Наследник по прямой

• 21.06.2017 • Культура, ПерсонаКомментариев (0)151

Артём МИХАЛКОВ, сын и соратник знаменитого Никиты МИХАЛКОВА, — откровенно о себе и своих близких

В Риге в качестве гостя клуба «Культурная линия» побывал Артем МИХАЛКОВ — представитель знаменитой династии МИХАЛКОВЫХ-КОНЧАЛОВСКИХ. В последний раз он приезжал сюда с отцом, с фильмом “Сибирский цирюльник”: «Этот фильм был очень хорошо здесь принят. И я не думал, что приеду сюда через много лет и на встречу придет так много замечательных людей…»

Людмила АНИСИМОВА

специально для «СУББОТЫ»

Тут мы справедливости ради заметим, что МИХАЛКОВ-младший интересен еще и тем, что возглавляет собственную компанию «Кинодом» и национальный кинофестиваль дебютов «Движение», который сегодня считается одним из самых престижных и прогрессивных киносмотров России. «Кинодом» — это проект, который Михалков реализует вместе с командой единомышленников: съемка музыкальных клипов, рекламных роликов и документальных фильмов. В творческой биографии Артема Михалкова — участие в совместном проекте российских кинематографистов под руководством Егора КОНЧАЛОВСКОГО «Москва, я люблю тебя».

Детские вопросы

Два года назад Артем Михалков дебютировал как режиссер полнометражного кино, сняв комедию «Ставка на любовь». И он же сделал особенный подарок своему отцу Никите Сергеевичу МИХАЛКОВУ к его юбилею — снял документальный фильм «Сложно ли быть Михалковым?». Причем впервые в жизни сын задавал отцу вопросы, которые мучили его с детства.

Фильм стал отправной точкой рассказа Артема о семейных традициях одной из самых знаменитых фамилий в современной России:

— К юбилею Никиты Михалкова, своего отца, я решил снять о нем фильм. Не было какого-то четкого сценария, я решил просто задавать те вопросы, которые ему никто не смог бы задать, кроме тех людей, что ему близки. Я приехал к нему в хозяйство с группой. Но отец очень сильно заболел, попал в больницу. Тогда я решил поснимать и расспросить тех людей, которые работают в хозяйстве и с ним общаются. Получились классные куски, фантастический юмор. Поснимали и уехали в Москву.

Прошло какое-то время, отец выздоровел, и мы опять приехали в хозяйство, пересняли заново многое, в том числе и интервью с отцом. Оно получилось интересным. Те вопросы, которые меня волновали с детства, я именно сейчас, став взрослым, задавал отцу.

Меня особенно волновало все связанное с воспитанием. Почему отец в основном нас, детей, ругал? Почему постоянно был чем-то недоволен? Я его спрашивал: а почему он так делал, а не иначе? Сейчас многое из прошлого воспринимается с юмором. Чувство юмора присуще всей нашей фамилии.

Вот вспомнил историю, когда наша семья отправилась в круиз на судне “Дмитрий Шостакович”. Отец с врачом там много выпили. Мне было тогда лет одиннадцать. Я зашел в каюту к врачу, где они оба сидели. Там были операционный стол, другое оборудование. И врач мне говорит: давай вырежем тебе аппендицит! Я, ошарашенный, отвечаю: не надо, у меня ничего не болит… На что последовало: а чтоб не болело вовсе! Сейчас мне смешно, а тогда было вовсе не до смеха, когда я видел операционный стол, шприцы, какие-то непонятные на вид, но устрашающие инструменты. Отец спросил: “Неужели такое было? Я совершено не помню”. И мы оба рассмеялись…

Взрослые ответы

Понятно, что Артем Михалков не мог промолчать о том, что составляет сущность мировоззрения его отца, — о его патриотизме:

— Слова отца о стране, о народе, о любви к Родине — это его позиция. Его любовь к стране, где он живет и работает, не громкие слова — это его жизнь. Видимо, все это передается генетически нам, его детям. Вот я уезжаю из России — и через какое-то время понимаю, что я скучаю по природе, по друзьям. И мне это очень важно — любовь к Родине, любовь к семье…

Любовь матери

О своей маме Татьяне МИХАЛКОВОЙ Артем говорил с нескрываемой нежностью. И уважением — за ее жертвенную любовь к отцу и семье:

— Она испытала многое за все годы жизни с Никитой Сергеевичем. И она же очень трогательно говорила, что он очень творческий, настоящий, что он любит семью. Какие-то обиды внутри, думаю, у нее есть. Но ее бесконечная любовь к отцу… Не знаю, кто еще так может его любить — только она. Думаю, если бы не она, нашей семьи сегодня не было бы. Никита Сергеевич куда-нибудь сбежал бы… Мама смогла его удержать.

Я нашел уникальную хронику, снятую в 1987 году на Николиной Горе. Ее нигде не показывали, и я включил ее в свой фильм. Он сделан от души, в нем Никита Сергеевич показан изнутри.

Очень много пишут страшных вещей и про него, и про меня, и про всю семью. Мама, когда читает, в обморок падает, давление — 170. Я ей говорю: “Мама, пожалуйста, не переживай — тебе 71 год…” Она в изумлении: “Как же так?! Я не говорила этого, такого не делала”…

Еще одно трогательное воспоминание родом из детства:

— Когда мне было года два, Андрон Кончаловский снимал “Сибириаду”. И там есть кадры, где Сергей Шакуров подкидывает ребенка, очень высоко. В кадре не видно моей мамы, которая сидит под столом с молоком или другим детским питанием и судорожно ждет, когда же съемки закончатся. После каждого дубля меня скидывали к ней вниз, мама меня качала, кормила, потом отдавала Шакурову — и он опять меня подкидывал…

Отец-режиссер тоже вовлекал своих наследников по прямой в творческий процесс, что через много лет принесло свои плоды:

— Никита Сергеевич всегда готов экспериментировать со своими детьми. Помню документальный фильм о моей старше сестре «Анна от 6 до 18”, где он на протяжении десяти лет задавал ей одни и те же вопросы. Помню до сих пор, как на вопрос, что больше всего не любишь, она ответила: “Я больше всего не люблю суп, который называется борщ”. Все лавры достались ей. В фильме отец спросил меня после смерти Натальи Петровны Кончаловской что я чувствую. Я ничего не смог ответить, просто уткнулся в его плечо и заплакал.

В детстве я любил бывать на съемочной площадке. Видимо, поэтому отец в тот период ассоциируется у меня в основном с работой. Он очень требовательный, особенно с родственниками. Никита Сергеевич дотошно подходит к съемкам, распишет все — каждый кадр: смысл сцены, кто в чем одет, где стоит… Этот опыт для меня был бесценен…

А в своем фильме я в конце задал отцу вопрос, который, по сути, подводил некий жизненный итог: легко ли быть Михалковым? Он ответил как на духу. Но, думаю, на этот вопрос придется отвечать и нам, его детям. Мы его продолжение, его часть. Как и он часть своих предков: Михалковых, Суриковых, Кончаловских…

«Слова отца о стране, о народе, о любви к Родине — это его позиция. Его любовь к стране, где он живет и работает, не громкие слова — это его жизнь…

кредо жизни

— Артем, легко ли быть Михалковым?

— Сначала я думал так: быть легко, а стать — трудно. Потом выясняю, что и стать, и быть — трудно. Самое главное — ощущение гармонии, когда то, что хочешь, совпадает с тем, что можешь. Надеюсь, я делаю то, что хочу и могу…

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *