Несерьёзный человек о серьёзных вещах

• 22.09.2016 • Lifestyle, КалейдоскопКомментариев (0)68

Юбилей

26 августа мэтру латвийского кинематографа Янису Стрейчу исполняется 80 лет

Стрейч удивительный человек. При всех своих регалиях и всенародной славе он был и остается человеком невероятно скромным. Живет с женой все в той же трехкомнатной хрущевке и ездит на общественном транспорте. Простой в общении, совсем не звездный, Стрейч никогда не жалуется на времена. Ну нет возможности снимать большое кино — он пишет книги, картины, преподает, занимается культурными проектами, проводит творческие встречи. И главное — думает. Философски осмысливает прошлое, настоящее и будущее. И его оценки небанальны. С ним всегда интересно. Поэтому журналисты так любят брать у Стрейча интервью. Я не исключение. Все беседы с мэтром вспоминаю как яркие моменты в своей жизни.

Но на этот раз я решила не домогаться очередного рандеву с легендарным режиссером, а собрать отдельные его высказывания в разные годы: мысли художника, которые приоткрывают его внутренний мир.

Наталья СЕВИДОВА.

Об имидже

— Я всю жизнь был несерьезным человеком и большим проказником, меня всегда сажали на первую парту вместе с девчонками, чтобы мы не шумели. Учился, к слову, я на отлично! Но был большим не столько хулиганом, сколько озорником, который постоянно выдумывал всякие фокусы. С годами я решил стать серьезней и надел на себя вот такую маску, которая отпугивала многих, особенно начинающих актеров.

О творчестве в советское время и теперь

— Раньше мы жили в такой теплице, когда нас оберегали, остерегали и воли не давали. Зато мы знали: достигнешь определенного уровня — и у тебя будут и работа, и звание. Сейчас возможности есть, но средств уже нет, раньше были средства, но не хватало возможностей, воздуха. Я не плачу, но в мире наступили огромные перемены, и мы должны это понять и радоваться, что дожили и стали свидетелями того, как творится история!

О молодёжи

— Молодежи тяжелее сегодня, чем мне было когда-то: соблазнов много, много фальшивых огней, которые манят и мешают увидеть свою звезду. Наше небо в этом смысле было чище. Хоть и было тяжело, но мы знали, куда идем, а сейчас их отвлекает и развлекает мишура.

О патриотизме

— Если человек сам себя называет патриотом, это кажется подозрительным, поскольку патриотизм — это вещь интимная. Он подобен вере, глубоко духовен и не предназначается для публичного обозрения. Еще братья Каудзите во «Временах землемеров» говорили, что важны не хвастовство, а хорошие дела.

О кинематографе

— Конкурентоспособную кинематографию могут позволить себе только очень богатые страны. Достаточно сравнить наш и их национальный доход, чтобы понять, почему кино в России восстало из пепла. Его ожидает великое будущее, потому что Россия может дать миру такие драматургические коллизии, каковые и не снились. Американцы себя уже изжили: у них идут бессовестные повторы сюжетных ходов. А Россия именно своей жизнью может дать мировому кинематографу новую кровь — изжитому подражать глупо.

О латышах и русских

— Наш народ очень эмоционален и зависим от настроения. Дисциплинированный, терпеливый и старательный народ — при том, что латыш индивидуалист. И вот тут парадокс в сравнении с русским характером. Мы не разные. Мы такие же. Но история исковеркала и испортила русский быт, создав вредную и губительную легенду о вас. Русские общинность, соборность, коллективизм — это гипноз, шаблон, идеологический штамп. На самом деле русские достигают самых больших успехов в индивидуальном, единоличном труде: посмотрите, какая чистота в индивидуальных хозяйствах, в личных производствах — и какая грязь в коллективных. Все, что требует штучной работы, индивидуальной ответственности, получается гениально…

В Латгалии староверы все были богатые. Какие дома, какие постройки!.. Вот он, русский человек, а старовер — именно чистый русский. И насчет того, что все русские пьющие, тоже придумано.

Есть, конечно, мужчины грешные, как у всех. Но возьмите знаменитого русского заводчика Демидова (тоже, кстати, старовер). Власти даже возмущались: как это, там у него не пьют, это же урон государственной казне! Вот пожалуйста — русские. Нет, только дай человеку работать, как он может!

О Латвии и России

— Если глядеть на нас с небесных высот, мы, Европа и Россия, на одной стороне баррикад — на стороне европейской культуры. Это античный мир, Старый и Новый Завет, Ренессанс и свобода личности.

Об Америке

— Естествоиспытатель и философ Артур Мауриньш в своем труде «Темпорализм» утверждает, что в обществе, совсем как в природе, действует принцип сообщающихся сосудов и если какая-то цивилизация в своем развитии слишком быстро уходит вперед, то она отбрасывается назад, чтобы на Земле сформировалось общее равновесие.

В Америке, до того как туда вторглись европейцы, была совсем другая цивилизация, безжалостно разрушенная. Хотя она была на фантастически высоком уровне развития, все равно оказалась не в состоянии сопротивляться иммигрантам — авантюристам, искателям приключений, бандитам, корыстолюбцам из Европы. А кто последовал за ними? Проповедники, банкиры и проститутки, которых туда же высылали принудительно. Что это за континент? Потомки бандитов и проституток, физически сильные и полные жизненной энергии, — это континент отбора.

О трансформации сознания

— Раньше было чудом увидеть кино, и смотрели не отрываясь. Теперь можешь смотреть что угодно с утра и до вечера. Откуда возьмется гений, если ребенок кушает кашу и одновременно уставился в компьютер или мобильник? Он уже не станет ни читать, ни писать. Просто создается поколение новых рабов послушных. Биороботов, которые не смогут больше ничего придумать и создать. Все эти процессы, что называется, от лукавого. Они наступают, они уже внутри.

О европейской цивилизации

— Европейская цивилизация из своего сознания выкинула понятие «смерть», люди живут в убеждении, что она их не коснется. Когда-то выдающийся врач, педагог и психолог Рудольф Круминьш сказал, что только смерть и придает жизни смысл. Зрелость приходит с осознанием собственной смертности, а мудрость — когда поймешь, что эта жизнь хороша. И к деградации ведут не благополучие, но безделье и распущенность, порожденные непропорциональным изобилием. Как известно, так погиб Древний Рим.

О беженцах и мигрантах

— В Европу входят Африка и Азия, как в свое время европейцы вторглись в Америку, разрушая совершенно иную цивилизацию. А ведь мы тоже почти ничего не знаем о странах Азии и Африки, в школе нам не дают знаний об их истории и культуре. Но перед тем как пригласить незнакомца в свой дом, необходимо хоть что-то о нем узнать, чтобы не получить троянского коня. Гуманизм не должен быть слепым. Тем более когда живешь в «общей комнате» вместе с другой цивилизацией. А это вовсе не дикари, это другая Вселенная, центр которой — Аллах. И если европейцы размахивают лозунгом «Бог умер!», то мусульмане понимают, что имеется в виду также их Бог, и никак не могут с этим согласиться.

О приятии перемен

— Но зачем говорить о том, что не можешь осуществить? Вот, скажем, я, например, заявлю, что сейчас буду строить дачу с острой крышей… в Калифорнии. Есть замечательная басня Эзопа и Крылова «Лиса и виноград», ее мораль заключается в том, что если тебя какое-то явление, какая-то вещь беспокоит, измени мнение об этой вещи — и беспокойство исчезнет. Лиса пыталась-пыталась достать виноград, потом решила: да ну, он зеленый, — плюнула и ушла. Вот так надо и в жизни. Это мудрость.

…Мне в жизни повезло с очень хорошими учителями, и не только в умных книжках. Расскажу один случай. У легендарного актера Эвалда Валтерса перед Второй мировой войной сгорел дом, и я, узнав об этом, говорю ему: как жаль, что так, а он отвечает: «Почему? Я обдумывал всю свою жизнь. И понял, что в один миг все может исчезнуть, будто и не было. И тогда я понял, что важно лишь то, что у тебя самого за душой. С тех пор я только так и живу».

Об информации

— Мы удивляемся, что одни и те же мысли приходят в голову одновременно разным людям… Я верю, что вне нашего физического тела существует информационное поле, с которым у нас есть связь, и, конечно, это понимание появилось у тех, кто мудрее меня, и очень давно… Еще в XVII веке. А ближе всех к нам Владимир Вернадский, который ввел понятие ноосферы, включив в нее человека вместе с биосферой. Вот там-то и происходят эти процессы, которые в своем роде влияют на нашу жизнь на Земле.

О фильме «Театр»

— Мне после фильма «Мой друг — человек несерьезный» хотелось делать современную драму про то, как прибалтийская семья переезжает на юг. Писать ее я поехал в Пицунду — и, как Шурик, изучая местный колорит, так увлекся, что только к концу срока вспомнил, зачем я в Грузии. Была мрачная ночь, полная мук совести, и вот в таком состоянии меня посетило вдохновение — я понял, как делать «Театр». Ужас превратился в радость творчества.

(В материале использованы фрагменты из интервью Яниса Стрейча Neatkariigaa, «Собеседнику», порталам Delfi, LSM, Grani.lv.)

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *