img_8453

Русские своих в беде не бросают

• 18.03.2014 • ИнтервьюКомментариев (0)873

Всё в мире взаимосвязано, и от каждого из нас зависит, как будет развиваться история, считает известный актёр и продюсер Игорь Угольников

Игорь Угольников: «Русские своих в беде не бросают»

Всё в мире взаимосвязано, и от каждого из нас зависит, как будет развиваться история, считает известный актёр и продюсер

Вечером накануне встречи в Международном медиа-клубе «Формат A3» Игорь Угольников сыграл в спектакле на сцене рижского Дома конгрессов. Утром он успел съездить на могилу деда-лётчика и сходить к дому на улице А. Чака, где сам когда-то жил. Вернулся он оттуда улыбаясь. И встречу начал словами:

— Всё нужно делать с любовью, иначе ничего не получится.

Именно этим Игорь Угольников и руководствуется в жизни, и, наверное, поэтому у него всё получается. В начале своей актёрской карьеры он был прекрасным шоуменом, ведущим юмористических шоу. Сейчас он по-прежнему играет в театре. И занимается серьёзными вещами: Игорь Угольников возглавляет телерадиовещательную компанию России и Белоруссии и продюсирует фильмы.

Фильм «Брестская крепость», вышедший два года назад, признан одним из лучших военных фильмов последнего времени. Сейчас Игорь Угольников снимает ленту о Первой мировой. Он уверен, важно понять: что именно тогда произошло? Почему великая империя развалилась? И что происходит сейчас, в том числе и с Украиной? Это взаимосвязано, считает актёр.

«Улица Марияс, дом 16»

Накануне встречи Игорь Угольников порадовал рижан своей игрой в гастрольном спектакле «Вредные привычки».

— Это очень хитро сделанный спектакль — комедия с глубоким философским смыслом, поэтому я и согласился в нём играть. Мои партнёры — Сергей Шакуров и Даниил Спиваковский — суперпрофессионалы. Я вообще стремлюсь к тому, чтобы работать с людьми, которые в чём-то меня превосходят.

Этот спектакль хорошо принимали в Израиле, Таллине и других городах, но так тепло, как в Риге, не принимали нас, наверное, нигде. У меня было ощущение, что я домой приехал, — признался Угольников.

Когда-то Рига и была для него вторым домом. Выкроив минутку в своём напряжённом графике, Игорь прошёлся по знакомой с детства улице Суворова (теперь Марияс и А. Чака), чтобы ещё раз взглянуть на дом номер 16. Здесь жили его бабушка и дедушка, всегда радушно принимавшие внука-москвича.

— Дед был лётчиком, прошёл войну, и поэтому история Великой Отечественной для меня сугубо личная, — говорит Игорь Угольников. — Дед умер в 1980 году, я ходил сегодня на их с бабушкой могилы и пытался представить себе, как он отнёсся бы к тому, что происходит в стране и в мире сегодня.

Когда не смешно

Свою яркую творческую карьеру он начинал как юморист, ведущий развесёлых шоу «Добрый вечер с Игорем Угольниковым», «Оба-на!», и уже привык, что на каждой встрече ему всегда задают вопрос, почему он отошёл от юмора и не жалеет ли об этом.

— Нет, не жалею. Для веселья особых поводов нет. А вот привычка поутру записывать мысли осталась. При этом в голову приходит немало смешного, так что со временем, может, это во что-то юмористическое и сложится.

Моё место заняли другие люди. Есть замечательный ведущий Ваня Ургант, прекрасно работает Comedy Club. У них другой юмор, но и время сейчас другое. В своё время нам запрещались шутки ниже пояса. Если бы я сейчас делал юмористическую программу, мало бы никому не показалось…

Хотя в своё время мы тоже были ниспровергателями. Помню, одна из статей обо мне называлась «Игорь Угольников и конец классического российского телевидения».

Он считает, что творческий человек обязан меняться:

— В разные периоды своей жизни я был разным. В молодости мне больше всего хотелось нравиться людям, создавать праздник. Затем для меня стало важно, чтобы то, что я делаю, нравилось людям. Сейчас я хочу делать только то, что нравится мне самому. И это очень непросто.

— И что же вам нравится?

— То, что делаешь честно и с любовью. Человек рождается для того, чтобы любить и создавать красоту.

Уже восемь лет Игорь Угольников возглавляет Телерадиовещательную организацию Союзного государства России и Белоруссии (ТРО), реализуя своё представление о том, каким должно быть телевидение.

— Я рад, что удалось сделать серьёзный телеканал с позитивной направленностью, даже новости мы подаём в таком ключе. Я не позволяю показывать фильмы, в которых есть элементы насилия, цинизма — которые не следует видеть детям или могут оскорбить стариков.

Со словом и «картинкой» сегодня нужно обращаться особенно осторожно.

Я не стал снимать фильм о расправе в Хатыни, хотя в сценарии всё было правдой. Напомню: возле этой белорусской деревни партизаны убили любимца Гитлера, олимпийского чемпион Вильке, и из ставки фюрера пришло указание всю деревню уничтожить.

Немцев в том районе почти не было, и доказать верность рейху поручили недавно сформированному батальону с Западной Украины. И они выслужились… Читая, я не мог поверить, с какой жестокостью одни люди убивали других, как изощрялись, фотографировались при этом. Это страшно. Но нужно ли именно сейчас снимать такой фильм? Я не уверен, что это не увеличит напряжение…

«Брестская крепость» как личный выбор

Фильм «Брестская крепость» многие называют лучшей за последние годы картиной о войне, возвращающей доверие зрителя к отечественному кино. Хорошие российские фильмы сегодня постепенно вытесняют американские ленты из российского проката.

Этот фильм стал важной вехой биографии и для самого автора идеи и генерального продюсера фильма.

— Книга Сергея Смирнова «Брестская крепость», которую мне в детстве читал отец, запала в душу, — рассказывает Игорь Угольников. — Там, в осаждённой крепости, каждый стоял перед выбором, как поступить, когда тебя предали, когда фронт ушёл далеко, а в подвалах от жажды и ран гибнут твои родные. Почему кто-то сдавался в плен, а кто-то сражался до конца… и тем самым приближал Победу? Немцы застряли под крепостью надолго и сразу почувствовали, что это начало конца. Потому что 45-я дивизия вермахта застряла именно на том пятачке… Своей стойкостью, оказывается, каждый человек может приблизить победу. Это потрясает.

Углубляясь в тему, я начал отождествлять себя с этими людьми. От вопроса «Как я поступил бы в этой ситуации?» холодеет кровь. Но его нужно себе задавать.

Фильм снимали на месте героической битвы, в самой Брестской крепости. Угольников настолько погрузился в историю героической защиты, что директор мемориала полушутя-полусерьёзно пригласил его работать экскурсоводом.

Перед началом съёмок провели экскурсию по крепости. Генеральный продюсер считал очень важным, чтобы съёмочная группа ощутила трагическую и героическую атмосферу. И после этого уже никому ничего не нужно было объяснять…

— Перед началом съёмок мы всей группой пошли на могилы защитников, чтобы помолиться, — вспоминает Игорь Станиславович. — Я считал, что мы должны у них попросить разрешения и помощи на съёмки фильма.

— Разрешили?

— Да. Я это почувствовал. Было трудно. Деньги заканчивались, проект закрывался, об меня вытирали ноги все кому не лень. Но меня не покидало ощущение, что кто-то в спину толкает: «Давай работай!»

В ходе съёмок произошла и такая невероятная история. По сценарию в начале и финале фильма на развалинах Брестской крепости должен был лежать снег. Но последний съёмочный день был 14 октября, на Покров. Откуда в такое время снегу взяться? И вдруг…

— Утром просыпаюсь и вижу: ребята мои плачут. Говорят: «Посмотри в окно!» Смотрю, а там… снег толщиной сантиметров 15 лежит. Мы всё, что надо было, отсняли, и он растаял, и потом ещё месяц снега не было. Тут я окончательно понял, что мы правильное дело делаем.

— Говорят, важную роль в создании фильма сыграл президент Путин. Расскажите, пожалуйста, об этом…

— Он тогда был премьером. На повестку дня Совета России и Белоруссии кроме многих прочих было вынесено два вопроса. Первый — о моём увольнении, второй — о фильме «Брестская крепость». Владимир Владимирович предложил провести заседание Совета в Бресте и перешёл сразу ко второму вопросу: как идут съёмки фильма? Когда выяснилось, что не хватает денег, попросил их выделить и вообще оказать всяческую помощь. С меня же он взял обещание закончить съёмки к 22 июня 2010 года. До вопроса об увольнении так и не дошли…

Они всё успели вовремя. Премьера состоялась в Брестской крепости, где был установлен огромный экран. Показ начали в два часа ночи и закончили ровно в четыре утра. Был весь Брест…

После фильма все взяли фляжки, пошли набрать воды в реке, чтобы вылить потом воду в каменную солдатскую каску. Многие защитники крепости умирали от жажды. Создатели фильма гордятся, что эта традиция в городе прижилась.

— Но сначала мы сдавали фильм ветеранам Брестской крепости. Их осталось в живых четверо, — рассказывает Игорь Угольников. — Для меня было очень важно не допустить исторических неточностей, даже маленьких.

Ветераны неточностей не нашли, а вот Александр Григорьевич Лукашенко одну подметил. После премьеры в кинотеатре «Победа» он, похвалив фильм, спросил: «Чем засеяно поле, по которому в фильме идёт комиссар Фомин?» Я растерялся: «Не знаю, чем-то жёлтым». — «Это рапс! — сказал Лукашенко. — А рапс в 1941 году не сеяли». (Улыбается.) Но во время премьеры я видел, как он утирал слёзы своим крестьянским кулаком.

Любопытно, что участие Игоря Угольникова в популярной шоу-программе «Лёд и пламень» тоже связано с фильмом «Брестская крепость».

— Коллеги с Первого канала обещали помочь мне с рекламой фильма, а в качестве ответного одолжения попросили месяц покататься в паре с замечательной фигуристкой Еленой Бережной, — говорит Игорь Станиславович. — Я пришёл. И прокатался пять месяцев. Хотя, признаюсь, днём заниматься серьёзным делом, а вечером кататься на коньках непросто. Что называется, иллюзорный образ жизни. Но это время я вспоминаю с огромным удовольствием.

Женщины в окопах Первой мировой

Сейчас Игорь Угольников работает над фильмом «Батальон смерти», посвящённым малоизвестным страницам Первой мировой.

— Работая над «Брестской крепостью», мы задумались: почему произошла Вторая мировая ? И, проанализировав много источников, увидели, что корни трагедии — в событиях 100-летней давности, — рассказал продюсер. — Точно так же, не понимая причин и не помня исторических фактов, трудно разобраться в происходящем сегодня. Я понял, что Вторая мировая война — это незаконченная Первая, о которой мы так мало знаем. В 1914 году тоже был огромный подъём в русской нации, в Российской империи, все считали, что Первая мировая война будет быстрой и победоносной.

А в результате мы получили огромную войну, Февральскую революцию и Октябрьский переворот, а потом Гражданскую войну. И я пытаюсь понять, как это могло произойти, почему мы дали себя так растерзать и почему сейчас, ровно через сто лет, этот сценарий грозит повториться: наши, как сейчас говорят, «партнёры» нас провоцируют, бросают нам перчатку.

Но мы своих не бросаем, и наш президент не был бы нашим президентом, если бы поступил иначе. Нужно было ответить. Смотрите, ещё ничего не произошло, а Россию уже все осудили… Я против войны. Мы однозначно все против войны. Но мы не можем предавать своих.

Сегодня важно не поддаваться психозу, который кому-то на руку, выстоять и не совершить фатального шага… Можно и нужно критиковать власть за проблемы внутри страны, за колоссальный разрыв между богатыми и бедными, но ругать за то, что президент отстаивает честь России на международной арене, не стоит.

Сейчас Игорь Угольников работает над фильмом «Батальон смерти», который частично финансирует министерство культуры. В нём рассказывается о малоизвестной странице Первой мировой — женском батальоне Марии Бочкарёвой, который был сформирован Керенским (его играет Марат Башаров) в марте 1917 года. Уже сняты главные батальные сцены в настоящих окопах, выкопанных в Псковской области, и двести наголо обритых (по сюжету) девушек примеряют солдатские шинели.

— Свершилась Февральская революция, и русские солдаты, воевавшие с немцами, уже понимали, что война кончается, скоро землицу будут делить. Уже были созданы солдатские комитеты, которые не позволяли офицерам отдавать приказы. И солдаты бросают оружие, покидать фронт…

В это время Керенский для поднятия боевого духа создаёт женские батальоны, в который вступают и дворянки (среди них были даже две княгини), и простолюдинки. Они идут на фронт и ввязываются в бой, занимают немецкие окопы, погибают… И мужчинам, офицерам, солдатам, не остаётся выбора — они идут спасать своих женщин.

— Почему эти женщины дрались так отчаянно, когда всё уже было закончено? Не были ли их жертвы бессмысленными?

— С точки зрения истории ничего не бывает бессмысленным, всё имеет своё продолжение и свой результат.

* * *

Последний вопрос Игорь Угольников задал себе сам.

— Счастливый ли я человек? Что такое для меня счастье? Вроде бы всё хорошо, но вот родители пожилые, болеют. Дочка на стажировке в Америке, и я хочу, чтобы она поскорее вернулась. То есть мне, как и многим другим, всегда чего-то не хватает для счастья. А это неправильно.

Давайте запоминать те мгновения, когда мы были счастливы. Они откладываются в душе, и в миг, когда Господь будет нас забирать, эти мгновения непременно сложатся во что-то хорошее, позволяющее нашей душе развиваться дальше.

Я хочу пожелать вам, чтобы вы эти частички счастья запоминали и ловили даже там, где, казалось бы, их не может быть. Будьте счастливы!

Ксения ЗАГОРОВСКАЯ.

Фото — Алексей МЕЛЬНИК.

О шествиях 16 марта в Риге

— Я, конечно, отношусь к этому отрицательно, — сказал продюсер. — А где-нибудь в мире ещё происходят такие шествия? Подумайте: почему в Германии нет шествия легионеров? Даже если учесть, что не все становились легионерами по своей воле, потому что когда стоит выбор, пойти в легион или быть расстрелянным, многие, понятное дело, выберут первое. Но чем тут гордиться? Зачем сегодня всё это вытаскивать? Просто задайте себе вопрос: кому это надо?

Об Олимпиаде и русском духе

— Я был на Олимпиаде в Сочи. Это всё красиво, мощно, хорошо организовано — словом, здорово. Но самое главное, что я увидел: в русских людях появилась гордость за свою страну, люди плечи расправили. Такого лет 20 не было, и это самый главный результат Олимпиады.

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *