veller-1-2009

Ходить по путям сердца своего

• 25.07.2014 • ИнтервьюКомментариев (0)747

Михаил Веллер рассказал читателям «Субботы» о проходимцах, вечных ценностях и о том, что спасёт нашу цивилизаци. Знаменитый писатель прилетал в Ригу буквально на один день — провести творческую встречу в библиотеке им. Николая Задорнова. Нужно ли говорить, что зал был переполнен? Автор десятков книг с миллионными тиражами, родившийся на Украине, отказался обсуждать Украину и говорил в основном о литературе и жизни. Читателям понравилось.

После встречи «Суббота» задала Михаилу Веллеру два главных вопроса. Первый традиционный: что делать? А вот второй — не «кто виноват», а про любовь.

Две главные истины

— Михаил Иосифович, вы известный философ и человековед. А также обличитель пороков и психотерапевт (одновременно) для своих читателей. Одна из ваших книг так и называется — «Всё о жизни». Можно в связи с этим «всем» спросить глобально: что нам делать-то? Как нам вообще жить?

— Вообще, с такими вопросами обращаются туда (показывает пальцем вверх), просят, чтобы вразумили. Когда не слышат Его самого, то обращаются к тем, кто назначил себя посредниками, — к священникам, духовникам. Они рассказывают, как жить. Ещё дают инструкции отцы наши милостивцы, которые правят странами. Но они рассказывают такое, что верят немногим из них.

Вообще, конечно, людям хочется спросить у кого-то: «Как нам дальше жить?» Но обычно, когда задаётся такой вопрос, мгновенно прибегает толпа проходимцев, каждый норовит встать впереди других, подать свой голос громче и объяснить всем, как дальше жить.

У нас сейчас действительно очень плохо в обществе с так называемыми моральными авторитетами. Идёт размывание всяческих моральных критериев, социальных устоев.

Кажется, чуть-чуть спохватились на Западе, что далековато зашли, когда вдруг оказалось, что нелегальный мигрант, тунеядец, спидоносец, демонстративно асоциальный тип заслуживает той же меры социального уважения, как безупречный гражданин и труженик.

Это совершенно неправильно. Потому что хороший человек должен жить хорошо, а плохой человек — плохо. А очень плохой человек вообще не должен. Место вора в тюрьме, место убийцы — на виселице. И никак иначе.

А когда вопросы спорные, то их решает суд присяжных, назначенных из числа уважаемых народом людей. Это самое справедливое, что изобрело человечество за много тысяч лет своего существования.

— А если конкретно, вот в наших условиях…

— Если же конкретно: что делать нам в условиях гибнущей цивилизации, в условиях цивилизации, которая у нас на глазах кончает жизнь самоубийством, плодит бездельников, пропагандирует порок, обеспечивает своё схлопывание, своё демографическое исчезновение с лица Земли, — то я думаю, что те ценности, которые сегодня принято называть консервативными или традиционными, нужно защищать любыми адекватными методами.

Любыми — означает ЛЮБЫМИ. Если стоит выбор: убить убийцу — или он убьёт невинную жертву, сомнений быть не должно.

К сожалению, несколько десятилетий назад, после великой нравственной и интеллектуальной революции 1968 года (это был год величайшего перелома нашей западной христианской цивилизации) мы пришли к принципиальной атомизации общества.

Многие сегодня отрицают единство социума. Отрицают, что людское сообщество есть единый взаимосвязанный, взаимообусловленный организм. Ни один человек не самодостаточен, ни один человек не автономен. И права, и обязанности ни одного человека нельзя рассматривать в отрыве от того, что при этом происходит с обществом.

Нужно просто помнить слова Платона: «Что хорошо для улья, то хорошо и для пчелы».

В противном случае все мы сдохнем. В противном случае через три поколения, всего к концу XXI века, не будет ни нашей цивилизации, ни культуры, которую она создала, ни народа, который её создал.

Как нам жить? Мне кажется, что суть заключается в двух древних истинах.

Одна из них — ещё библейская, ветхозаветная, доевангельская. Ходить по путям сердца своего.

Вторая — средневековая, рыцарская. Делай что должен — и будь что будет.

Думаю, что при соблюдении этих двух заповедей всё будет хорошо и правильно.

66 историй о великой любви

— За последние 50 лет в мире не появилось ни одной книги о любви, заслуживающей внимания.

Вы только что выпустили новую книгу — «Любовь и страсть». И пересказали в ней десятки самых знаменитых историй любви: от Адама и Евы, Соломона и Суламифи до Зигфрида и Брунгильды и героев Фицджеральда, Миллера, Набокова… Почему вы решили написать это?

— Дело не в пересказе. Дело в понимании. Пересказом книг в последние 40 лет у нас и на Западе занимались многие. Поскольку мы живём в очень быстрое время, информация нарастает лавинообразно, люди всё больше приобретают клиповое мышление, а СМИ, в особенности телевидение, поощряют это клиповое мышление, норовя всё время забежать вперёд паровоза и урвать на этом свой кусок денег через рекламу и т. д., — поэтому вспомнить основы своей культуры время от времени категорически необходимо.

Любовь — это тот базовый уровень, без которого ничего нет, без которого не существует вообще ничего.

Потому что любовь — это верхний психологический эмоциональный мотивационный уровень репродуктивной способности биологического рода гомо сапиенса. Не будет любви — не будет размножения. Не будет нас. И не будет ничего вообще.

В наше время стирания моральных критериев понятие порока, понятие безнравственности и извращения отрицаются в принципе.

Нынешние сторонники так называемого ЛГБТ-сообщества с воинственной ненавистью относятся к морали вообще. То есть мораль во всём, что касается любви и секса, ими не признаётся и, по их мнению, подлежит исчезновению. Они хотят поставить знак равенства между элементарным удовлетворением похоти любым способом и желанием любящих людей создавать семью, рожать детей, воспитывать их достойными людьми — только тогда эти дети становятся следующим поколением своего народа и своей страны.

Равенства между этими двумя явлениями быть не может. Оно противоестественно. Это фашизм в шоколаде. Это тебе говорят: человек, получай удовольствие любыми способами, какими ты хочешь, ибо это твоё неотъемлемое право. И не говорят, что через три поколения твоего народа не будет, твоей землёй и всем, что ты создал, завладеют другие люди. Этого они не говорят.

Всё, что излагают эти люди, — циничная ложь. Скажем, когда они заявляют, что воспитание детей в гомосексуальных семьях никак не склоняет этих детей к гомосексуальным отношениям в будущей жизни, они врут, отрицая само понятие импринтинга. Именно в первый период обучения у любого живого существа на подсознательном уровне навсегда отпечатывается поведение тех, кого он считает родителями. Это и называется импринтинг. Отрицать его — это наглое мракобесие.

Любовь — не сама по себе

— То есть своей книгой вы пытаетесь что-то противопоставить этому?

— Сегодня людям надо напомнить о славных истории и культуре, в основе которых всегда была любовь. За эту любовь отдавали жизнь, этой любви жертвовали всем, в любви находили высочайшее счастье. Об этой любви создавались шедевры, которые живут тысячи лет.

К сожалению, у этих книг сегодня немного читателей. Многие о большей части этих книг просто не слышали. А если дать им в руки — не станут читать. А если станут, то не поймут. Более того, даже интеллигентные читатели не все понимали, например, глубину героической трагедии Медеи, суть легенд о Самсоне и Далиле, о Юдифи и Олоферне.

Они не понимали, какова душераздирающая сила конфликта, рвущего пополам Сида-воителя и его донью Химену. А ведь это противоречие, которое не имеет разрешения, потому что нельзя отказаться от долга перед Родиной во имя любви. И нельзя отказаться от любви ради долга перед Родиной. Такая постановка вопроса понятна человеку с восточной философией, а Запад здесь прост и желает одномерных решений.

Вот об этом нужно нам вспомнить ещё раз. Начиная с изгнания Адама и Евы из рая любовь — не сама по себе. Она имеет огромное социальное значение и накладывается на всю картину социальных отношений. Она никогда не сама по себе.

Роль человека в этой жизни никак не исчерпывается ролью любовника или мужа.

Потому что ещё они труженики, солдаты, подданные своих государств. Нужно понимать, что ты не сам по себе.

Но человек, не способный любить, — это моральный урод. Можно не верить в Бога, не нуждаться в религии, но любви это не мешает.

— В вашей книге 66 сюжетов. Почему вы закончили на середине XX века. А дальше…

— Я не знаю ни одной истории великой любви после Love Story Эрика Сигала. Булгаковский роман «Мастер и Маргарита» сюда причислить не могу. За последние 50 лет в мире не появилось ни одной книги о любви, заслуживающей внимания. Это говорит о чрезвычайном духовном кризисе нашей цивилизации. Мы живём в эпоху контркультуры. И в общем это ведёт к гибели культуры вообще.

— Возможно, чтобы спасти цивилизацию, придётся написать и современную книгу о любви. Почему бы и не вам?

Вместо ответа Веллер улыбается.

Рита РИТТЕР.

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *