img_6328

Хотят ли русские войны?

• 20.02.2015 • Ваши праваКомментариев (0)774

Андрей МАМЫКИН. Как я обнаружил в Эстонии советский танк и памятник Ленину. Я в ночной Нарве — это город на северо-востоке Эстонии, где много снега и русских.

— Снег только вчера выпал, а русские давно здесь. Ой, как много у нас тут русских! — разводит руками таксист, говорящий по-русски без акцента и особо отмечающий, что он эстонец. — Нас, эстонцев, тут не больше пяти процентов. Раньше было вообще два, теперь эстонцев поприезжало — в погранвойсках и на таможне работать!

Он везёт меня из Нарвы в город с непроизносимым названием Нарва-Йыэсуу, который на самом деле оказывается городом Усть-Нарва.

…За двадцать минут поездки (расстояние как от Риги до Юрмалы) таксист-эстонец успевает рассказать всё: и что в советское время в Нарве жили 100 000 человек, а сейчас хорошо если 65; и что было два больших завода (по производству полотенец, 13 000 работников, и военный завод «Балтиец», 7000 работников. Что производили, не сказал, но добавил: «Была такая техника, что могли чеканить советские железные рубли с Лениным, что не отличить от настоящих»). И что раньше в автобусном парке работали 450 человек, а сейчас только 45 автобусов осталось.

Руля по заснеженной колее, шофёр притормаживает у советского танка Т-34 на постаменте. Я теряю дар речи:

— Уж где-где, а в Эстонии такое наследие никак не ожидал встретить! В Латвии танков нет, а в Эстонии стоят!

— Местные жители не дали снести, — говорит таксист. — И тогда единственная претензия властей первых лет эстонской независимости была такова: просили развернуть танк на постаменте на 180 градусов. Чтобы дуло танковой пушки было направлено не на Таллин, а в сторону России, на Иван-город. Не развернули…

К России таксист относится хорошо, но сетует, что та забрала 10 погонных километров территории Эстонии. Я мгновенно вспоминаю про Печоры, а мой гид парирует, что вовсе нет. Речь о Нарве.

Раньше, до войны, граница между Эстонской Республикой и Россией шла вдоль берега реки Нарвы, но на 10 километров вглубь России.

— …И тут наши политики в 90-е отдали эту территорию России, теперь граница идёт аккурат по Нарве, — мой собеседник произносит название реки как «Норова». Ворчит: — Теперь порыбачить нормально нельзя, хотя что мы делали бы с этой территорией? Со своей территорией справиться не можем в Эстонии, всё развалили! Работы нет, Нарва вымирает, а тут ещё санкции — последнее потеряли…

Таксист просит за двадцать минут пути пять евро. Даю 10, он, извиняясь, что нет сдачи, говорит: это ж целое состояние! Мол, в прошлые две ночи банковал, а ничего не заработал…

Прощаемся.

— Днём сходите к замку, там памятник Ленину стоит! — говорит он на прощанье.

Местные памятник называют «Ленин в попе ковыряется» — из-за характерного расположения руки монумента за спиной Ильича.

* * *

В Нарву, в которой после Великой Отечественной войны уцелело всего четыре здания, а местные леса до сих пор полны снарядов, меня пригласила коллега по Европарламенту, депутат от Центристской партии Эстонии Яна Тоом. Сказала, что будем говорить о войне — но не о Второй мировой, а о третьей.

В Эстонии, как и в Латвии, правые политики и националисты в последние месяцы ждут нападения России. «Такая истерия царит иногда на эстонских порталах!» — говорит Яна. Вот она и заказала социологическое исследование: верят ли жители Эстонии в войну с Россией и видят ли угрозу безопасности страны в большом количестве русскоязычных.

Итоги опроса удивили всех: и русскоязычные Эстонии в подавляющем большинстве (под 90 процентов), и этнические эстонцы по большей части (больше половины) в нападение России на страны Балтии не верят и угрозы в русском населении не видят. «Наше общество, несмотря на нагнетание в СМИ, толерантно, спокойно и миролюбиво», — говорит Яна.

Помимо Яны и вашего покорного слуги в Нарву прибыл звёздный десант депутатов Европарламента: Аннели Яэттеэнмяки из Финляндии, Мартина Длабайова из Чехии и Хавьер Нарт из Испании. От социологического опроса дискуссия в Нарвском колледже Тартуского университета плавно перешла к теме неграждан Эстонии.

Юрист с многолетним стажем испанец Нарт, выступая, возмущался: «Это невиданный позор для Европы: люди, родившиеся в Эстонии, не имеют гражданства! Нация начинается с гражданина, а не, наоборот, граждане подбираются под стандарты нации. Политическая нация — это все граждане, а не наоборот!»

Не все собравшиеся в зале эстонцы согласились с позицией Нарта. Хотя до этого одобрительно кивали по ходу его выступления: ведь Хавьер Нарт вроде как говорил «правильные» слова: призывал, чтобы Крым оставался в составе Украины. И тут случился сбой в системе: юрист Нарт начал осуждать наличие неграждан в Эстонии.

— Хавьер, Эстония не уникальна, — сказал я вечером коллеге по окончании дискуссии в колледже. — Неграждане есть ещё в Латвии и Словении: десятки тысяч этнических сербов после распада Югославии остались с паспортами бывшей Федеративной Югославии на руках и без каких-либо политических прав. Хотя Словения считалась передовой страной, её, в отличие от Эстонии и Латвии, никто не критиковал, она раньше нас присоединилась к зоне евро…

— It’s shame («Это позор»), — лишь промолвил Хавьер.

* * *

…А вечером в крепости Нарвы мы с Хавьером таки дошли до Ленина. Ленин был припорошён снегом и указывал рукой в сторону Иван-города. «Оказывается, Россия так близко, вон на том берегу реки Нарвы», — сказал Хавьер. Ленин промолчал…

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *