Карьера гастарбайтера

• 25.06.2015 • Тема неделиКомментариев (0)854

От фабричного рабочего до руководителя филиала огромного европейского предприятия в Санкт-Петербурге

Наш разговор с Константином постоянно прерывается: моего собеседника ежеминутно отвлекают звонки на мобильный и в скайпе, он то и дело вынужден отвечать на сообщения, приходящие в чате. Ничего не поделаешь: под его опекой находятся множество людей, разбросанных на огромной территории. Некогда простой паренёк из Даугавпилса, ныне он руководит филиалом крупной международной компании в Санкт-Петербурге. Согласитесь, карьера головокружительная.

Но сам Константин смущён вниманием прессы и искреннее недоумевает, чем он может быть интересен:

Роковые нулевые…

— У меня была обычная постсоветская юность в небольшом латвийском городке: школа, потом местный транспортный колледж. В 2003-м, в девятнадцать лет я вышел в большую жизнь, ещё не имея никаких ясных планов на будущее. Вообще-то я человек практичный и сначала нашёл работу по специальности в одной из местных транспортных фирм. Но в какой-то момент меня всё это перестало устраивать. Город хирел и чах на глазах… Хотя тогда, в начале нулевых, трудно было вообразить, в какую пустыню превратятся наши родные края спустя десять лет. Но дух упадка и тогда уже веял над нашим Дэпилсом…

Мне билет в один конец!

Судьбу Константина, как и сотен тысяч других латвийцев, изменил 2004 год, когда наша республика стала полноправной частью Евросоюза. Парень не упустил шанса и оказался в числе сотен трудовых эмигрантов самой первой волны, которая в том году хлынула за пределы государства.
— Решение об отъезде и сборы заняли у меня совсем немного времени, — вспоминает Костя. — Уложил манатки в чемодан, занял немного деньжат у родных — и в путь. Благо я уже знал, где зацепиться. Несколько моих друзей, уехавших чуть раньше меня, устроились на фабрику в маленьком городишке Визбич. Это в Центральной Англии, в нескольких часах езды от Лондона…
Этот день в конце августа 2004-го Константин запомнил на всю жизнь. Он стоял посреди гигантского автовокзала Victoria Coach Station с чемоданчиком в руках и растерянно взирал на будничную суматоху мегаполиса, поразившего выходца из Латгалии своими размерами и многоликой толпой. Английским Костя тогда владел слабо — в его запасе был лишь десяток разговорных фраз. Когда добрался до приятелей в Визбиче, то после всего этого ошеломительного лондонского Вавилона обрадовался им как родным.

Из латвийской провинции — в английскую

Друзья помогли Константину устроиться на фабрику, на которой работали сами; предприятие занималось изготовлением фастфуда — обедов быстрого приготовления. Потекла будничная жизнь на новом месте, к которой пришлось приноравливаться. Днём был изнурительный труд на конвейере, вечером работяги мечтали только до койки добраться.
Жили даугавпилсские парни в одном общем доме, который арендовали вскладчину.
Спустя полгода Костя перевёлся на другое городское предприятие, где делали фасованные салаты. И здесь его нашёл счастливый случай, оказавший большое влияние на последующую жизнь.

Учителем стал складской рабочий

— До этого я не слишком продвинулся в изучении английского. Скажу больше: некоторые выходцы из Прибалтики, даже прожив в Великобритании долгие годы, знают местный язык лишь на самом примитивном уровне. Это оттого, что иммигранты стараются держаться ближе друг к другу, общаются в основном лишь с земляками, заводят отношения только со «своими». Но на той фабрике меня поставили работать на склад. Огромное помещение, куча времени и единственный напарник — англичанин по имени Саймон. Поскольку больше общаться было не с кем, а молча работать скучно, мы с Саймоном стали разговаривать. Благодаря этому мои навыки в языке стали развиваться семимильными шагами. Довольно скоро я научился свободно его понимать: мы шутили, прикалывались, болтали на самые разные темы. По мере того как я овладевал английским, начальство смотрело на меня всё более благосклонно. В Англии, естественно, куда больше ценят тех, с кем можно нормально коммуницировать.

Если знаешь, чего хочешь

Постепенно жизнь стала всё больше налаживаться. Константин снял отдельную квартиру, обзавёлся автомобилем, по выходным начал совершать поездки по Англии, стремясь лучше познакомиться со страной.
— В принципе, — рассуждает он, — если бы я ничем не интересовался, кроме пива и футбола, то мог бы жить в Визбиче и по сей день. Большинство наших соотечественников в Великобритании именно так и существуют: зарабатывают физическим трудом и тратят свободное время на развлечения. Но мне подобный образ жизни быстро надоел — хотелось добиться большего.
Костя понимал, что для этого нужно окончить местный вуз, — и поступил в колледж Биркбек Лондонского университета на курс математики и менеджмента. Одновременно перевёл на английский свой диплом из даугавпилсского колледжа и начал настойчиво искать работу по своей первой специальности.

Паренька приметили

Сначала на него сыпались отказы, но наш земляк не опускал рук. Его настойчивость оказалась вознаграждена — он получил наконец место в большой компании, которая занималась транзитными перевозками между Западной и Восточной Европой. Место скромное, но это была уже офисная чистая работа. С лёгким сердцем Костя покинул Визбич и переехал в Лондон.
Дальше были пять лет плодотворных труда и учёбы. Днём Константин усердно вкалывал в офисе, а вечерами штудировал учебники. И вновь его усердие было вознаграждено: начальство стало отмечать умного трудолюбивого парня, ему поручали всё более ответственные задания.
Жизнь Кости вновь круто переменилась в 2013 году. Руководство компании сочло необходимым открыть постоянный филиал в Санкт-Петербурге, ведь сообщение с Россией играет значительную роль в её деятельности. Когда встал вопрос о том, кому поручить руководство новой структурой, выбор по совокупности качеств пал на Константина: ведь он помимо всего русский по национальности и русский язык для него родной.
Владимир ВЕРЕТЕННИКОВ.

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *