euro

Взятки — гладки

• 05.03.2014 • ОбществоКомментариев (0)754

Как наши чиновники превращали страну в кормушку для своих

Коррупция в Латвии: между Коста-Рикой и Руандой

  • Наша республика — самая коррумпированная из стран Балтии.
  • Наши чиновники — самые беззастенчивые и циничные.

Так считает международная организация Transparency International, которая каждый год замеряет уровень «прозрачности» околовластных структур в 177 странах мира.

В прошлом году самыми коррумпированными государствами они признали Афганистан, Северную Корею и Сомали. А самыми честными — Данию и Новую Зеландию.

Ситуация в Латвии по сравнению с 2012 годом немного улучшилась: с 54-го места мы поднялись на 53-е, которое делим с Коста-Рикой и Руандой. Но нам ещё очень далеко даже до наших балтийских сестёр: Эстония занимает в списке 28-е, а Литва — 43-е место.

Если прокрутить коррупционную летопись новейшей истории Латвии, то станет ясно, что своё место в хвосте мы заслуживали долго и упорно. Даже Бюро по борьбе с коррупцией у нас не столько занимается своими прямыми обязанностями, сколько неустанно выявляет нечистоплотность своих сотрудников.

Недавний опрос показал, что сегодня 67 процентов жителей Латвии считают приемлемым преподносить подарки с целью получения какой-то государственной услуги, — это высший показатель в ЕС.

Впрочем, замначальника Бюро по предотвращению и борьбе с коррупцией (KNAB) Юта Стрике в прошлом году дала оптимистичный прогноз, что через 10 лет коррупции в нашей стране почти не останется.

После Золитуде

После трагедии в Золитуде БПБК начало оценку информации о возможных пожертвованиях, которые строительная компания Re & Re платила партии «Единство».

В российских изданиях появилась информация о том, что строительная компания Re & Re долгое время жертвовала деньги партии «Единство». Получателями денег якобы указывались супруга Валдиса Домбровскиса Ария Домбровска и супруг Солвиты Аболтини Янис Аболтиньш. По мнению журналистов, работает такая схема: принимая щедрые подтверждения дружбы от строительных компаний, политическая элита «благодарит» спонсоров щедрыми заказами.

Подозрительным сочли то, что именно компания Re & Re, получившая печальную известность из-за пожара в Рижском замке и трагедии в Золитуде, строит и реконструирует все крупнейшие государственные и самоуправленческие проекты последних лет: Рижскую биржу, Латвийский художественный музей, Рижский замок, Национальную библиотеку, здание Сейма и т. д.

БПБК начало оценку информации.

Самые громкие коррупционные скандалы новейшей истории Латвии

Цифровая афера

Больше 10 лет суд разбирается, кто стоит за многомиллионным договором по введению цифрового ТВ в Латвии.

В 2000 году, когда в нашей стране правил премьер Шкеле, Латвийский государственный центр радио и ТВ создал дочернее предприятие DLRTC, которому передал 23 процента госакций оператора мобильной связи LMT. В 2002-м DLRTC и британская компания Kempmayer подписали договор на сумму 53 млн. долларов о реализации проекта цифрового ТВ.

Kempmayer получил эксклюзивное право поставить в Латвию 790 тыс. декодеров класса A по цене 186 долларов за штуку и 10 тыс. установок класса B за 348 долларов. Однако, как выяснилось в ходе следствия, реальная стоимость оборудования гораздо ниже. Авторы сделки планировали увести внушительную сумму.

В 2003 году к власти пришло «Новое время» — премьер Эйнар Репше призвал к расследованию схемы. Ведь сделка ставила под угрозу государственные доли капитала ООО Latvijas Mobilais Telefons, чья стоимость оценивалась в сотни миллионов латов. Причём фирме Kempmayer был перечислен аванс в 6,2 млн. долларов, а в случае разрыва контракта Латвия должна была уплатить три млн. латов.

Осенью 2006-го третейский суд Международной торговой палаты признал договор не имеющим силы. А вскоре выяснилось, что глава бюро премьера Шкеле политтехнолог Юргис Лиепниекс был директором компании Gedney, которой в 2000 году принадлежало 50 процентов капитала Kempmayer.

Расследования длились бесконечно, все фигуранты кивали друг на друга. В конечном счёте в прошлом году на скамье подсудимых оказались Юргис Лиепниекс, один из руководителей телекомпании LNT Андрей Экис, директор Латвийского Национального театра Ояр Рубенис, адвокаты Янис Лозе и Мартиньш Квепс… Привлечь Шкеле в качестве обвиняемого прокурорам не удалось — его допрашивали как свидетеля.

Театральный конфуз

Директора двух национальных театров платили по 2000 латов друг другу за консультации.

Ояра Рубениса (Национальный театр) и Айвара Линиса (театр «Дайлес») обвинили в злоупотреблении служебным положением в корыстных целях. В 2009 году Национальный театр заключил договор с членом правления театра «Дайлес» Айваром Линисом «об организации системы выплаты зарплаты театральным работникам соответственно статье 140-й, пункт 1-й «Закона о труде». По этому пункту работодатель после консультаций с представителями работника определяет сумму за проведённое на работе время.

Можно было приглашать и зарубежных экспертов, но зачем, если есть уважаемый коллега? Директора любезно общались друг с другом, выплачивая сами себе за «консультации» по 2000 латов.

Скандал с «мерседесами»

Латвия стала фигурантом международного скандала: производитель «мерседесов» раздавал миллионы долларов в качестве подношений. Подозрение пало и на чиновников Рижской думы предыдущего созыва.

Антикоррупционный процесс против концерна начало Министерство юстиции США. В нём фигурировали 22 страны.

Суть рижского эпизода: в 2001 году местное подразделение «мерседесов» выиграло часть тендера и заключило соглашения с муниципальными предприятиями Taalava и Imanta на поставку 79 автобусов. По документам Минюста США, с 2002 по 2006 год производитель автомобилей Mercedes-Benz Daimler заплатил чиновникам Рижской думы в общей сумме 1,8 млн. латов, чтобы они обеспечили покупку автобусов именно у Daimler. Деньги платились и должностным лицам правительства. Первые взятки были уплачены ещё в 1998 году.

По документам Минюста, компания использовала самые разные виды подкупа. В обмен на заказы Daimler предлагал чиновникам всё: от денег и дорогостоящих автомобилей Mercedes и Maybach до трудоустройства в своей компании.

По данным следствия, таким образом автоконцерн мог получить дополнительную прибыль на сумму не меньше 50 млн. долларов.

В 2000-01 годах мэром Риги был Андрис Аргалис («ТуБ»/ДННЛ), в 2001-05 годах — Гундар Боярс (ЛСДРП).

Дорогая мадам президент

vairaЭкс-президента Латвии Вайру Вике-Фрейбергу обвинили в том, что она по космической цене оказала услуги Лиепайской думе.

На принадлежащую ВВФ консалтинговую фирму завели уголовное дело. Ей вменяли подозрительный заказ на анализ развития политики и экономики в Лиепае. За 13 машинописных страниц, которые составили консультанты из фирмы Вике-Фрейберги, было уплачено 30 тысяч долларов. «Таких больших гонораров в нашей стране не бывает», — сообщили в экономической полиции Латвии.

Рекомендации ВВФ городу у моря напоминали сочинение школьника. В них отмечалось, что самое плохое для экономической ситуации в Лиепае — это большое количество русскоязычного населения. Был дан совет строить дороги, собирать больше налогов…

Больше всего полицию заинтересовало то, что фирма в своих промежуточных докладах использовала фрагменты из протоколов обсуждения, подготовленных сотрудницами самоуправления Лиепаи. Со всеми грамматическими и орфографическими ошибками. В общем, всё было похоже на то, что никакого анализа не проводилось.

До этого ВВФ уже обвиняли в растрате государственных средств: на посту президента она за полгода потратила 170 тысяч долларов на тортики и 75 тысяч — на причёску.

Громким скандалом обернулась и попытка экс-президента приватизировать на имя своего супруга земельный участок в заповедной зоне Юрмалы. Журналисты подняли шум, и Вике-Фрейберга поспешила отказаться от участка, сказав, что лишь наводила справки.

Электрический спрут

Должностные лица Latvenergo обвинялись в получении взяток на восемь млн. евро; ещё 11 млн. евро они получить не успели: были задержаны БПБК.

Генпрокурор Латвии Эрик Калнмейерс назвал это дело «большой разветвлённой паутиной». «Это самое крупное и сложное уголовное дело за всю историю существования Бюро по борьбе с коррупцией», — считает генпрокурор (участие в нём приняли следователи из 14 стран). Общий объём дела составил 262 тома.

Всё началось с того, что летом 2010 года после ряда обысков в АО Latvenergo и на ТЭЦ-2 был задержан президент компании Карлис Микельсонс (и вскоре выпущен под залог в 50 000 латов) — по подозрению в злоупотреблении служебным положением. А следом за ним и ряд других должностных лиц компании и её партнёров.

БПБК собрало доказательства получения взяток при реконструкции Плявиньской гидроэлектростанции с 2007 по 2010 год (общая сумма взятки — на сумму не менее миллиона евро), реконструкции Рижской ТЭС-2 в период с 2006 по 2009 год (не менее шести млн. евро), второй очереди реконструкции Рижской ТЭС-12 в мае 2010 года (1,1 млн. евро).

На днях Генеральная прокуратура Латвии передала суду Видземского предместья лишь часть материалов этого громкого дела.

Жильё за взятку

Глава департамента жилья «торговала» муниципальными квартирами, предназначавшимися малоимущим.

Два года назад БПБК провело обыск в департаменте жилья и окружающей среды Рижской думы, после чего ряд чиновников задержали. В том числе и главу управления Арию Стабиню.

В рабочем столе чиновницы обнаружилась крупная сумма. После расследования, в рамках которого провели 14 обысков, бюро сообщило в прессе: «Чиновники департамента долгое время пользовались своим положением и брали взятки в обмен на предоставление права бессрочной аренды муниципального жилья».

Отсидевшую два месяца в Ильгюциемской тюрьме чиновницу выпустили до суда. А когда стало известно об обвинениях, Стабиня предусмотрительно исчезла. В письме родственникам она написала, что Латвия является продажным государством и после длительных размышлений она решила его покинуть. Из контекста письма можно понять, что возвращаться в Латвию она не намерена.

Мотовство с квартирами

Государственное агентство недвижимости под руководством Яниса Мотте раздало латвийской элите 183 квартиры.

Элитарное жильё чиновники ГАН выделяли себе, родственникам, знакомым и «нужным людям» с января 1997 года. Квартирки были немаленькие, в престижных домах в центре Риги.

Среди получателей значились спикер Сейма Янис Страуме, советник гендиректора СГД Лидия Скрея, маэстро Раймонд Паулс, тогдашний министр охраны среды и регионального развития Вент Балодис, «локомотив» Народной партии Гундар Берзиньш, адвокат Айнар Платацис, замдиректора ГАН Андис Залпетерис и другие. По скромности Янис Мотте не выделил жилплощадь самому себе, зато с квартиркой повезло его тёще.

В документах в качестве основания для выделения квартиры так и значилось: «Тёща генерального директора». Были в бумагах и такие записи: «Сын главного бухгалтера», «Сын члена правления»…

Жильё получили и бывшие сослуживцы г-на Мотте по фирме Interbaltija Alfa — например, главбух IA Инара Вевере и её брат Агрис Орупс. Повезло и подруге советника Шкеле Юргиса Лиепниекса Айе Мишкине. Она обзавелась жилплощадью за то, что являлась «философом и сотрудницей общественной организации».

На вопросы журналистов гендиректор пояснял, что ГАН хоть и государственная, но всё же коммерческая структура. Поэтому может давать жилплощадь всем, кому сочтёт нужным. И есть специальное внутреннее положение, которое позволяет выделять жилплощадь «за особые заслуги».

Правление ГАН жило не тужило. Только на презентационные расходы (цветы, кофе и т. д.) выделялось 350 латов в месяц. Себе гендиректор платил 4200 латов. При том, что в то время зарплата премьер-министра составляла 600 латов, а президента — 2000 латов (до уплаты налогов). В конечном счёте Мотте и компанию обвинили в превышении служебных полномочий.

«Юрмалгейты»

Четыре мэра города-курорта привлекали к себе внимание сотрудников правоохранительных органов.

23 января Юрмальский суд приговорил экс-мэра города Раймонда Мункевица к четырём годам заключения — за злоупотребление служебным положением и взятки. Мункевиц был главой Юрмальской думы дважды — в 2004 и 2009 годах. Пресса города не раз обвиняла его в создании из городского хозяйства кормушки для своих.

Бюджет думы был скроен из долгов на 27,1 процента. При этом деньги тратились непонятно как: 130 000 латов было выделено на некий «общественный порядок», бывшему депутату Марису Межапуке дали 6000 латов на покупку ретро-автомобилей, а ещё два с лишним миллиона латов выделили на «вознаграждение исполнительной власти».

Думу обвиняли в создании подозрительных структур на бюджетные деньги, организации нечестных конкурсов на миллионы латов, раздаче земельных участков «придворным» бизнесменам.

Арестовали мэра по заявлению депутата Марии Воробьёвой, которой Мункевиц доверял распоряжаться городскими финансами и назначил членом правления двух муниципальных предприятий: концертного зала «Дзинтари» и Juurmalas Gaisma. В какой-то момент мэр поссорился с Воробьёвой — и дама сообщила куда следует обо всех его проделках.

Мункевиц оказался уже четвёртым мэром Юрмалы, который вызвал интерес у правоохранительных органов. До него Андрей Инкулис (1994-97) числился среди обвиняемых по делу о коррупции в Рижской думе. Юрис Хлевицкис был приговорён к пяти годам с конфискацией имущества в результате нашумевшего «Юрмалгейта» (скандал о попытках подкупа в ходе голосования по избранию мэра Юрмалы). Мэра Гирта Тренциса суд приговорил к 200 часам общественных работ за злоупотребление служебным положением.



Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *