Чего мы не знали о Первой мировой

• 24.08.2015 • ОбществоКомментариев (0)246

Наш коллега, журналист Константин Гайворонский серьёзно увлечён военной историей. Он изучил огромное количество литературы и исторических документов, посвятил десятки статей участникам, сражениям и малоизвестным эпизодам Первой мировой войны и сейчас заканчивает объёмную книгу на эту тему.
Константин изложил «Субботе» свой взгляд на причины и уроки войны, столетие которой Европа и Россия начали отмечать в прошлом году. Он считает, что Россия отчасти сама развязала мировую бойню — и сама же стала её жертвой. Война разогрела революционные настроения, расколола нацию, империя рухнула, а народ был ввергнут кровавую гражданскую междоусобицу. Впрочем, и другим странам — участницам войны пришлось вынести тяжелейшие испытания. Современным политикам стоило бы хорошо выучить уроки Первой мировой войны. К примеру, осознать, что мелкие придирки и большие унижения национальных меньшинств до добра не доводят.
* Почему для Европы Первая мировая война важнее Второй мировой?
* Почему Россия замалчивает некоторые факты о Первой мировой войне?
* Как Первая мировая изменила мировое сообщество?
Наталья СЕВИДОВА,
Ольга КНЯЗЕВА.

Крушение иллюзий

— Костя, почему тебе интересен именно период Первой мировой войны (ПМВ)?
— Потому что она стала беспрецедентным в истории Европы и мира примером военного конфликта, в котором люди начали воевать оружием и тактикой, придуманными ещё в XIX веке. А к окончанию войны в 1918 году на полях сражений уже присутствовали все виды вооружений, которые мы сегодня имеем, кроме ядерного оружия. Отравляющие вещества, танки, авиация, стратегические бомбардировки городов — всё это было. Лондон бомбить начали уже в 1915 году, причём бомбили так, что один раз снаряд попал в школу и убил 32 ребёнка. Для простых людей это был шок.
Европейцы были уверены, что всех ждёт мир прогресса и социального благополучия. И они были в шаге от этого: в Германии к тому времени были и страховки, и пенсии по старости. И тут вдруг война, причём, казалось бы, на пустом месте. Первая мировая буквально надломила европейцев. Многие называют её самоубийством европейской цивилизации.

По предварительному сговору

— В СССР про Первую мировую в учебниках писали так: это была империалистическая война, где столкнулись интересы крупных держав. На твой взгляд, где были корни конфликта?
— Урок и парадокс этой войны заключается в том, что группа лиц, причём далеко не первых лиц государства, по предварительному сговору может ввергнуть в военный конфликт несколько стран. Да, противоречия между державами были, но они были всегда, и Европа как-то умела их сглаживать. Две группировки — Германия и Австро-Венгрия против Англии, Франции и России — довольно-таки мирно сосуществовали, хотя вечно что-то не могли поделить. Из всех глав государств сторонником войны был лишь Раймон Пуанкаре, президент Франции. Все остальные были против. Хотя чаще в развязывании войны винят Англию. Но как раз ей тяжелее всего далось это решение, так как министры, которые были за войну, составляли меньшинство в кабинете.

Хотели вернуть экспорт, а потеряли страну

— Напомню про кризис конца 1912 года, когда Австро-Венгрия собиралась разгромить Сербию. Русские генералы под впечатлением той скрытой мобилизации решили, что и мы тоже сделаем так же. И Россия объявила всеобщую мобилизацию, а это тогда считалось началом военных действий. Тем самым Россия запустила цепную реакцию.
В то время как министр иностранных дел Сазонов вёл переговоры с немцами об урегулировании военного конфликта, генералы проводили мобилизационные мероприятия.
Как отреагировали на это немцы? Они были территориально зажаты между двумя потенциальными противниками: Россией и Францией. И прекрасно понимали, что если эти страны мобилизуются быстрей их, они проигрывают войну. Поэтому немцам ничего не оставалось, как объявить войну. Всё это происходило с 24 июля по 1 августа 2014 года.
Причём министра Сазонова предупреждали: не давайте волю военным! А он делал вид, что он тут ни при чём, что это всё генералы виноваты! Хотя в самый критический для его карьеры день — 30 июля 1914 года, когда Николай Второй сначала разрешил и тут же запретил мобилизацию, — Сазонов сначала задержал письмо царя об отмене мобилизации, а затем всё-таки уговорил императора на этот роковой шаг.
— Чем объясняется такая воинственность окружения царя?
— Германия к тому времени практически вытеснила Россию с хлебных рынков Европы. Сазонов и его помощники, генералы Генштаба, министр земледелия Кривошеин выступали за то, чтобы с помощью военной силы вернуть России возможность экспорта.

Для латышей Первая мировая была отечественной

— Известны ли потери Первой мировой?
— Точных цифр нет. Статистика в России велась плохо. Называют от 900 тысяч до двух миллионов погибших россиян. Всего в ПМВ погибли порядка девяти миллионов человек. Если мы сравниваем эти две войны, то потери людей на поле боя во время ВОВ были около восьми-девяти миллионов человек, остальные 15-20 миллионов человек — это мирное население, которое погибло в сожжённых посёлках, от голода, эпидемий и бомбёжек.
— По этой причине в России к ВОВ совершенно другое отношение, чем в Европе, где есть масса мемориалов и памятников о ПМВ?
— Безусловно. Во время Великой Отечественной реально шла речь о выживании страны и существовании русского народа: план «ОСТ» по закреплению господства Третьего рейха в Восточной Европе был известен. А во время Первой мировой люди уже на второй год перестали понимать: а за что, собственно, мы воюем? Немцы на российской территории не находятся, то есть явного врага нет. Вот для латышей эта война была отечественной: когда линия фронта проходит через Латвию, а Курземе остаётся оккупированной немецкой территорией, конечно, ты рвёшься их освободить. И совершенно другой настрой был у какого-нибудь сибирского стрелка из Омска, на глазах у которого каждый день погибают товарищи, а завтра придёт и его черёд. Очень скоро у солдат возник вопрос: ради чего это всё?

За линией фронта — рогатые нелюди

— Вначале военным говорили: мы помогаем братьям сербам. Какое-то время это работало. А на третий год войны любой солдат начинал думать: неужели всё это стоит стольких жизней, а может быть, можно было договориться по-другому? Разложение российской армии шло быстрее, потому что в ней многие солдаты были безграмотны. На них было сложно воздействовать печатной пропагандой. В Англии, Франции и Германии солдат до последнего убеждали, что это праведная война во имя цивилизации. Пропаганда была жуткая! В июльские дни 1914 года, когда в Англии решался вопрос о начале военных действий, там было широчайшее антивоенное движение. Промышленники, банки, профессура, студенты — почти все были против: мол, зачем нам воевать с цивилизованной страной Шиллера и Гёте? А уже через год англичан успешно убедили в том, что немцы — это почти новые гунны, это варвары, что они насилуют бельгийских девушек, а потом отрезают им руки по локоть. Началась массовая истерия: мол, всё немецкое нужно убрать с улиц. Даже такса была признана немецкой породой, которую призывали сдавать в приюты. Британская королевская семья была вынуждена сменить фамилию с Саксен-Кобург-Гота на Виндзор. В России было не лучше. В мае 1915 года дошло до немецких погромов: срывались немецкие вывести, громились магазины.
Чтобы удержать солдат в окопах, им объясняли, что нам противостоят нелюди с рогами! А ведь у немцев были каски с рожками. А немцам втюхивали, что они воюют с гомосеками и вырожденцами, у которых ничего святого за душой нет. Те же самые методы пропаганды применяются и сейчас.
— На Украине и в России?
— Да, и ничего нового не придумали! Противника надо представить, с одной стороны, жалким и ничтожным, с другой — хищным и коварным.
Мирных жителей не щадили
— А методы ведения войны были такими же, что и во время ВОВ?
— Почти такими же, только масштабы поменьше в силу ограниченности технологий. Применялись артобстрелы, химическое оружие, бомбардировки городов. Единственное отличие — отношение в пленным было более мягкое. Но зверства по отношению к мирным жителям были и во время ПМВ. Разве что не стоял так остро еврейский вопрос. В Бельгии, например, немцы брали заложников, и если вдруг партизаны убивали пару немецких солдат, те в ответ расстреливали 20-30 известных жителей города.

Забытая война

— Почему в России о Первой мировой говорят мало?
— Память о ней была стёрта Гражданской войной. ПМВ в основном коснулась тех, кто был призван в армию, а также их родных. Гражданская война коснулась абсолютно всех. Да и жертв было гораздо больше. 20 миллионов человек, погибших во время Гражданской войны на поле боя и от голода, эпидемий, — это были колоссальные потери. Кроме того, после ПМВ последовала революция и мы стали строить новый мир. И у нас мироощущение после этой войны было совершенно другое. Европа же после ПМВ представляла собой жалкое зрелище. Когда люди очухались в 1918 году, они схватились за голову: боже мой, за что ж мы положили целое поколение своих молодых людей?! Для европейцев потери в ПМВ — это всё равно что для России потери в Великой Отечественной. Запад получил то самое потерянное поколение, о котором Хемингуэй писал в своих романах.
Хороший пример. У англичан есть день памяти — 1 июля. В этот день они выкладывают маки. Это день начала битвы на Сомме. Они пошли в наступление и в первый же день потеряли 60 тысяч человек. Это самые крупные потери за один день во всех войнах, которые когда-либо были. У нас в 1941 году ежедневные потери не дотягивали до этой цифры. Была всего пара дней в 1941 году, когда мы только приближались к этому уровню. Причём на всём протяжении фронта. А они потеряли разом 60 тысяч человек на маленьком участке фронта. Поэтому для европейцев ПМВ, безусловно, более значимая памятная дата, чем ВОВ.

Худой мир лучше доброй ссоры

— Такие войны, как Первая мировая, непрогнозируемы?
— В большинстве случаев да — их развязывают политики, которые думают так: если сейчас я не решу эту проблему с помощью войны, я её больше никогда не решу. В Австро-Венгрии решили, что если сейчас они не разберутся с Сербией, больше у них такой возможности не будет. В России решили, что если сейчас они не получат черноморские проливы, чтобы контролировать экспорт хлеба, окно возможностей тоже закроется. Проливы контролировали турки, которые находились под сильным влиянием Германии. Через пару лет русские поняли, что были и другие методы достижения этих целей. А через 20 лет историки выяснили, что и цели были ложными. Если бы Австро-Венгрия выждала, то она и без войны решила бы свою проблему с сербами. Австро-Венгрия была динамично развивающейся страной с европейской бюрократией, а Сербия — маленьким коррумпированным балканским государством. И рано или поздно сербы сделали бы выбор в пользу более благополучной жизни. Все это понимали, кроме отморозков и горлопанов, которые организовывали антисербские движения. То же самое касается России. Для неё неимоверно выгоднее этих проливов было бы получить 20 мирных лет, как говорил Столыпин.

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *