Возвращение «невозвращенца»

• 14.05.2015 • ПерсонаКомментариев (0)2233

С 16 мая до 5 июня в «Рижской бирже» — выставка уникальной коллекции Михаила Барышникова

Знаменитый танцовщик, актёр и хореограф Михаил Барышников собирал свою коллекцию больше 25 лет: какие-то работы ему дарили авторы, какие-то преподносили друзья, что-то он покупал на аукционах. В числе этих сокровищ эскизы Александра Бенуа, зарисовки с репетиций «Русских сезонов», рисунки Льва Бакста и Жана Кокто (в том числе портрет Дягилева), редкие работы Ильи Репина, Сергея Судейкина, Натальи Гончаровой и даже Иосифа Бродского…
Коллекция Барышникова выставлялась всего дважды: в 2012 году в нью-йоркской галерее АВА и в 2013 году в московском Пушкинском музее. А теперь мы сможем увидеть её в Латвии, на родине великого танцовщика.

Детство в Риге

Михаил Барышников родился 27 января 1948 года в Риге, в большой коммунальной квартире на улице Сколас, 36a. Семья Барышниковых — мать-домохозяйка, отец-подполковник — приехала в Латвию сразу после войны, куда отец будущей звезды — кадровый офицер был направлен для дальнейшего прохождения службы.
Мишу воспитывала мать: водила его в театр, учила любить музыку, отдала в балетную студию. Отец Миши Барышникова был человеком сурового характера, искусством не интересовался, контакта с сыном у него не было…
Об отце в своих интервью артист не говорит и двух слов, а вот о матери всегда вспоминает с теплотой и благодарностью: «Моя мать Александра Васильевна, простая женщина, обожала театр. Походы в оперу, на балет, в драму, даже латышскую, хотя она по-латышски не понимала, были для неё хлебом насущным. Она меня с собой повсюду брала. У неё была любимая актриса — Вия Артмане, она обожала её…»
Когда Мише исполнилось 12 лет, Александра Васильевна отвезла его на лето к своей матери, которая жила на Волге, вернулась в Ригу и покончила с собой. Причина её поступка так и осталась неизвестной.
«Мама умерла, когда я был совсем ещё мальчишкой. У отца появилась новая семья, и я понял, что лишний. Но я был не один. Меня приютили две семьи. Миша Майский из школы им. Эмиля Дарзиня — с одной стороны. С другой — семья Витиньшей, так как Андрис Витиньш был моим одноклассником. Эрика, мама Андриса, вообще была мудрая женщина. Она заменила мне мать… Одна семья была еврейская, другая — латышская, а посередине я, русский», — так Барышников описывает своё детство.

Петербургские тайны

Заниматься балетом Михаил Барышников начал в Рижском хореографическом училище у педагога Юриса Капралиса в одном классе с Александром Годуновым. Мало кто знает, что Барышников мог и не стать солистом: он был маленького роста. Его второй педагог Хелена Тангиева так и сказала: «Чтобы стать солистом, тебе, Миша, нужно дорасти». И он добрал, дотянул упражнениями эти несчастные три-четыре сантиметра, решившие его будущее… А дальше в дело вмешался его величество Случай.
В 1964 году театр оперы и балета Латвийской ССР гастролировал в Ленинграде. Барышников был занят в спектаклях вместе с другими учениками школы.
Во время этих гастролей один из артистов отвёл Мишу в Ленинградское хореографическое училище к педагогу Александру Пушкину. Пушкин проэкзаменовал мальчика и предложил ему поступить в училище. Так Барышников стал учеником знаменитой русской балетной школы.
В 1967 году Михаил окончил Ленинградское хореографическое училище им. А. Вагановой, завоевал первую премию на Международном конкурсе артистов балета в Варне и стал солистом Ленинградского театра оперы и балета им. Кирова (ныне — Санкт-Петербургский Мариинский театр).
Звезда Барышникова взошла мгновенно. Но в театре в те годы царили застой и рутина. «Талантливых и оригинальных хореографов в театр не допускали, жизнь угасала…» — вспоминает о том времени Михаил Барышников.

Побег из СССР

В 1973 году положение Барышникова как лучшего артиста труппы позволило ему получить творческий вечер и самому выбрать репертуар. Его выбор для многих оказался неожиданным: он пригласил современных хореографов. Этот вечер («Блудный сын», «Дафнис и Хлоя» Мурдмаа и «Дивертисмент» Алексидзе) стал творческой вершиной Барышникова в России. Артист был удостоен звания заслуженного артиста РСФСР, снялся в телевизионных балетных фильмах…
И вдруг как гром среди ясного неба: летом 1974 года, выехав на гастроли в Канаду, Барышников принял решение не возвращаться в СССР.
Так, как Барышникова, в России не оплакивали никого из невозвращенцев — не только друзья, но и зрители. О нём говорили тогда словами Булата Окуджавы: «Моцарт отечества не выбирает, просто играет всю жизнь напролёт».
Что ждало Барышникова в России, если бы он не уехал на Запад? Позднее его ближайший друг Иосиф Бродский ответил на этот вопрос так: «Он бы спился».

«Миша! Миша!»

По словам Александра Минца, бывшего танцовщика театра им. Кирова, который помогал организовать Мишин побег, решение остаться на Западе далось Барышникову нелегко. «В те времена это было опасно и означало полный разрыв с прежней жизнью, — говорит Минц. — У Михаила было много друзей не только в театральной, но и в научной среде. Его гражданская жена Татьяна Кольцова была танцовщицей театра им. Кирова. Первые годы Миша тяжело переживал потерю близких, послужившую высокой платой за свободу».
Буквально через несколько дней после побега Барышников появился перед американской публикой: он танцевал «Жизель» вместе с Натальей Макаровой, которая осталась на Западе ещё в 1970 году, на сцене Метрополитен-оперы.
После окончания спектакля под восторженные аплодисменты и крики публики «Миша! Миша!» занавес поднимали 24 раза. Так Барышников стал премьером Американского балетного театра (АБТ), затем дебютировал как хореограф, поставив свою версию балета П. Чайковского «Щелкунчик». А в 1978 году Джордж Баланчин пригласил его в свою труппу New York City Ballet и относился к Мише как к сыну.

От классики к модерну

В 1988 году Барышников вернулся в АБТ, чтобы стать его руководителем — на целых девять лет. До него АБТ существовал как театр звёзд, приглашённых из других стран. Барышников создал сильную постоянную труппу, вырастил своих солистов из числа танцовщиков. А затем вместе с известным американским хореографом-модернистом Марком Моррисом создал труппу White Oak Dance Project и оставил АБТ.
Как и в классическом балете, так и в балетах модернистов Барышников оказался непревзойдённым исполнителем.
Влияние Барышникова на развитие мирового танцевального искусства сейчас невозможно оценить в полной мере. Сегодня, на седьмом десятке, Барышников деятелен и многогранен. Играет в кино и спектаклях на Бродвее, занимается продюсированием. Несколько лет назад построил и возглавил центр искусств (Baryshnikov Arts Center) общей площадью 14 000 квадратных футов, где молодые художники всех направлений получили возможность выставлять свои экспериментальные работы. Серьёзно занимается фотографией.

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *