panoramaa

Три русские буквы: ЮБК

• 26.01.2015 • Проверено личноКомментариев (0)3563

Журналист «Субботы» проверил лично, как сегодня живётся людям в Крыму. «Зачем тебе в Крым? Там нет воды и электричества», — отговаривали меня перед отъездом знакомые. «Неужели Европы мало? — недоумевали соседи. — В Крыму разруха, нет ни цивилизации, ни сервиса. Ты попадёшь на 20 лет назад, в СССР!» А я попала… в сказку.

Название этой сказки — ЮБК. Так местные именуют Южный берег Крыма, курортную зону, протянувшуюся от Фороса до Судака. Здесь, как и полагается по сказочным канонам, есть и дворцы, и волшебные парки, и синее-пресинее море. Но главное — на ЮБК живут абсолютно счастливые люди.

Для изучения ЮБК я выбрала стратегически правильное место — Мисхор: отсюда всё близко. До Ласточкина гнезда и Воронцовского дворца можно дойти пешком, ходу чуть более получаса. 20 минут на автобусе — и ты уже в Ялте, 40 минут — и в Алуште, час с хвостиком — и в Коктебеле…

За время короткого путешествия по Крыму можно объехать весь свет: вот промелькнул за окном уголок Италии, поворот — и перед тобой чисто испанский пейзаж, вираж по серпантину — и из-за скалы показался древнегреческий храм… Недаром Крым называют миром в миниатюре. Разве что гейзеров здесь нет.

С марта 2014 года вся эта красота принадлежит России. Как изменилась за это время жизнь крымчан? Чем они дышат сегодня? Каких перемен ждут и во что верят?

Жизнь без гаджетов

«Долетела. Встретили. Не волнуйтесь!» — написала я родным из симферопольского аэропорта, и сразу поняла: что-то не так. Эсэмэска застыла как заколдованная, совершенно не желая улетать в Латвию. Придётся звонить. Но в трубке стояла звонкая тишина: исправный мобильник, оснащённый роумингом, не подавал абсолютно никаких признаков жизни. Попробуем-ка ещё раз…

«Бросьте, всё равно не дозвонитесь, — философски заметил водитель, встретивший меня в Симферополе, чтобы доставить в Мисхор. — У нас пока здесь только один российский оператор, и если у вас нет его карточки, про телефонную связь можете забыть. Кстати, не факт, что удастся связаться и по Интернету: он тут не везде и с большими перебоями. А вы сами откуда будете-то? Из Риги? Вот вас занесло!»

Слова водителя оказались пророческими: почти на целый месяц в Крыму я осталась без привычной связи. Мобильник умер. Интернет работал от случаю к случаю. Банкомат наотрез отказывался принимать мою карточку. Но вид с лоджии — справа море, слева гора Ай-Петри — очень быстро примирил меня с действительностью, а общение с крымчанами компенсировало все неудобства. Иногда полезно отдохнуть от гаджетов — погулять, подумать, поговорить с людьми.

Кто едет в Крым зимой

«Туристы отказываются ехать в российский Крым», — уверяли нынешней весной украинские СМИ, подкрепляя своё утверждение фотографиями пустых ялтинских пляжей. Трудно сказать, что это было: фотомонтаж, постановочные кадры или просто наглое враньё. Но я могу свидетельствовать на Библии, что даже в декабре Крым был забит отдыхающими под завязку — санатории на ЮБК работали на полную катушку, принимая отдыхающих со всей России.

«Впервые за долгие годы у меня и моих коллег зимой есть работа, — поделился со мной массажист Дима. — Прежде все крымские санатории и дома отдыха закрывались в начале ноября и возобновляли свою работу только поздней весной. А сейчас посмотрите, сколько у нас отдыхающих! Только успевай!»

Как выяснилось, львиная доля зимних гостей в Крыму — льготники из самых разных городов России: Красноярска, Мурманска, Северодвинска, Твери, Тюмени. Пенсионеры, инвалиды, ветераны труда, работники вредных производств… Эта поездка не стоила им ни копейки — российское государство оплатило своим гражданам и проживание, и питание, и лечение, и авиабилеты. В результате обе стороны остались довольны: гости Крыма получили бесплатный отдых, а крымчане — гарантированную работу и сохранённую зарплату, поскольку за льготников щедро заплатили их предприятия и социальные фонды.

Правда, в январе-феврале большинство крымских санаториев всё же уйдёт на каникулы, и, возможно, к весне в некоторых из них поменяются владельцы: сейчас в Крыму идёт активный передел собственности. «Честно говоря, нам без разницы, кто придёт, лишь бы не воровали, как предыдущие хозяева», — признаются рядовые работники санаториев.

lenka

Русский, украинский, татарский

О том, что на ЮБК воровали много лет подряд, внаглую и со знанием дела, здесь не говорит только ленивый.

— За 23 года украинские власти гвоздя не вбили! Довели Крым до ручки: грязь развели, заборов на пляжах понастроили, дачи себе отгрохали, — рассказывает Александр, владелец частного сада недалеко от Ласточкина гнезда. — Так стоит ли удивляться, что на референдуме за присоединение автономии к России проголосовали почти 97 процентов крымчан? Может быть, вам мои слова покажутся пафосными, но тогда, в марте, большинство мужчин готовы были уйти с оружием в горы и защищать Крым, если вдруг Украина начнёт качать права. К счастью, всё решилось мирным путём.

— Референдум был честным, — считает Елена, горничная одного из крымских санаториев. — Вы представить себе не можете, какой это был праздник! В участках с утра до позднего вечера очереди стояли. Люди текли сплошным потоком, пели, смеялись… Моя соседка, ей 74 года, на костылях пришла, плакала от счастья. А потом по украинскому телевидению показали пустые урны — мол, якобы никто не голосовал, и весь референдум — сплошная подтасовка. Я просто онемела, когда такое враньё по телевизору увидела!

— Конечно, были и те, кто был против автономии в составе России, — добавляет охранник Андрей. — Поначалу сильно мутили воду татары. Но быстро успокоились. Ведь Россия пообещала в Крыму три государственных языка: русский, украинский и крымско-татарский. Воевать стало не за что. При Украине ни о каких других официальных языках, кроме украинского, и речи идти не могло.

Как будет выглядеть это официальное трёхъязычие на практике, пока сказать трудно. Я заметила вывески только на двух языках: украинском и русском. Возможно, со временем и на крымско-татарском появятся? А может быть, в Крыму мудро рассудили, что вывески — это не самое главное в жизни и есть дела поважнее?

Путин на майке

Проблем в Крыму сегодня и в самом деле хватает. Транспортная блокада, безумные очереди на Керченской переправе, ощутимые перебои с электричеством… Мне повезло: в санатории была своя подстанция, которая обеспечивала светом жилые и лечебные корпуса. Такие же подстанции работали во время отключения света в больницах и поликлиниках, школах и детсадах по всему ЮБК. И всё же вид ялтинской набережной, наполовину погружённой в темноту (на второй части променада фонари почему-то горели), или погасший Кореиз с дрожащими огоньками свечей в тёмных окнах производили не слишком радостное впечатление.

— Это Украина чудит: от злости нам электричество отрубает. Подумаешь, беда, — развеял мои грустные мысли продавец сувениров Вадим из Мисхора. — Мы посидим и без света, лишь бы быть вместе с Россией. Приезжайте к нам через полгода — увидите: всё в Крыму будет. И электричество, и порядок, и чистота-красота не хуже, чем в Ницце. Путин нас не бросит…

В лавочке Вадима, как и на других торговых лотках, разбросанных по всему ЮБК, самый ходовой сувенир — майки с Путиным. ВВП изображён на них во всех мыслимых и немыслимых ракурсах: анфас и в профиль, в костюме и камуфляже, в чёрных очках и без. А внизу — подписи: «Самый вежливый из людей», «Крым — Россия. Вместе — сила», «Кто нас обидит — трёх дней не проживёт».

Эйфория или патриотизм

Надежды на Путина в Крыму не имеют ничего общего с верой в доброго барина, который приедет и рассудит. Они имеют под собой веское обоснование. Ещё в ноябре Путин подписал закон о крымской СЭЗ — свободной экономической зоне — сроком на 25 лет. Согласно этому закону, все инвесторы СЭЗ освобождаются от уплаты налогов на срок до 10 лет: заходите в Крым, вкладывайте деньги, развивайте полуостров. Просто и мудро. С 1 января этот закон вступил в силу, и не надо быть экономистом, чтобы предсказать: инвесторы на Крым найдутся легко. И в приличных количествах.

Проблема с электроэнергией тоже постепенно решается: уже к весне в Севастополе будут установлены десять газотурбоэлектрических станций. Первая из них заложена буквально на днях. Если и дальше пойдёт такими темпами, то, возможно, со временем в российском Крыму и вправду будет не хуже, чем в Ницце. По крайней мере, крымчане в это свято верят.

Эту веру в светлое завтра можно называть как угодно — наивностью, эйфорией, зомбированием, но, наверное, больше всего здесь подходит слово «патриотизм». Несмотря на мизерные зарплаты, падение рубля, чехарду с документами, вызванную заменой украинских паспортов на российские, отсюда никто не бежит. Даже мыслей таких не возникает — как можно уехать из Крыма?!

Когда я рассказывала о том, что люди из Латвии уезжают работать на Запад и часто остаются там, ответом мне была одна и та же реакция: в глазах собеседников мелькало что-то среднее между искренним непониманием… и жалостью. Такая уж странная у крымчан ментальность — не принято бросать родину.

Истории беженцев

Сегодня в Крыму немало беженцев с Украины; официально зарегистрированных около пяти тысяч, незарегистрированных гораздо больше. Многие из них с детьми. Дети, как правило, простужены. «А откуда взяться здоровью, если я месяцами с сыновьями в сыром подвале сидела, скрываясь от артобстрелов?» — вздыхает Таисия, перебравшаяся в Крым с двумя детьми из-под Луганска. Мальчишки у неё грустные, молчаливые, смотрят исподлобья. Но на вопрос: «Не хотите ли вернуться домой?» — категорически мотают головой.

Беженцы в Крыму вообще немногословны, не любят ворошить прошлое и вспоминать о том, что пережили. Но если начинают рассказывать, то эти рассказы страшнее любого триллера. Людей, убитых украинскими силовиками, видели практически все. У кого-то погиб брат, у кого-то сын, у кого-то сосед…

Врач-терапевт Татьяна сбежала в Крым вместе с дочкой из Донецка: сейчас работает в одном из санаториев ЮБК, там же и ночует, в ординаторской.

— Очень страшно, когда стреляют, когда не знаешь, проснёшься ты завтра живым или нет, — вспоминает Татьяна. — Я устала бояться за себя и своего ребёнка, бросила в Донецке всё: работу, квартиру — и приехала сюда. В Крым влюбилась сразу же — в него нельзя не влюбиться! Хочу остаться здесь навсегда. Мне бы только брошенную квартиру в Донецке продать и купить на эти деньги жильё в Крыму. Присматриваюсь к Алуште, там строятся дома с черновой отделкой по 1000 долларов за кв. м. Недёшево, конечно. Но ведь потом, когда в Крыму всё наладится, станет ещё дороже…»

— Алушта сейчас очень стремительно развивается, возможно, со временем даже пальму первенства у Ялты отберёт, — подтверждает слова Татьяны ялтинский экскурсовод Наталья. — В Ялте строить жильё особо негде: горы рядом, а в Алуште до горного массива 10 км, сегодня эти места активно застраиваются. Даже сейчас, когда курс евро и доллара резко подскочил, желающих приобрести недвижимость в Крыму очень много. А будет ещё больше!

То ли ещё будет

Слово «будет» — ключевое в лексиконе крымчан. Они не просто повторяют его как лозунг или мантру, а реально что-то делают для того, чтобы их жизнь стала лучше. Я видела, как на ЮБК сносятся дурацкие заборы, загораживающие путь к морю, убирается мусор, ремонтируются дорожки, красятся проржавевшие перила лестниц, ведущих к набережной. Конечно, это только начало: здесь ещё красить и красить, ремонтировать и ремонтировать обветшавшее хозяйство. К тому же ЮБК — это ещё не весь Крым. И доллар здесь, как во всей России, не спешит падать. И санкции пока никто не отменял. И проект века — мост через Керченский пролив — ещё не построен… Но крымчане уверены: всё это непременно случится.

…Улетая из Симферополя, я разговорилась в аэропорту с украинкой Мариной из Алупки. Она летела к родным и очень переживала, что самолёт теперь единственная связь с родиной.

— А знаете, почему Крыму устроили транспортную блокаду? — неожиданно спросила Марина. — Для того, чтобы никто не видел, как у нас хорошо!

«А будет ещё лучше», — мысленно подхватила я. Оказывается, вера в хорошее заразительна.

А почему бы не в Крым?

Если вы, задумываясь об отдыхе, вспомните про Крым, это будет правильный выбор! Море позитива и впечатлений гарантированы.

Вот несколько советов, которые помогут сделать ваш отпуск более комфортным.

Прямого самолёта из Риги в Крым нет. Но можно долететь через Москву. Стыковка очень удобная: ожидание рейса Москва — Симферополь — всего два часа.

Взять в Крыму машину напрокат реально. Только это нужно сделать сразу по приезде в Симферополь. В маленьких городках такой услуги нет. Бензин дёшев — 39 рублей за литр, это чуть больше 50 евроцентов.

Телефонная связь представлена в Крыму пока только одним российским оператором. Купить карточку не проблема, просто нужно будет предъявить паспорт.

Запаситесь перед поездкой наличными евро. Байка про отсутствие в Крыму терминалов для пластиковых карт всего лишь байка — на самом деле терминалы есть. Беда в другом: в связи с санкциями многие карты не принимаются к оплате. Зато обменники на каждом шагу.

Санаторий — самый выгодный вариант отдыха на ЮБК. В связи с падением рубля цены сейчас просто смешные: путёвка на три(!) недели обойдётся вам в сумму около 500 евро. И это вместе с проживанием, питанием и лечением! Правда, к лету цены могут подрасти.

Елена СМЕХОВА.

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *