы, по молитвам у которой часто совершаются исцеления деток.

Мама девочки стала проводить в храме дни и ночи напролёт. А через некоторое время врачи констатировали необъяснимый факт: опухоль и метастазы просто испарились! Девочка выздоровела. Сейчас она настоящая красотка, полная сил и энергии. А мама её по-прежнему каждый день приходит в церковь.

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *