let_11514300-657x360

Айнар Шлесерс: "Зачем топить свою лодку?"

• 21.11.2014 • ИнтервьюКомментариев (0)884

Чем лучше будут отношения Латвии с Россией, тем лучше будет развиваться наша экономика. А дешёвый пиар на чёрных списках может обойтись нам дорого. Известный латвийский политик и предприниматель Айнар Шлесерс уверен, что нынешний тяжёлый период в отношениях между Латвией и Россией не может продолжаться долго. «Время всё расставит по своим местам, здравый смысл восторжествует, и Латвия научится ставить во главу угла собственные интересы и добиваться их», — считает он.

Не облаивать соседей

— Такого, пожалуй, ещё не было в новейшей истории отношений с соседями. Воинственная риторика звучит всё громче, чёрные списки расширяются… Что вы думает о нынешней внешней политике Латвии?

— Конфликт вокруг Украины сегодня решается на самом высоком уровне — между Россией и Америкой. Латвия маленькая страна, мы тут не главные действующие лица и не должны сами создавать новые поводы для противостояния.

Наверняка в России есть артисты, музыканты, писатели, которые сказали что-то такое, что нам не нравится, и мы вправе высказать своё мнение по этому поводу. Для этого у министра иностранных дел есть целый набор профессиональных мер. Но господин Ринкевич играет в чёрные списки, тем самым зарабатывая себе очки. К этому нужно относиться как к дешёвому пиару, который Латвии может дорого обойтись.

Россия была и останется нашим соседом. А те, кто живёт рядом, всегда стараются придержать собаку, чтобы она не облаивала соседа и не создавала недружественную обстановку. Мы находимся в составе Евросоюза и НАТО, это понятно и это правильно. Но в отношениях с Россией нужно прежде всего, исходить из того, что наши страны — соседи. Вот и нечего гавкать…

— Есть ли опасность, что в ответ Россия, например, направит свои грузы в другие, не латвийские, порты?

— Когда идёт большая драка, на болонок внимания не обращают. Россия сейчас ведёт сложную глобальную игру, и поэтому на некоторые наши высказывания она пока просто не реагирует.

Но у России экономические проблемы, рубль падает, и ясно, что она захочет больше загружать свои мощности. Вопрос только в том, за счёт каких портов будет происходить это сокращение: латвийских, литовских или эстонских? В этой ситуации мы должны сделать всё, чтобы у нас российских грузов было больше, а у эстонцев и литовцев — меньше.

— Что вы такое говорите! А как же балтийское единство?

— Не надо себя обманывать. Мы с соседями конкуренты так же, как два магазина. Каждый борется за покупателя, и эти разговоры о братстве — только слова.

В Литве это давно поняли. Почему у них дороги всегда были лучше? Потому что литовцы и в советское время умели работать на себя. Ходили по кремлёвским кабинетам с колбасой и конфетами и выбивали для своей страны разные полезные вещи.

В мою бытность министром сообщений, чтобы помешать доставке нефтепродуктов из Мажейкяя в Лиепайский порт, литовцы… просто разобрали рельсы. И сказали, что так и было, хотя мы точно знали, что это сделано только что. А когда зашла речь о транспортировке нефтепродуктов из Мажейкяя в Ригу, литовцы тут же заявили о начавшемся ремонте железнодорожных путей. И грузы пошли через Клайпеду…

Сколько говорилось о том, что Балтии нужен газовый терминал, а Литва просто поставила всех перед фактом: построила его у себя и теперь заявляет, что готова обеспечивать газом всю Балтию.

А вот совсем свежий пример «братских» отношений! Литовский суд принял решение арестовать имущество аэропорта «Рига». Наши обращаются к правительству Литвы, а те руками разводят: мол, у нас в стране суд независимый. А когда им самим что-то нужно, то они пробивают всё…

И это нормальный бизнес-подход. Я такую позицию одобряю. Мы же порой ведём себя глупо, поддерживая своих конкурентов.

Важно понять: чем лучше мы будем выстраивать отношения с Россией, тем лучше будет развиваться наша экономика.

— Наши политики, наоборот, требуют ужесточения санкций против России…

— У нас нет своей государственной политики, нас просто несёт потоком. Латвия всё время старается кому-то понравиться: раньше — Москве, теперь — Брюсселю и Вашингтону. Это свойство людей без хребта. Топить свою лодку — это тупость, какими бы словами это ни прикрывалось.

Очень плохо, что между нашими странами сейчас не происходит никакого диалога. Конечно, есть проблемы, которые Латвия не может решить, потому что они находятся в компетенции Евросоюза. Но почему бы нам не говорить о двустороннем экономическом сотрудничестве? Как это делает Финляндия, которая, находясь в Евросоюзе, успешно реализует двусторонние отношения.

Арифметика улучшилась, но…

— Ваша партия шла на выборы в Сейм с целым пакетом экономических предложений, но люди вас не поддержали…

— Народ голосовал, руководствуясь страхом, волна которого была поднята на невероятную высоту. Если раньше перед выборами вытаскивали лозунг «Русские идут!», то сейчас дошло до того, что призывали голосовать за или против Путина. События в Крыму дали повод, и наши радикалы им воспользовались.

Я встречал многих людей, причём вовсе не пенсионного возраста, которые считают, что Россия может нас оккупировать. Это истерика! Мы же перед выборами не стали играть в игру за или против Путина и потому оказались вне игры.

Когда речь идёт о войне, никто не думает о том, как страна будет развиваться. Но жизнь на этом не заканчивается. Я уверен, что люди поймут: если они хотят жить в Латвии, то страна должна зарабатывать. Жить на социальные пособия не получится.

— Удивительно, но ваш предвыборный манифест, в котором шла речь в том числе и о сплочении общества, подписали такие люди, как Янис Страуме и Имант Калныньш, которые ранее держались весьма радикальных взглядов. Чем объясняется такие перемены?

— Многие люди мыслят логично. Националов не так уж много, они просто громкие. Посмотрите, ведь за всё время в Латвии не было конфликтов между людьми на этнической почве. Это самое важное.

— Но русских снова не взяли во власть… Хотя «Согласие» и стало победителем в выборах.

— Минуточку! «Согласие» уже не русская партия, в которую входили и латыши. Она стала социал-демократической. Это им Юргис Лиепниекс так посоветовал, и это большая ошибка.

Мне это напоминает сказку о том, как король рассердился на свою дочь, которая капризничала, выбирая жениха, и обещал выдать её за первого нищего. Узнав об этом, принц решил переодеться в нищего.

Правые партии с полным основанием могут сказать: у нас другая экономическая программа, а вы, социал-демократы, сможете прийти к власти, только если наберёте 51 мандат. Я как предприниматель тоже против социал-демократов. Если «Согласие» и дальше будет проводить такую политику, то партия останется в оппозиции и в следующие 20 лет. Думаю, скоро мы увидим её возвращение к русской теме.

— А в качестве «русской» партии у «Согласия» есть шанс? Что-то не похоже…

— Я всегда был за то, чтобы и русские, и латыши были у власти вместе.

— Чего можно ждать от нового Сейма?

— Есть одна хорошая вещь. В Сейме изменилась арифметика. Партии Затлерса больше нет. У так называемых латышских партий сегодня 76 мандатов, из них у националов — всего 17. И значит, есть большинство в 59 голосов, что позволяет принимать решения и без «Национального объединения». Так что оно больше не сможет ставить вопрос ребром: или будет по-нашему, или правительство падёт.

— По инициативе «Национального объединения» закрыли предложенную вами программу видов на жительство для иностранцев…

— Латвия снова выстрелила себе в ногу. Опять тот же подход — отказываются от программы, ничего не предлагая взамен.

Однажды законопроект об отмене видов на жительство уже принимали, но тогда президент вернул его на новое рассмотрение, и таким образом удалось выиграть время. Эта программа принесла Латвии три миллиарда евро и могла бы приносить ещё и ещё. А после внесённых поправок в октябре было выдано четыре вида на жительство, в ноябре — и вовсе ни одного.

— А в Юрмале столько домов строится! Они же явно рассчитаны на продажу иностранцам.

— Да, будут банкротства, строители останутся без работы. Я считаю, что нужно вернуться к старой норме: предоставлять вид на жительство в обмен на покупку недвижимости на 75 тысяч евро в регионах и на 150 тысяч в Риге, а не 250 тысяч по всей стране, как сейчас. Инвестиции в компании нужно также поощрять видами на жительство.

Поскольку у националов нет блокирующего пакета в Сейме, сохраняется возможность этот закон пересмотреть. Правительство должно думать, как зарабатывать. А где брать деньги? Если повысить налоги, скоро денег станет ещё меньше. Одна хорошая идея может принести много денег, а одна глупость — большие убытки.

— Государство и заработало — продали банк Citadele…

— Ну-ну… Тем, кто принял это решение, придётся за него отвечать. Через пару лет мы увидим, как так называемые стратегические инвесторы продадут банк, и причём наверняка не западникам.

— А у вас есть идеи того, как зарабатывать? Как вы видите будущее Латвии?

— Идеи, конечно, есть. Сейчас я как предприниматель работаю над многими проектами, в том числе в области транзита. Подробнее об этом не буду много рассказывать — бизнес.

А будущее Латвии — как у Сингапура, бизнес-центра, который связывает большие рынки. Мы интересны как стратегически важная территория, перекрёсток важных дорог. Если за нами железный занавес, то мы обречены быть европейской провинцией.

Мы не должны отказываться от своего прошлого, а должны взять из него то хорошее, что в нём было, а это знание менталитета, языка, людей, связи, которыми нужно дорожить, а не разрывать их.

Россияне, конечно, могут переехать и в Лондон. Но жизнь там намного дороже, и хотя дети получают хорошее образование, родители так и остаются на всю жизнь иностранцами. А у нас исторически сложилась понятная им среда. Есть русский театр, все понимают по-русски. От Москвы до Риги час с небольшим лёту, так что вполне можно работать в России, а семью поселить у нас. Вам не нравится политика России? Вам надоели московские пробки? Не нравится экология? Добро пожаловать к нам! Мы открыты. Вот как нужно ставить вопрос.

— То есть вы не боитесь российской агрессии?

— Нет. Людей пугают, вот они и боятся. Но страна должна проводить разумную и выгодную для себя политику. Такие возможности у нас есть. Для этого можно было бы использовать период, когда Латвия будет президентом Совета Евросоюза в 2015 году. Но я не уверен, что получится. Потому что те политики, которые сегодня у власти, будут работать на себя и продолжать пиариться. Ринкевич снова что-нибудь придумает…

— Наш министр иностранных дел на весь мир прославился своей сексуальной ориентацией…

— Дело не в том, что он гей. На здоровье! Но если господин Ринкевич такой честный и принципиальный, то почему он заявил об этом только после выборов?

Не случайно это сказано в канун президентства Латвии в Совете ЕС. Значит, он эту тему будет развивать. И партия «Единство» перед выборами должна была честно заявить, что собирается изменить Конституцию Латвии — в частности ту статью, в которой определено, что брак — это союз между мужчиной и женщиной.

Для меня красная линия проходит там, когда в школах начинают учить, что семья может быть однополой, и я буду делать всё, чтобы этого не допустить.

— Как же? Это же европейская ценность!

— Нам этого не надо! Нужно уважать интересы всех, но семейные принципы превыше всего. Ведь в однополых браках дети не рождаются. Если в этом вопросе мы пойдём на поводу у Европы, Латвия будет уничтожена.

Я за то, чтобы люди не просто жили вместе, а регистрировали брак, чтобы была крепкая семья. Одного ребёнка можно родить и в гражданском браке, но многодетной бывает, как правило, только зарегистрированная семья.

Три языка — это минимум

— Вы недавно сказали, что русский язык нужно изучать в школах. Немодные нынче взгляды…

— Прежде чем предлагать что-то другим, политик должен примерить это на себя. На опыте своей семьи я убедился: чем раньше дети начинают изучать иностранный язык, тем лучше. Им это так легко даётся.

Мой восьмилетний сын уже знает три языка, сейчас изучает четвёртый, французский. По-русски он говорит свободно и сейчас с частным педагогом учится читать и писать. Младший сын, которому три года, ходит в русский садик. Через год отдам его в садик с французским языком, а потом ещё два года он будет ходить в английский садик. Так что он должен прийти в первый класс, уже свободно владея четырьмя языками. Я сейчас рассматриваю возможность отдать дочку во французский садик, с четырёх — в русский, а с шести — в английский.

Я считаю, что до пятого класса каждый ребёнок должен знать три языка: латышский, русский и английский. Это минимум, необходимый для того, чтобы жить и успешно работать в Латвии. Почему русский, а не немецкий? Потому что у нас есть русская среда и знать этот язык — хорошо для бизнеса.

Если кто-то из родителей категорически против русского, пусть выбирает для своего ребёнка другой язык, но знание трёх языков должно стать обязательным.

Это как базовая модель автомобиля, а уже экстры можно добавлять.

Если кто-то говорит, что в школах всё должно быть на латышском, потому что мы патриоты, то мы не патриоты, а идиоты. Ведь когда дети вырастут, они будут упрекать нас в том, что окажутся неконкурентоспособными. Уже сейчас это проявляется. Русские дети, оканчивая школу, говорят на трёх языках, а у выпускников латышских школ проблемы из-за плохого знания русского.

И ещё о языках. Многие латыши, которые уехали на заработки в Европу, не могут вернуться, потому что их дети не в состоянии пойти в латышскую школу. Для таких случаев нужно предусмотреть для них переходный период. Мы должны дорожить каждым человеком.

— Вы и сами на нескольких языках говорите…

— Я говорю на латышском, русском и английском языках, а также на норвежском и благодаря последнему понимаю шведский и датский. Это мне помогает в делах и в жизни.

Ксения ЗАГОРОВСКАЯ.

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *