kobzon

…И Кобзон своё получит!

• 06.10.2014 • Тема неделиКомментариев (0)912

Почему Латвия проигрывает в Европейском суде в Страсбурге. Если только навскидку посчитать, то лишь за последние несколько лет в страсбургском Европейском суде по правам человек было свыше 150 дел против Латвии. Это не считая всех остальных международных судов, где рассматривают, например, иски против Латвии защитников окружающей среды, сводят счёты политики и юристы и так далее.

Корреспондент «Субботы» выяснил, кто, за что и насколько удачно судился с Латвией. И оказалось: абсолютное большинство дел против Латвии заканчивалось полным разгромом последней.

Самая страшная песня

Свежая новость, связанная с международными делами против Латвии: первый зампред комитета Госдумы России по культуре певец Иосиф Кобзон готов подать иск в Европейский суд по правам человека — против правительства Латвии. Исполнитель потребовал возместить моральный и материальный ущерб в связи с запретом участвовать в фестивале «Новая волна» в Юрмале.

Певец намерен отсудить у Латвии 11 500 евро: именно столько он заранее заплатил за гостиницу на всё время планируемого пребывания в Юрмале. Поскольку правительство ЛР неожиданно включило Иосифа Давыдовича в чёрный список (как и его коллег по поп-песенному цеху Газманова и Валерию), он приехать в Юрмалу не смог, а администрация гостиницы отказалась возвращать деньги народному артисту СССР: мол, с государства латвийского и спрашивайте, а мы ничего не нарушили! Вот Кобзон, который, по мнению официальной Латвии, чересчур громко поддерживает Россию в вопросе «захвата Крыма», и решил спросить…

Адвокат артиста Байба Дидрихсоне, которая сейчас старается не общаться лишний раз с прессой, всё же раскрыла тайну, что вначале дело Кобзона будет рассматриваться в административном суде Латвии, а после того как певец его проиграет (это без сомнений!), он явно обратится в Евросуд. Кстати, Кобзон, зная, что в Евросуде его дело могут рассматривать «до 10 лет», готов и подождать. В то же время почти никто не сомневается: если Кобзон дойдёт до Европы и дело примут к рассмотрению, Латвия проиграет — причём вчистую. Ведь, оказывается, наша страна одна из слабейших в мире, когда против неё судятся в Страсбурге.

Почему Латвия в большинстве случаев проигрывает? Руководитель Латвийского общества юристов Айвар Боровков сказал «Субботе», что наша республика просто не в состоянии выдержать напор со стороны Европы. По его словам, когда всё доходит до судебного разбирательства, Латвия проигрывает, поскольку её защищают люди с достаточно слабым знанием юридического английского — по сравнению с коренными европейцами.

К тому же если против Латвии выставляют матёрых европейских юристов (а в Страсбурге, как правило, работают исключительно подкованные профи!), наша страна не в состоянии подобрать достойных оппонентов для защиты своих интересов.

Нам и ООН не указ

А дела против Латвии, как правило, громкие и имеют международный резонанс. Они почти всегда «с продолжениями» и скандалами.

К примеру, Леонид Райхман подавал жалобу в Комитет по правам человека ООН, поскольку его имя и фамилию в Латвии извратили, добавив окончание «is». В ООН тогда, лет пять назад, постановили, что Латвия не права, и обязали страну исправить ошибку: вернуть человеку его имя и фамилию! Однако Латвия заявила, что это якобы только рекомендация, — и проигнорировала решение ООН. Потом был суд уже в Латвии, против Министерства юстиции ЛР, в котором решали, обязана наша страна выполнять рекомендацию ООН или нет. В местном суде постановили: обязана! Но Леонидс Райхманис так до сих пор и не стал Леонидом Райхманом. То есть Латвии плевать даже на решения ООН…

Люди против Латвии

Ваш корреспондент обратился к помощнику депутата Европарламента Юрию Петропавловскому, который чётко следит за ситуацией в ЕС — особенно если там рассматриваются дела против Латвии, связанные с нарушением прав человека. Сколько таких дел? Юрий Петропавловский заметил: «Их все просто невозможно вот так сходу перечислить. Миллион!» Миллион не миллион, но ОЧЕНЬ много. Если навскидку, то самые громкие: Фарбтух против Латвии, Жданок против Латвии, Сысоева против… Подколзина… Лавент… Корнаков… Юрьев… Эстрих… Назаренко… Адамсонс… Андреева… Викулов… Кононов… Панкратов… Мирон… Дмитриев… И так далее.

Почти все эти дела поднимали шум в мире. Вот, например, Сливенко против Латвии — первое рассмотренное в Большой палате Европейского суда по правам человека дело.

Помните? Муж Татьяны Сливенко, служивший в Российской армии (уже после развала СССР, в первые годы независимой Латвии, отдельные части войск соседней страны тут ещё базировались), вышел в отставку, у всей семьи местные власти изъяли документы, обыскали квартиру в Риге — и выдворили за пределы государства. На процессе по делу Сливенко в качестве третьей стороны в суде впервые выступала Россия как государство. Большая палата Евросуда рассматривала дело больше четырёх лет. В результате суд постановил: Латвия должна выплатить каждому из трёх членов семьи (Татьяне Сливенко, её мужу и дочери) по 10 000 евро в качестве компенсации за нанесённый моральный и материальный вред. Латвийские власти нарушили две статьи Европейской конвенции о защите прав человека — 8-ю, где говорится об уважении частной жизни, и 14-ю, согласно которой не допускается ограничение прав и свобод в связи с дискриминацией по признакам пола, расы, цвета кожи и языка.

Семье Сливенко после выдворения из ЛР пришлось переехать в Курск, женщина не могла в Латвии много лет даже навещать престарелых родителей. Татьяна Сливенко обвиняла Латвию в нарушении прав человека, а также имущественных прав. Кроме того, как говорилось в исковом заявлении, власти страны фальсифицировали документы и под многими бумагами стояли поддельные подписи (это потом доказала криминалистическая графологическая экспертиза).

Не забытые права человека

Потом Страсбург буквально завали похожими делами — и большинство из них были выиграны. Например, дело семьи Викуловых. Эту семью «оккупантов», которая прожила в Латвии более 20 лет до независимости, не только выдворили за пределы страны, но и посадили в тюрьму. В клетке для перевозки преступников семью депортировали в Россию. «Даже при всех тех сложностях, которые бывают в Латвии в отношении русскоязычного населения, такого возмутительного случая никогда не было», — говорилось в исковом заявлении…

— Маленькая Латвия много лет опережала даже большую Россию по количеству исков против государства; наша республика была, кажется, в первой пятёрке стран мира, — говорит «Субботе» сопредседатель Латвийского комитета по правам человека Владимир Бузаев, не раз участвовавший в европейских разбирательствах.

На что жалуются

Поводов, по которым на Латвию подают в Европейский суд, бесконечно много. Больше всего исков в Страсбург связано с очень медленным рассмотрением уголовных дел в местных судах. Далее следуют дела о дискриминации неграждан — допустим, при начислении пенсий.

К примеру, дело негражданки Натальи Андреевой. Латвийские власти не засчитали в её пенсионный стаж годы, проработанные в советское время на находившемся в Латвии предприятии союзного подчинения. В свою очередь, гражданам Латвии согласно закону «О государственных пенсиях» такие периоды в пенсионный стаж засчитывались.

Из громких дел — это Жданок против Латвии и Адамсонс против Латвии — об ограничении права участвовать в выборах. Некоторые дела затягиваются на много лет, другие рассматриваются быстро.

Что же касается Кобзона, то Латвия, включая его в чёрный список, должна была взвесить соразмерность «жуткого преступления» певца и кары. Когда его дело будет рассматриваться в Евросуде, Эдгар Ринкевич, глава министерства иностранных дел (по его инициативе певца оскорбили), должен будет предъявить ту самую страшную песню Кобзона, за которую ограничили его право выступать в Латвии, что повлекло за собой и материальные издержки исполнителя. Скорее всего, и это дело Латвия проиграет, считают эксперты-юристы и правозащитники.

* * *

Пискинсы и Сукинсы — это наше всё!

Громкое дело против Латвии и у руководителя общественной организации «Верните наши имена!» Руслана Панкратова, которое лежит в Страсбурге столько, что уже обещает поставить абсолютный рекорд.

— В августе я отметил памятную дату: ровно восемь лет назад моё дело приняли в Евросуд, ему присвоили номер, но вот уже девятый год пошёл, а его до сих пор не рассмотрели.

Почему всё так тормозится? Исключительно по политическим мотивам. И потому, что дело это на сто процентов выигрышное.

Структура Евросуда такова. В Страсбурге сидит представитель от каждой страны, в нашем случае от Латвии, — фигура не случайная! — и смотрит: если дело, в принципе, политическое, тогда оно обычно тормозится. Например, в первый раз моё дело в Страсбурге вообще потерялось — разумеется, совершенно случайно. Куда-то пачка бумаг весом почти в килограмм пропала. Делу тогда не присвоили номер. И целый год мне об этом даже не сообщали. Но потом я всё восстановил специально для Страсбурга и снова всё отправил в Евросуд.

Суть дела в том, что мои имя и фамилию в Латвии извратили. Я Руслан Панкратов, а не Русланс Панкратовс. В Латвии я все судебные инстанции прошёл — и обратился в Страсбург. В Латвии самопроизвольно и совершенно необоснованно искажаются имена и фамилии: буквы выкидываются, добавляются, изменяются и тому подобное. Я хочу от Латвии не денег и не извинений — но изменения в законах.

Если Латвия называет свой паспорт международным документом, тогда в нём нужно дублировать мои имя и фамилию так, как хочу я, а не так, как хотят здешние лингвисты. Да, сейчас на 4-й странице в паспорте можно написать имя и фамилию без «s» и вообще оригинально. Но! Это можно сделать лишь тем людям, у которых есть документы, выданные до 1991 года, паспорта, полученные в СССР, или свидетельства о рождении. А если ребёнок родился после 1991-го, уже ничего нельзя сделать: назвали местные лингвисты Сергейсом — так им и останешься, но не Сергеем…

Сейчас хотя бы пишут в паспортах не только Latvija (иностранцы это прочитывают однозначно: Латвиджа!), но и Latvia. Так почему не можете мои имя и фамилию (Ruslans Pankratovs/Ruslan Pankratov), а также место, где выдан паспорт? Сейчас написано, что паспорт выдан, например, PMPL Riigas 3. nodalla, но никто за границей не может понять, что это такое. Неужели латвийские чиновники думают, что во всём мире люди обязаны владеть латышским? Всю информацию в паспортах — а главное, имена и фамилии — дублируют и в Китае, и в Норвегии, и в Дании, и в Ирландии, и в Израиле, и в массе других стран. Вот никак у них при этом не обнаруживается «опасность уничтожения языка»…

Сколько ещё моё дело будет лежать в Страсбурге? Надеюсь, в следующем году его рассмотрят. Просто по закону дела в Евросуде обязаны рассматривать в срок максимум до 10 лет. Так что всё уже на финишной прямой, — заметил правозащитник.

Впрочем, Латвия очень боится этого дела, ведь тогда стране придётся признать, что она совершенно незаконно награждала людей звучными фамилиями: делала из Шишкина — Сискинса, из Пышкина — Пискинса, из Мышкина — Мискинса, из Щукиной — Сукину и тому подобное.

И сколько на нашу непутёвую Латвию ещё будут подавать в Евросуд — вопрос риторический. Тенденция идёт к увеличению числа исков. Поэтому есть шанс, что скоро мы в этом секторе будем занимать лидирующее место в мире, а не как сейчас — всего лишь пятое.

Игорь МЕЙДЕН.

Когда дело Кобзона будет рассматриваться в Евросуде, Эдгар Ринкевич, глава министерства иностранных дел, должен будет предъявить ту самую страшную песню Кобзона, за которую ограничили его право выступать в Латвии, что повлекло за собой и материальные издержки исполнителя. Скорее всего, и это дело Латвия проиграет…

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *