Олигархам дали карт-бланш

• 22.02.2014 • ИнтервьюКомментариев (0)654

«В верхах идёт торг с перераспределением денежных потоков», — считает политолог Эйнар Граудиньш

Независимый обозреватель и страстный евроскептик Эйнар Граудиньш, чьи резкие мнения всегда вызывают бурную полемику в обществе, высказал «Субботе» своё видение политических и экономических процессов в Латвии.

«Почему я, чистокровный латыш, в этой стране защищаю русскоязычное население? Потому что я категорически против искусственного деления людей по национальностям и противопоставления одной нации другой», — говорит Эйнар Граудиньш.

Досье «Субботы»

  • Он учился в Ярославском высшем военном финансовом училище им. Хрулёва, чей диплом признаётся от Израиля до США. Служил в Советской, потом в Латвийской армии. Руководил Огрским трикотажным комбинатом. Был членом Совета директоров компании, владеющей контрольным пакетом AO «Диена». Он один из инициаторов Конгресса неграждан Латвии.

Народ разочаровался в политиках и готов к бегству

— Что мы обрели и что потеряли от вступления в еврозону?

— Политическую независимость мы утратили уже давно — после ратификации Лиссабонского договора, который, я уверен, ни один голосовавший за него политик толком и не читал.

Введение евро — потеря последнего фундаментального инструмента государственного суверенитета. О независимом государстве речи уже не идёт. Реальную ситуацию в Латвии характеризуют жуткие цифры последних опросов…

— Какие?

— В октябре прошлого года компания SKDS провела опрос на тему «Как вы оцениваете политическую систему Латвии?». Выяснилось, что 22,6 процента совершенно ею недовольны, а 45,4 процента скорее недовольны, чем довольны. То есть около 70 процентов населения страны не устраивает то, что творится в нашей политике. При этом полностью довольных — 1,3 процента жителей Латвии. Это говорит о полном крахе существующего режима.

Ещё один недавний опрос показал, что только 34,7 процента населения осталось бы в Латвии, если бы у них завтра была возможность выбрать любую другую страну. 9,9 процента хотели бы жить в Швейцарии, 8,1 процента — в Германии, 6,7 процента — в Австралии (в Россию никто особо не пожелал!). То есть те же 70 процентов, которые недовольны политической системой Латвии, хотели бы отсюда уехать. И это совпадение неслучайно.

Если бы мы что-то приобрели от вступления в ЕС и еврозону, разве люди так разочаровались бы в политиках и бежали отсюда сломя голову?

— Чем конкретно люди недовольны? Что наши политики, которых эти люди сами и выбрали, сделали не так?

— Все их проколы наглядно отражает ситуация, образовавшаяся после трагедии в Золитуде. В нашей стране существуют две сильные и исторически сложившиеся группы социально-политической элиты.

Одна группа ориентируется на западные неолиберальные рыночные ценности, во внешней политике она чётко выполняет указания Государственного департамента США, а в экономической политике — заказ скандинавского банковского лобби. Это трижды премьер Валдис Домбровскис и все, кто с ним связан.

Под их дудочку мы приняли участие во всех захватнических и оккупационных войнах НАТО (читай США): в Ираке, Афганистане и т. д. Под прессом скандинавского лобби и европейских структур мы без всякого референдума вошли в еврозону.

А накануне уничтожили все большие банки с нескандинавским капиталом: Parex и Krājbanka. Их можно было спасти, но предпочли разграбить. Почти уничтожена национальная авиакомпания airBaltic. Разломано всё, что создавало какую-либо конкуренцию западному бизнесу. А с мая у нас открывается рынок продажи сельхозземли. Собственно, она и до этого лихо уходила с молотка.

Другая элитарная группа — так называемые «олигархи»: Шкеле, Шлесерс и Лембергс. Я не стал бы ставить между ними знак равенства.

«Олигархи» охотно правили бы Латвией вечно, но их финансовая мощь не могла конкурировать с западной. В результате они временно оказались не у дел. До недавнего момента, когда пало правительство…

«Олигархи» снова получили карт-бланш

— Почему пало правительство Домбровскиса?

— Всё давно уже шло к тому, а трагедия в Золитуде сработала как катализатор.

Западные кураторы видели, что рейтинг Домбровскиса стремительно падает. В частности правительство Латвии не выполнило возлагаемой на него миссии в связи с Вильнюсским саммитом. Перед Балтийскими странами стояла задача — сделать всё возможное, чтобы состоялось подписание договора Украины и ЕС. Но наши бездарные политики не смогли этого достичь. Так что с точки зрения США Домбровскис — отработанный материал.

Весной этого года Латвия должна отдать западным кредиторам часть гигантского долга — 1,4 млрд. евро (из 8,1 млрд. евро). Или перекредитовать. Запад понимает, что люди здесь вымирают-уезжают, прибавочная стоимость не создаётся — чем дальше, тем меньше шансов вернуть деньги.

По профессиональной подготовке люди, связанные с «олигархами», гораздо квалифицированнее. В своё время они успешно провели в Латвии приватизацию и денационализацию, которые по большей части обернулись расхищением национального достояния. С таким богатым опытом у них сегодня больше шансов обеспечить выполнение бюджета и возврат долгов. А деньги для Запада — это святое.

Если посмотреть видео-запись, где после трагедии Домбровскис заходит в кабинет Берзиньша и выходит оттуда, сообщая о своей отставке, мы увидим двух разных людей. Премьер был убит и раздавлен. Очевидно, за закрытыми дверями произошло некое объяснение с президентом. И все мы прекрасно знаем, из какой партии вышел этот президент («зелёных» и крестьян) и в каком банке он работал (скандинавском)…

— И какое, по вашему мнению, это было объяснение?

— Думаю, Домбровскису предъявили некий убийственный компромат, который был собран, скорей всего, частным образом. Ведь все государственные спецслужбы — хотя бы косвенно — находились под контролем «Единства».

— Какого рода компромат это мог быть?

— Есть три самых популярных вида компромата: супружеская измена (смотрите, что происходит с президентом Франции!), выявление нетрадиционной сексуальной ориентации или хищение госбюджета с финансовыми махинациями.

Первые два пункта наше общество проглотило бы спокойно. Остаются хищения. Не сомневаюсь, что такой материал Домбровскису показали. И ему не осталось ничего другого, как сказать «да».

В результате местные «олигархи» получили карт-бланш на формирование правительства, взяв на себя обязательства по обеспечению госдолга.

На пост премьера нужна была компромиссная фигура, которая вроде бы ни с кем не связана, чья задача — сохранить равновесие в правительстве. Страуюма идеальна. Это высокого уровня профессионал, вышедший из Народной партии.

— Чем бедный Пабрикс не угодил? Его и в премьеры не взяли, и из министров обороны выдавили…

— Есть два ключевых министерства — иностранных дел и обороны, — назначение руководителей которых — абсолютная прерогатива посла США. В Латвии такие решения не принимаются. Когда стали обсуждать, кого поставить на место Ринкевича, возможно, пришла разнарядка его оставить — пришлось уходить министру внутренних дел той же Партии реформ Козловскису.

А вот от Пабрикса решили избавиться. Американцы проанализировали его деятельность на посту. Вспомнили, как он заявил, что латыши приветствовали приход фашистских войск в Ригу в 41-м году. И его многочисленные скандальные нападки на местных русских. А их в Латвии треть жителей, это натуральная пороховая бочка.

Очевидно, партнёры решили, что Пабрикс переступил «красную линию». С таким министром обороны нельзя проводить политику НАТО, которая не предусматривает излишней прямоты и грубости. Там любят неприятные действия паковать в красивую конфетку. Пабрикса убрали.

Латвия уйдёт с молотка

— Что сейчас происходит в правительстве?

— Идёт невероятный торг с перераспределением денежных потоков. По большому счёту нам без разницы, кто окажется у руля.

Ведь более 60 процентов национального законодательства присылается нам из Брюсселя. И для населения от «перемены мест слагаемых» не меняется ничего. Напомню: 70 процентов людей ненавидят всех политиков и хотят уехать.

— Откуда «олигархи» возьмут деньги для оплаты долга?

— Возможны два пути. Первый — рефинансирование долговых обязательств, то есть перекредитование. На днях прошло сообщение, что Латвия продала семилетние облигации на один миллиард евро с фиксированной ставкой 2,625 процента в год. Это первый шаг.

Второе — то самое, для чего снова призвали «олигархов». Ведь самые дорогие активы Латвии до сих пор не приватизированы. Это государственные леса невероятной ценности, на которые претендуют скандинавы. Это Latvenergo — а энергетика всегда интересовала американцев. Это муниципальные предприятия Rīgas Siltums и Rīgas Ūdens. Это латвийская железная дорога.

Это неприватизированная доля Lattelecom и LMT, а телекоммуникации не только очень прибыльный бизнес, но и огромное поле для сбора информации.

Чтобы всё это вывести из-под контроля латвийского государства, нужны профессиональные менеджеры, а не такой анекдотический персонаж, как министр Спруджс. Думаю, перед приватизацией начнутся кадровые пертурбации на этих предприятиях и в министерствах. В общем, Латвия уйдёт с молотка.

К тому же на носу выборы в Европарламент и Сейм, а там и новое правительство подоспеет…

— Недавно Райвис Дзинтарс заявил, что после следующих выборов премьером станет он. Как вы оцениваете его шансы?

— В отдельных ситуациях США как главный ментор нашей политики играет и позитивную роль. Они никогда не допустят, чтобы премьером Латвии стал человек, который открыто исповедует нацистские взгляды. Но у националистов сегодня довольно устойчивые позиции — около 15-20 процентов электората. В основном это люди из сельской местности и латышская студенческая молодёжь. Если против них принимать меры репрессивного характера, возможны сильные волнения. На границе с Россией такого никому не надо.

Дзинтарсу ясно очерчены «красные линии». Пока он их соблюдает, его не трогают. Скажем, могут ли настоящие националисты голосовать за уничтожение национальной валюты? Дзинтарс отдал свой голос за присоединение к еврозоне. Значит, он пока соблюдает условия игры.

Страшен не столько Райвис Дзинтарс, сколько рост неонацистских настроений в народе. А они связаны с падением уровня жизни.

Нацизм — ребёнок Великой депрессии. Так же и в Латвии. Когда нет работы на селе или у выпускников вузов — кто виноват? Русские! Поэтому если мы не хотим прироста нацистских настроений, уровень жизни не должен критически падать. Для этого тоже требуются менеджеры иной профессиональной подготовки, нежели Домбровскис и Спруджс.

Сейчас у «Нацблока» два места в правительстве. Возможно, после следующих выборов им дадут три. А как потребуют четыре — начнётся мягкое давление: тут скандал, там некрасивая ситуация… И вот они уже сходят с арены.

— Один за другим два бывших деятеля национальной партии «ТуБ»/ДННЛ — Имант Калныньш и Янис Страуме — выступили с покаянными заявлениями, что лучше было Латвии ориентироваться на Россию, чем на Запад. С чем это связано?

— Калныньш творческая личность. Им двигал национальный романтизм. Как сказал бы Ленин, детская болезнь левизны. Не думаю, что он когда-либо поддерживал человеконенавистнические теории националистов. Увидев всю грязь, которая творится в политике, Калныньш переосмыслил свою позицию и пришёл к другим выводам. Думаю, он искренен. Ему ведь не надо думать, как стать популярным и заработать лишний лат.

Страуме — другая песня. Он был председателем парламента. На вершине Олимпа. А сегодня оказался отрезан от финансовых потоков, которые обеспечили бы ему личное благосостояние. Он понимает, что национальная ниша уже занята молодёжью — нацистами у власти. Страуме в эту компанию совсем не вписывается. А жить-то хочется. Определённое будущее в Латвии есть за левоцентристской политикой, а её не построишь на негативизме к России и русским. Вот он и начал откручивать назад.

— Чего нам ждать в результате всех этих метаморфоз?

— Ничего такого. Лучше не будет, но и особенно хуже тоже. С голоду не умрём — мы выживать давно научились, а образованная и трудолюбивая молодёжь уедет. Грядёт существенное снижение уровня жизни населения: зарплаты расти не будут, а цены — да.

Плюс вырастут тарифы на коммунальные услуги. И повлиять мы ни на что не можем. Мы даже не греки, которые чуть что — выходят на улицу.

***

Что мы потеряли вместе с независимостью?

Местные банки

— Банковскую систему Латвии полностью контролируют банки Скандинавии и Северных стран. В Латвии были три собственных банка: Parex, Krājbanka и Latvijas Hipotēku un Zemes Banka. Все три были системообразующими — по количеству расчётных групп, сети банкоматов, пенсионным фондам и финансовым потокам, которые они обслуживали, том числе счетам самоуправлений и государства.

Parex и Krājbanka обанкрочены, а единственному банку, который на 100 процентов принадлежал государству, иными словами — латвийскому народу, и который работал с прибылью, был увеличен уставный капитал, после чего банк со всеми дочерними предприятиями был немедленно продан скандинавским структурам.

Местное производство

— Рухнуло единственное крупное металлургическое производство в странах Балтии — AS Liepājas Metalurgs, годовой оборот которого приближался к 500 миллионам евро. Схема захвата была проста: нездоровый ажиотаж в прессе, затем раскапываются тёмные моменты в деятельности предприятия и возбуждаются уголовные дела даже не в отношении конкретных лиц, а по факту возможных нарушений.

Телекоммуникации

— Два гиганта телекоммуникационной индустрии связи Латвии Lattelecom и мобильный оператор LMT на 49 процентов принадлежат шведским компаниям, в первом случае — TeliaSonera, во втором — TeliaSonera AB и Sonera Holding B.V.

Масс-медиа

— Шведская MTG-группа перекупила основные каналы коммерческого ТВ и контролирует 60-65 процентов рекламного рынка телевидения. Два из трёх ведущих и перспективных интернет-порталов принадлежат иностранцам: TV-NET — норвежской компании Schibsted Media Group, a apollo.lv — финскому концерну Sanoma Oyj. Норвежский ритейлер Narvesen захватил рынок реализации прессы и мелких товаров.

Поставки горючего

— Более 70 процентов автозаправок принадлежат трём компаниям, две из которых иностранные: канадская Statoil Fuel & Retail и финская Neste Oil.

Земли

— Пятая часть латвийской земли, в том числе лучшие сельскохозяйственные угодья — до 30 процентов лесов, принадлежит иностранцам или подконтрольным им структурам. С мая снимаются всякие ограничения на продажу сельскохозяйственных земель иностранцам.

Деньги

— Латвия — на четвёртом месте в десятке стран ЕС, жители которых имеют крупнейшие долги. Долговые обязательства среднестатистического латвийца — около 4000 евро, а чтобы погасить задолженность, среднему латвийцу придётся отдать все свои сбережения в трёхкратном размере.

Люди

— Полмиллиона человек бежали отсюда за годы независимости. Опросы показали, что почти 70 процентов населения охотно покинули бы Латвию при первой возможности.

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *