Зачем чиновнику белый айфон

• 02.11.2015 • Актуально, Тема неделиКомментариев (0)407

Чёрные кассы в самоуправлениях, траты на бессмысленные командировки, госзакупки для «своих» — всем этим занимается Государственный контроль Латвии уже более 10 лет. Глава этого ведомства Элита Круминя признаётся, что иногда размах бесхозяйственности просто ужасает. «А что должны чувствовать предприниматели, которые своими деньгами наполняют бюджет? — говорит она. — Если они видят, что в стране нет ответственности за истраченные бюджетные деньги, будет ли у бизнесменов желание и дальше платить налоги?» Однако скоро ситуация изменится…

Госконтроль становится активнее

— Г-жа Круминя, в обществе у Госконтроля довольно высокий авторитет. Вы вскрываете финансовые нарушения, но что дальше? До суда и возмещения ущерба дела почти никогда не доходят… Тогда зачем нужны все эти проверки?
— Мы являемся аудитным учреждением, которое даёт рекомендации, чтобы устранить нарушения. Те дела, где речь идёт об уголовной ответственности за злоупотребления, мы передаём прокуратуре. А вот что происходит дальше… Генеральный прокурор много раз говорил о проблемах с профессиональными кадрами в полиции.
Поэтому мы пошли дальше. Во-первых, приняли в наш штат бывшего работника Генпрокуратуры. Теперь мы направляем в органы правопорядка дополнительную информацию по результатам наших ревизий, где указываем и факты нарушений, и возможного виновного, и статью Уголовного закона, по которой его можно привлечь к суду. Это помогает прокуратуре быстрее начать дело и даёт неплохой результат. Многие помнят, какие злоупотребления были вскрыты в Елгавской больнице (см. врезку «Топ-10 самых наглых трат чиновников». — Прим. ред.). Там уже дела переданы в суд, и ряд должностных лиц привлечён к уголовной ответственности.
Но этого мало. Мы считаем, что растратчиков надо останавливать ещё до того, как сумма ущерба потянет на уголовную статью. Важно добиться не столько осуждения виновных, сколько взыскания с них ущерба. Законов для этого хватает, но этого не делается. Вот где проблема.

Где рука руку моет

— А почему не делается?
— Ну вот представьте: небольшое самоуправление, где все друг друга знают. Как говорится, ворон ворону глаз не выклюет. Поэтому мы внесли в парламент предложения по изменению законодательства: мы хотим, чтобы Госконтроль был вправе начать процедуру взыскания растраченных денег. Наша редакция закона такова: сначала мы даём время руководителю институции и другим виновным лицам добровольно возместить ущерб. Если в течение пяти месяцев это не будет сделано, деньги взыщет сам Госконтроль. Тогда сотрудники госструктур и самоуправлений будут знать: возместить ущерб обязательно придётся. Этот законопроект прошёл первое слушание в Сейме и отдан на рассмотрение комиссиям.
— Наверняка у этого закона много противников?
— Как вам сказать… Поначалу нашу инициативу вроде все поддерживали. Но когда законопроект был готов, мы почувствовали некоторое сопротивление. Не исключаю, что его продвижение будут затягивать. Хотя изначально концептуально против него был только Союз самоуправлений Латвии.
— Потому что у них больше нарушений?
— Да, в самоуправлениях случаются вопиющие ситуации. Например, только что в Броценском самоуправлении в бухгалтерии мы обнаружили такой беспорядок, какого в министерствах не увидишь.
Например, мы долго не могли получить от Броценской думы выписки из банковских счетов, а когда получили и сравнили с данными бухгалтерского учёта, разница по пяти счетам составила больше 1,9 миллиона евро. В течение нескольких лет сотрудникам думы и другим лицам выплачивались деньги без каких-либо оснований. В общей сложности было необоснованно выплачено около 100 тысяч. Применялись такие хитрости: людям выплачивался аванс, а потом зарплата в полном объёме. Имело место сознательное искажение бухгалтерских проводок: деньги перечислялись физическим лицам, а как получатель указывалось юридическое лицо, оказавшее коммунальные услуги. Более 372 тысяч евро было выплачено физическим лицам, но самоуправление в ходе ревизии не могло представить документы, подтверждающие какое-либо основание для этих выплат.
— Кто за это должен ответить?
— И мэр, и бухгалтер. Ведь глава самоуправления не обеспечил необходимый контроль, a бухгалтер непосредственно совершал противозаконные перечисления.
— По логике, до окончания следствия руководитель края или волости в таких случаях должен быть отстранён от должности как потерявший доверие. Но у нас все как сидели в своих креслах, так и сидят…
— Мы представили результаты ревизии в полицию, прокуратуру, министерство финансов, министерство по защите среды и регионального развития, опубликовали эти материалы 1 октября на своём сайте и теперь ждём реакции.

Взыскивать из личного кармана!

— Если бы упомянутые поправки в закон о Госконтроле уже вступили в силу, как вы действовали бы? Пять месяцев прошло, и что?
— Тогда совет Государственного контроля принимает решение и издаёт административный акт о взыскании растраченной суммы с тех лиц, которых мы идентифицировали как виновных. Но они могут, конечно, этот акт опротестовать в суде.
— Ну так они будут его годами оспаривать…
— Юридически мы не можем действовать по-другому. Но мы будем стараться представить суду убедительные доказательства. Если мы заставим растратчиков платить из своего кошелька, а не из бюджета организации, соблазна транжирить общественные деньги будет меньше.
— Сейчас такого порядка нет?
— Теоретически это возможно. Но, как я уже сказала, в тех же самоуправлениях часто рука руку моет и ни у кого нет желания что-то взыскивать со своих. В министерствах тоже гасят растраты из средств ведомства, а на следующий год стараются попросить бюджет побольше.
— Если количество самоуправлений будет уменьшено, может, и контролировать их будет проще, и злоупотреблений станет меньше?
— Это должно быть политическое решение. Но план у нас составлен так, что в течение трёх лет мы проверим каждое самоуправление.

Кто не любит ревизоров

— Почему на уровне местной власти ситуация хуже, чем на уровне государства?
— Потому что отчёты министерств мы проверяем каждый год. До сих пор ревизии в самоуправлениях мы проводили в меньшем объёме. Когда же начали интенсивный подход — сразу почувствовали большую неприязнь Союза самоуправлений.
— Интриги пошли?
— Аргументы различные против проверок. Например, такой: если население края или волости проголосовало за данный состав депутатов — значит, оно автоматически одобрило их деятельность и Госконтролю там нечего делать. Это, конечно, глупость. Люди должны знать, как расходуются их деньги. Но как они узнают, что творится в бухгалтерии самоуправления? Кто их допустит до документов? И как жители в них разберутся, если и заглянут туда? И как они смогут оценить работу тех, кому дали полномочия распоряжаться своими деньгами?
— А как быть в ситуации с такими проектами, как e-veseliba.lv? 13 миллионов евро пущены на ветер. Несколько министров сменилось, и ни один за это не ответил. Как в будущем можно будет в таких случаях что-то взыскать с виновных?
— Тут нужно разбираться, идёт ли речь об ущербе или нецелесообразном расходовании средств. Это разные вещи. С этим проектом ситуация ещё не закончена. И нынешний министр здравоохранения ищет варианты того, как проект всё же довести до конца, чтобы он заработал. А вообще, эта проблема началась с того, что никто в министерстве точно не знал, каким именно должен быть результат. Надо было чётко прописать цели, последовательность работы и лиц, ответственных за каждый этап реализации проекта. Но это беда нашей общей бюджетной политики. Нормально было бы на каждом уровне — государственном и отдельных институций — иметь конкретный план: чего мы конкретно хотим и сколько это будет стоить. Сейчас планы есть, но они такие расплывчатые… Была бы конкретика — и расходная часть стала бы разумнее. Тогда человек, который отвечает за выполнение этого плана, сильно подумал бы над тем, стоит ли ему оплачивать неэффективную работу подчинённых.
— Недавно вы критиковали госбюджет. На ваш взгляд, в чём его основная проблема?
— Проблема в том, что наши министерства как один раз когда-то составили свой бюджет, так из года в год основную бюджетную базу не пересматривают. Сейчас как великое достижение преподносится снижение расходов министерств на три процента. А надо не просто что-то срезать или добавлять, а пересматривать саму базу расходов. Устаревшие цели или мероприятия надо просто вычеркнуть из статьи расходов. Тогда найдутся финансы для действительно нужных проектов.
Например, мы проводили аудит в министерстве внутренних дел. У них конфискованные за нарушения машины находятся на спецстоянках. И по идее, оплачивать их должны водители, которые нарушили правила. Но они, понятно, не платят. Тогда за них должно платить министерство. За несколько лет уже накопился внушительной долг. И каждый год в бюджет министерства закладывается расходная часть для оплаты этого растущего долга. При этом саму проблему никто не решает. Это просто бесхозяйственность.

Страсть к мотовству за казённый счёт

— Какое ведомство самое расточительное? У Госконтроля даже была идея составить топ самых бестолковых чиновников…
— Закон пока не разрешает нам это делать. Но в новом законе мы предложили, чтобы у нас была возможность на своей домашней странице публиковать информацию о чиновниках, которые уже неоднократно были уличены Госконтролем в растратах. Сейчас мы тоже информируем обо всех нарушениях и публикуем результат рассмотрения дела, но пока без имён и фамилий.
— С какими самыми наглыми и нелепыми нарушениями столкнулся Госконтроль?
— Из недавних ревизий самый вопиющий, на мой взгляд, — это случай в Броцены. Очень часто в министерствах происходят нарушения закона о закупках — например, разделяют сумму конкурса, чтобы не проводить официальную закупку. Или поездки без всякой нужды в различные командировки. Часто используют транспорт для личных нужд. В парламенте идут дискуссии о том, как это можно контролировать: может, устанавливать GPS, чтобы следить за такими авто?
Может быть, на машинах делать надписи, чтобы жители видели, куда едет министерский или муниципальный транспорт?
— В госструктурах устраивают всякие праздничные столы с закусками. Это допустимо?
— Закон этого не позволяет. Если же правительство по тем или иным причинам это одобряет, нужно строго сказать, каков лимит денег и на какого рода мероприятия. Сейчас этого нет. Мы уже обратились к премьер-министру с просьбой навести порядок в проведении корпоративных праздников за казённый счёт.

Кризис кончился? Конец экономии!

— Но всё-таки таких случаев стало меньше после скандальных историй с клубничными тортами и отмечанием праздников в замках?
— После ревизии 2013 года мы увидели, что опять есть и «торты», и «замки». Кризис прошёл, все вроде бы выдохнули. И каждый декабрь ведомства охватывает предновогодняя лихорадка. Министерства начинают судорожно тратить не истраченные за год резервы. При этом сильно выросла суммы, которые министерства перечисляют авансом на следующий год. Есть много способов это сделать: меняются договоры, выписываются авансы за будущую работу и др. Есть организации, которые расписывают эти деньги на целый год вперёд.
— Установлены ли лимиты по суммам на покупку госучреждениями новой техники? Или хотим новый айфон — значит, покупаем?
— Нет лимитов, и это неправильно! После некоторых ревизий мы видели, что некоторые чиновники не только запрашивали новые айфоны, но и писали, что им нужен только белый айфон. Дескать, это очень важно — иметь самый дорогой мобильник, и чтобы связь была хорошая, и чтобы в нём все навороты.
— Вы каждый день сталкиваетесь с такими случаями. Не утратили веру в то, что всё-таки наступят времена, когда чиновники станут относиться к государственным деньгам как к своим?
— Я надеюсь на это. Если бы не надежда, мне было бы вообще трудно работать.
— Поможет кнут или пряник?
— Кому-то нужен кнут. Не должно быть разницы между ответственностью в частном и общественном секторах. Я работала в частном секторе, поэтому отлично знаю: если бы я нанесла ущерб своему хозяину, то я как минимум там больше не работала бы. А в госучреждении чиновник-транжира как сидел, так и сидит в своём кресле. Теперь представим, что должны чувствовать предприниматели, которые своими деньгами наполняют бюджет. Если они видят, что в стране нет ответственности за истраченные бюджетные деньги, то будет ли у бизнесменов желание платить налоги?..

Наш адрес:

Skanstes iela 50,
Riiga, LV 1013.
Тел. 67017500.
Факс 67017673.
E-mail: lrvk@lrvk.gov.lv
Рабочее время:
понедельник-четверг, 8.30 — 17.15, пятница, 8.30 — 16.00.
Помощник госконтролёра Зане Швагере
Тел. 67017500, факс 67017673.
E-mail: zane.svagere@lrvk.gov.lv

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *