Солдаты Великой Победы

• 29.05.2017 • Актуально, Тема неделиКомментариев (0)176

Они и сегодня в строю. Низкий поклон вам, дорогие!

Связисты, артиллеристы, моряки, летчики, разведчики, медработники; те, кто воевал, и те, кто работал на военных предприятиях, обеспечивавших фронт всем необходимым; партизаны и малолетние узники фашистских концлагерей — около 200 участников Великой Отечественной войны объединились в Даугавпилсское общество борцов антигитлеровской коалиции (ДОБАК). Это люди, которые свято хранят память о суровых днях войны, поддерживают друг друга и с оптимизмом смотрят в будущее. О них рассказывает землячка, читательница «СУББОТЫ».

Валентина ПРУДНИКОВА

Даугавпилс

Мамин наказ

Судьба сложилась так, что Владимир Степанович ВОЛКОВ, коренной москвич, стал жителем Даугавпилса. Война круто изменила жизненный маршрут многих людей. Сейчас ветеран вспоминает, как 1 мая 1941 года он курсантом участвовал в первомайском параде на Красной площади. О войне тогда никто и не думал.

— Летом 1941 года личный состав нашего училища находился в летних лагерях под Москвой, и в то воскресенье, 22 июня, как это бывало по выходным дням, ко мне приехала мама. Я был дневальным — только что сменился с поста и пошел отдыхать, — рассказывает Владимир Степанович. — Вдруг слышу — кричат: «Волков, вставай! Германия напала на Советский Союз!» Нас созвали, устроили митинг. А тут мама приехала — она еще не знала, что началась война. Я ей не сказал — боялся расстроить…

Но такую весть не утаишь. К ним подошел товарищ, который в Москве жил по соседству с семьей Волковых, и говорит: «Тетя Дуня, скажите моей жене, чтобы приехала попрощаться. Война началась!»

— Мама как будто не поняла, и мы еще немного поговорили. А когда стали прощаться, мама не уходила — стоит и смотрит. Мне так ее жалко стало: как вспомню — до сих пор комок в горле стоит. Уже потом она мне рассказала, что после моего ухода нарвала травы на том месте, где я стоял, положила в мешочек и всю войну эту траву хранила. Вот что значит мама…

Курсанты прошли курс обучения, и их распределили по воинским частям. Дивизия, куда был назначен Владимир Степанович, была отправлена в Белоруссию, где тогда проходила линия фронта. Под Борисовом его ранило, и он попал в госпиталь. После излечения бойца направили в родной город — в Москву, в мотоциклетный запасной полк. Но погостить дома не удалось: полк уже получил приказ выдвинуться в орловском направлении.

Волков служил в разведке, и под Мценском он и еще шестеро бойцов отправились в рейд в тыл врага с приказом вести наблюдение за передвижением немецких войск. Передвигались на танкетках — легких бронемашинах, одну из которых вел Владимир Степанович.

Зимой 1942 года полк Волкова участвовал в обороне Москвы. Бои были очень тяжелые.

— Враг с боем отдавал каждую пядь нашей земли, задача советских войск была отбросить врага как можно дальше от Москвы. Обе стороны несли большие потери. Так, в боях у деревни Монино из 92 бойцов моей роты остались в живых только 18, — вспоминает ветеран.

Впоследствии Владимир Степанович Волков участвовал в освобождении Минска, Гродно, Молодечно, Вильнюса, Каунаса, Мариямполя.

Ветеран любит вспоминать, как в 2005 году он в числе шестерых ветеранов войны Даугавпилса побывал в Москве на юбилейном Параде Победы…

Фронтовые медсёстры

Медики на фронте спасли сотни тысяч жизней. Если бы не их самоотверженный и профессиональный труд, потери Советской армии были бы намного больше. Санитарки под шквальным огнем выносили раненых с поля боя, врачи и медицинские сестры в оборудованных рядом с полем боя палатках вынимали осколки, пули, иногда буквально заново складывая израненные тела бойцов. В Даугавпилсе живут две фронтовые медсестры, героически прошедшие сквозь ад войны, — обе Клавдии.

Клавдия Дмитриевна ТЕРЕХОВА — заместитель председателя правления ДОБАК. Она рассказала, что на фронт ушла после окончания фельдшерского отделения медицинского техникума. Вместе с полевым передвижным госпиталем №600, где она была операционной сестрой, прошла всю войну, побывав почти на всех фронтах Великой Отечественной. Закончила ее в звании майора медицинской службы, но продолжала служить до 1948 года, до расформирования госпиталя.

Клавдия Дмитриевна бережно хранит награды — ордена Красной Звезды и Отечественной войны, медаль «За оборону Кавказа» и другие. Уже в мирное время она с отличием окончила медицинский институт в Витебске и, приехав с мужем в Даугавпилс, стала неотъемлемой частью города: работала участковым врачом, потом возглавляла кардиологический центр в городе, 20 лет была главным врачом поликлиники, преподавала в медицинском училище. Ей присвоено звание заслуженного врача Латвийской Республики…

Клавдия Петровна ЕФИМОВА после медицинской школы в Ленинграде до войны успела поработать по специальности, а на фронте была зачислена операционной сестрой в сортировочно-эвакуационный госпиталь №2749 1-го Прибалтийского фронта. Сюда поступали тяжелые раненые, которых после оказания первой помощи отправляли лечиться в глубокий тыл.

Нередко госпиталь работал под бомбежками и обстрелами. Ветеран вспоминает, как в 1943 году, когда госпиталь располагался в Калинине (ныне Тверь), его атаковали с воздуха. В бомбежку погибли 50 работников госпиталя. Ефимова была тяжело ранена, но уезжать лечиться в другой госпиталь отказалась. А уже после выздоровления ее и часть медиков направили в Даугавпилс, откуда советские войска только что выбили врага.

— Мы прибыли в город поздно вечером, — рассказывает Клавдия Петровна. — Гремели взрывы, слышались выстрелы, поднималось зарево пожаров. Нас сразу доставили в крепость, где был размещен госпиталь. Раненые непрерывно прибывали. Помню, мы три месяца не выходили из крепости — только в редкую минуту поднимались на валы, чтобы посмотреть на город. Помощь мы оказывали как своим, так и пленным немцам. А нам в спину стреляли «лесные братья». Как-то нас вызвали на срочную операцию в Прейли, а на обратном пути нашу машину обстреляли — пробили колеса, но шофер все-таки смог оторваться от бандитов…

После окончания войны Клавдия Петровна осталась в Даугавпилсе: ее пригласили участвовать в создании новой сети здравоохранения в городе. Она работала старшей операционной сестрой в больнице Красного Креста и в это же время окончила вечернюю школу, а потом Рижский медицинский институт — с отличием. Клавдия Петровна работала рентгенологом в инфекционной больнице. Трудовой стаж доктора Ефимовой — 53 года.

…В День Победы по традиции ветераны вместе с молодежью направляются от сквера Славы до парка Дубровина, к Вечному огню. Здесь рядом с могилами павших воинов каждый год вырастает Стена памяти, заполненная сотнями фотографий участников войны, собранных активистами молодежного общества…

«Когда стали прощаться, мама не уходила — стоит и смотрит. Мне так ее жалко стало: как вспомню — до сих пор комок в горле стоит…

Все фото — из архива ДОБАК

Владимир Степанович ВОЛКОВ.

Клавдия Дмитриевна ТЕРЕХОВА.

Клавдия Петровна ЕФИМОВА.

Детство в осаждённом городе

История маленькой Инны похожа на страшную сказку со счастливым концом

Жительница блокадного Ленинграда Инна Григорьевна НОВИКОВА, которой чудом удалось спастись из осажденного города, живет в Резекне. Она редко вспоминает блокадное детство, но есть вещи, которые забыть нельзя…

Оксана ПЕТРЕНКО

Когда началась война, Инне было два года. Они уже год жили в Ленинграде, мама работала счетоводом, папа служил в армии. С началом войны отец ушел на фронт и вскоре погиб. Город менялся на глазах: все чаще прилетали самолеты и с неба сыпались бомбы, пропадала еда, на лицах ленинградцев все реже появлялись улыбки. Сама Инна не помнит подробно, как жили, как выживали, но многое осталось в памяти отдельными эпизодами, что-то рассказала мама. И сейчас, когда приходят воспоминания, как будто открывается дверь в холодный сумрачный подвал.

Холодные дни

Начались блокада, голод. По Ладожскому озеру водным путем в город еще подвозили продовольствие, но пайки приходилось урезать.

— В тот год Ладога замерзла очень рано, и 15 ноября доставка продовольствия по воде прекратилась, — вспоминает Инна Григорьевна. — 20 ноября в пятый раз с начала осады снизили норму выдачи хлеба. Это был самый голодный период блокады…

Но уже 22 ноября по льду Ладожского озера была проложена, как ее сразу назвали, Дорога жизни, которая дала возможность постепенно увеличивать хлебные нормы. С 25 декабря рабочие стали получать по 350 г хлеба, все остальные — по 200 г.

— Мама иногда приносила с работы какую-то еду. Поймет ли кто сейчас, как можно радоваться появлению в доме картофелины? Мы ее не варили — мама готовила деликатес, который еще и продлевал удовольствие от еды: она нарезала картофель тонкими ломтиками, и мы лепили их на стенку буржуйки. Ломтики высыхали, и их можно было долго-долго сосать, ощущая во рту вкус картофеля. Вкуснее ничего в жизни не ела, — так вспоминает будни Ленинграда осени 1941 года блокадница.

Долгие годы о блокаде было принято говорить и писать только в героическом духе. В официальных воспоминаниях и слова не было о том, как порой выживали жители осажденного города. Вот и Инна Григорьевна вспоминает, что ее от голодной смерти спас суп из кошечки, которую мама поймала на аэродроме, где тогда работала. Бедное животное обеспечило семью горячей пищей на долгое время…

По Дороге жизни по льду Ладожского озера вереницы грузовиков двигались в двух направлениях: в осажденный город они везли продовольствие, обратно, на Большую землю, увозили ослабевших от голода жителей и раненых. Трехлетняя Инна вместе с мамой и новорожденным братиком эвакуировались в марте 1942 года. Покидали осажденный Ленинград по последнему льду, в кузове полуторки, боясь смотреть по сторонам, чтобы не видеть появляющиеся на льду трещины.

Тех, кто добирался до Большой земли, сажали в теплушки и отправляли вглубь материка. Не все могли преодолеть этот путь: ленинградцы падали в голодные обмороки, тихо умирали по дороге, согревшись в теплушке. В дороге умер и маленький братик Инны, которого так и не увидел их отец, погибший в первые дни войны.

27 января 1944 года объявили о снятии блокады, и мама сразу начала собираться в дорогу — из Саратовской области обратно домой…

Путь бойца

Здесь надо сделать отступление и рассказать о Григории Васильевиче МУРАШЕВСКОМ, который стал отцом для маленькой Инны. Коренной москвич, он ушел на фронт прямо с Красной площади, со знаменитого парада 7 ноября 1941 года, в котором он участвовал с другими бойцами 14-го мотоциклетного батальона. Парад по задумке Иосифа СТАЛИНА должен был продемонстрировать врагу непоколебимое мужество и стойкость советского народа. Враг тогда подбирался к стенам Москвы.

И вот как-то он на полуторке вез в осажденный Ленинград продовольствие и по дороге подвез остановившую грузовик молодую женщину. Потом они вновь встретились: молодой боец, зайдя на почту в Серпухове, увидел там свою попутчицу Марию.

Григорий Васильевич отважно воевал. Летом и осенью 1944 года в составе 49-й инженерно-саперной бригады освобождал от захватчика Валку и Валгу, Ригу, форсировал реки Литвы, Латвии и Эстонии, наводил понтоны.

— Мы входили в Ригу со стороны Саласпилса. Сейчас говорят, что там был трудовой лагерь. Но мы увидели полуживых детей и взрослых, военнопленных — такого мы за всю войну не видали, — вспоминал ветеран.

Закончилась война, и Григорий Васильевич, герой-орденоносец, разыскал в Ленинграде Марию и удочерил Инну. Мурашевский продолжал службу в армии, и семья ездила вместе с ним. Но после хрущевского сокращения армии ему пришлось выбирать постоянное место проживания. Парадокс, но в Москву и Ленинград их не пустили, хотя он был коренной москвич, а жена — жительница блокадного Ленинграда. Тогда он попросился в Ригу — тоже отказали. Капитану, видно, столицы были не статусу, горько говорил ветеран.

— Отец выбрал Резекне. Город ему понравился, когда он проезжал мимо в поезде: тихий, красивый, — вспоминает Инна Григорьевна. — Нам дали небольшую двухкомнатную хрущевку, в ней я до сих пор живу…

Инна Григорьевна окончила педагогическое училище, работала в школе, потом в детском садике вплоть до пенсии. Сын рано умер, матери уже тоже не было в живых, и она переехала к отцу и стала ему опорой в старости.

Не все ветераны — участники войны получили то, что заслужили. Год назад умер Григорий Васильевич, герой войны, добрый и порядочный человек. Только за два года до смерти пенсионер удостоился звания подполковника — согласно путинскому указу о присвоении очередного воинского звания офицерам, находящимся в запасе в чине ниже полковника, — в честь 55-летия Победы. Указ дошел до ветерана… через 15 лет. Его похоронили на Резекненском кладбище — тихо, как сейчас провожают в последний путь ветеранов Великой Отечественной войны. Но как и тысячи тысяч советских воинов, он вписал свою строку в историю, внес свою лепту в освобождение человечества от фашизма…

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *