Про отверженных и неприкасаемых

• 18.02.2019 • ОбществоКомментариев (0)0

Как живут рижские приюты для бездомных

Ночной приют, ночлежка или даже уничижительное — «бомжатник». Как только не называют столичный приют на ул. Маскавас, 208. С приходом холодов здесь почти всегда все забито под завязку — все 170 мест. Здесь никого не выставят за дверь, не оставят без ужина и не откажут в ночлеге. У каждого бездомного своя история, своя боль. Есть и те, кто привык плыть по течению, не заботясь о завтрашнем дне, но есть и обычные люди, попавшие в беду.

Диана ЧУЧКОВА

— У нас много бездомных, но есть и люди, которые случайно оказались на дне. Они работают, у них даже есть родственники. Но им негде пережить, может быть, самый темный период в своей жизни. И тогда они приходит к нам, — говорит директор приюта Дагния Камеровска.

В конце февраля этого года самому известному в Риге приюту будет уже 17 лет. Именно столько лет своей жизни отдала ему Дагния. Сначала, получив специальное образование, была здесь социальным работником, а с 2007 года она тут директор. Работа эта тяжелая, возможно, кто-то даже решит, что неблагодарная. Но это далеко не так. Самым неприятным моментом своей работы она называет не проблемы с постояльцами приюта, не нехватку рабочих рук, а обычную бюрократию.

— Да будь этих бумажек меньше, я бы больше времени уделяла людям. А так постоянно документы, отчеты. В общем, живу и надеюсь на тот день, когда все будет занесено в одну электронную систему и мы избавимся от бумаг, — говорит директор приюта.

Как всё начиналось: от коммуны до многоэтажки

Если говорить о том, как зарождались приюты в Риге, то отправной точкой стоит считать 1995 год, когда в помещениях пансионата Stella Maris были обустроены комнаты для попавших в бедственное положение матерей с детьми. После этого на улице Лудзас выделили дом, где жили только женщины и женщины с детьми.

— Там на месте стирали белье, вместе что-то готовили на большой кухне. Было такое ощущение большой семьи, — рассказывает Дагния.

В 1997 году, когда стало понятно, что круг лиц, которым нужна срочная помощь, достаточно велик, было решено открыть ночной приют на ул. Бардзиню. Сначала там размещались 50 мужчин, чуть позже он стал принимать только женщин. Кстати, надо сказать, что среди бездомных и бродяг мужчин намного больше, чем женщин. Директор приюта объясняет это психологией.

— Среди наших постояльцев мужчин до сих пор намного больше, чем женщин. Потому что женщины пытаются бороться до конца. Сдаются лишь, когда понимают, что это неминуемый конец. Ну или, например, когда совсем опускаются из-за алкогольной зависимости. Я таких зову безалаберными. Но это не значит, что все попавшие в беду женщины именно такие. Причины бывают разные, — отмечает Дагния Камеровска.

Отцом-основателем, вдохновителем и подвижником рижских приютов стал ныне уже покойный глава комитета по социальным вопросам Рижской думы Леонид Курдюмов. Он был тем человеком, который много работал над этой проблемой и всегда стремился помочь людям, оказавшимся в самой кризисной ситуации. Постепенно к 2001 году стало ясно, что приюту нужны новые, более просторные помещения. Так 26 февраля 2002 года в здании бывшей почтовой школы на ул. Маскавас, 208, открыли новый приют для мужчин, а женский со временем перебрался в Пардаугаву — на ул. Эйженияс, 1e.

Дневной центр: soup, soap, salvation

Спустя еще семь лет, в мае 2009 года, по инициативе Леонида Курдюмова и главы Восточной исполнительной дирекции Риги Дмитрия Павлова, которые смогли осуществить идею, на ул. Католю, 57, был создан дневной центр.

— Идея была проста: зачем бездомным днем мыкаться по вокзалам и рынку, греться в почтовых отделениях или библиотеках, если можно создать место, где нуждающиеся могли бы находиться в тепле, привести себя в порядок, посмотреть телевизор? В том месте, где построили этот центр, раньше располагались два сарая. Нужно было пройти через множество инстанций и согласований, чтобы начать строительство. Здание на ул. Католю, 57, весьма уникально, в 2010 году оно даже получило приз за интересное архитектурное решение. Оно как бы создано на сочетании света и тени, но металлическая облицовка, которая со временем должна была потускнеть, до сих пор сверкает как пасхальное яйцо, — смеется Дагния.

В дневном центре в обязательном порядке предоставляются услуги дезинфекции, есть социальный работник, психолог. Можно заняться рукоделием, посмотреть телевизор. А еще там есть филиал Центральной библиотеки Рижской думы, где бездомные могут взять почитать книги.

— У нас там с книгами посменно работают четыре работницы. Они всегда могут найти с людьми общий язык, поговорить по душам. На добровольных началах могут обучить пользоваться компьютером. Помогают нашим клиентам немного освоить латышский язык.

Конечно, мы не забываем и про праздники. Но мы всегда говорим людям: даже если вам тяжело, нельзя постоянно только брать от общества, надо что-то и отдавать. Поэтому мы всегда вовлекаем людей в различные мероприятия. Вот, например, на 18 Ноября — к столетию Латвии — кто-то учил отрывок из книги, кто-то стихи. И это был очень эмоциональный момент. Многие наконец-то ощутили себя частью чего-то большого. Многие даже плакали, — рассказывает директор приюта.

По ее словам, многие из нас мыслят стереотипами, один из которых — «бездомным никогда ничего не интересно». Но это далеко не так. Если вызвать у обездоленных и опустошенных людей эмоции и чувство сопричастности, появляется надежда на положительный результат.

— Когда человека что-то по-хорошему задевает за живое, это всегда оказывает позитивное воздействие. Это возвращает человеческие эмоции. Не гнев, не страх, а радость. Кто знает, когда он в последний раз мог ощутить себя человеком? Месяц назад, год? А может, все десять? И наша задача не только накормить бездомных и малообеспеченных, но и дать им возможность помыться, получить чистую одежду и надежду на то, что при желании и поддержке можно вернуться к нормальной жизни. И у нас есть много таких примеров, — говорит Дагния Камеровска.

Мобильная бригада: спасатели и спасители

Еще одно важное событие, которое позитивно повлияло на жизнь рижских бездомных, произошло 13 ноября 2007 года. В этот день начала работу мобильная бригада. Их задача — социальная работа с людьми, оказавшимися на улице, а также внушение им чувства безопасности, чтобы они знали: в местах их проживания работники бригады бывают очень часто, поэтому в критическом положении их никто не оставит.

— Помню, как все это начиналось. Как ездили по городу и искали бездомных. Не все нам были рады. Кто-то больше ценит свободу, чем теплое пальто или постель в приюте. Сначала ездили по суповым кухням. Потом нам помогала полиция, которая больше знала, где собираются и живут бездомные. Со временем сами стали узнавать, на каких огородах они обитают. Раньше, например, были целые колонии на Луцавсале и в Зиепниеккалнсе.

Потом, когда у нас появился отдельный телефон, стали звонить жители: кого-то под мостом спящим увидели, кого-то под балконами. Кто-то привык жить в землянках, кто-то в обветшалых садовых домиках. Так мы со временем собрали свою базу, конкретные адреса, куда надо ежедневно наведываться.

Со временем бездомных стало больше, поэтому мы подумываем над тем, чтобы создать еще одну мобильную бригаду. Это действительно нужно, поскольку одна бригада всего не успевает. А уж если кто-то заболевает, приходится работать в режиме аврала, — рассказывает Дагния Камеровска.

Работники мобильной бригады всегда предлагают бездомным поехать в приют, но большая часть под различными предлогами отказываются. Насильно их, конечно же, никто туда не потащит. Хотя в приюте бездомные могут два месяца проживать бесплатно, а затем платить за свое проживание всего 64 цента.

К слову, помощь бродягам оказывают не только самоуправление, но и много организаций: Синий Крест, Красный Крест, SIA V.E.L.G. и многие другие. Однако у каждого из этих приютов своя специфика. Например, Синий Крест ни при каких обстоятельствах не приютит пьяного человека. Даже если на улице будет мороз, его все равно не пустят. Такие правила. В приют Красного Креста, что на ул. Гайзиня, берут и нетрезвых клиентов, поскольку там сохранился вытрезвитель. За услуги всех этих организаций платит Рижская дума.

О ненавязчивой помощи, «чёрном приюте» и зелёном змии

Как рассказала Дагния Камеровска, в последнее время наметилась тревожная тенденция: в приют стало попадать много людей с душевными расстройствами, деменцией, с проблемами психики, вызванными длительным алкоголизмом. Многие люди вышли из спецучреждений, но жить самостоятельно и приспособиться к обществу не могут. Для таких в приютах есть специальные комнаты, к ним приставлены санитары.

— Не надо думать, что у нас тут все такие плохо пахнущие бездельники, привыкшие жить за казенный счет. Такие тоже есть. Но бывает и так, что человек по какой-то причине на пару месяцев может попасть на дно, но хочет выбраться. Другое дело, насколько глубоко он очутился в этой яме, насколько долгой может быть его реабилитация. И второй момент — для человека всегда важны желание и мотивация.

Мы не можем помочь тем, кто не хочет принять помощь. Если человек хочет по-прежнему пить, бродить по городу, ничего не делать и лишь приезжать к нам на ночлег, мы бессильны. У нас есть такая мечта — создать что-то вроде «черного приюта». В него могли бы попасть именно те, кто ничего не хочет, кроме ночлега и кружки чаю. Но если после беседы с соцработником или психологом он захочет что-то поменять, мы сможем перевести его в другой приют — на уровень выше. И там уже начать его готовить к новой, иногда уже забытой жизни, — говорит директор приюта, добавляя, что имеющиеся ресурсы надо направлять в сторону тех бездомных, у которых действительно есть мотивация.

Еще одна категория — любители спиртного. И хотя спиртное проносить в помещения приюта категорически запрещено, постояльцы умудряются иногда пронести и вино, и водку.

— По правилам мы не должны принимать нетрезвых. Но если человек выпил, но при этом тихий и спокойный, мы идем ему навстречу. Помню, была одна бессовестная дамочка: напьется, придет и ляжет спать под двери приюта, зная, что мы ее обязательно внутрь пустим. С агрессивными у нас разговор короткий: вызываем полицию, пускай там разбираются. В целом у нас тут тихо, драки — очень редкое явление, — рассказывает Дагния.

С пьяницами и дебоширами в приюте особо не церемонятся: именно эти люди с приходом тепла (обычно в апреле) первыми «выписываются» из ночлежки за плохое поведение. Правда, как правило, к зиме они снова возвращаются.

— Все мы люди. Каждый выживает как может. Они ведь и врут, и все эти сказки сочиняют, чтобы просто элементарно выжить. И не нам их судить за это. У нас тут такие истории бывают, что романы писать можно. Был у нас тут парень, жил два с половиной месяца. А теперь поднялся, открыл свою фирму в Англии, занимается перевозками из Британии в Латвию.

А недавно встретила в центре Риги, возле прихода адвентистов седьмого дня еще одного нашего бывшего постояльца. Раньше он работал водителем трамвая, но пил, потерял работу, скитался по приютам. Но в какой-то момент пришел в эту общину, поверил в себя, бросил пить, вернулся к нормальной жизни. Снова водит трамвай, снимает жилье. Это ли не счастье, когда видишь результаты и своей работы? — задается вопросом Дагния.

На дне: про суму и тюрьму

Пока мы сидим у Дагнии в кабинете, кажется, что она может часами рассказывать про свою работу. Но ни осуждения, ни сожаления в ее рассказах не найти.

— Наши постояльцы — это обычные люди. У них те же права, что и у всех нас. То, что они неправильно поступают, не делает их плохими людьми. Есть те, кому надо постоянно помогать: инвалиды, пенсионеры или больные люди, оставшиеся без поддержки. Есть и работоспособные — их надо направлять, чтобы не только брали от общества, но и отдавали.

Есть здесь люди, которые только ночуют, но днем ходят на работу. Есть люди с тремя образованиями, но по какой-то причине оставшиеся за бортом. Одна десятая наших постояльцев — это просто люди, переживающие кризис. Треть — с сильными зависимостями или болезнями.

Многие из бездомных часто мне говорят, когда возвращаются в приют: «Ну вот я и дома!» Я всегда воюю с такими и говорю: «Нет, дом — это дом, а приют — это только временное пристанище», — резюмирует Дагния Камеровска.

«Многие из нас мыслят стереотипами, один из которых — «бездомным никогда ничего не интересно». Но это далеко не так. Если вызвать у обездоленных и опустошенных людей эмоции и чувство сопричастности, появляется надежда на положительный результат.

«У нас тут такие истории бывают, что писать романы можно. Был у нас тут парень, жил в приюте два с половиной месяца. А теперь поднялся, открыл свою фирму в Англии, занимается перевозками из Британии в Латвию.

Куда обращаться, чтобы помочь бездомным

1. Мобильная бригада Рижского приюта — 27023550. По нему можно позвонить, если вы видите, что бездомному необходима помощь.

В рабочие дни с 9.00 до 17.00.

2. Рижский приют: ул. Маскавас, 208.

Время работы: с 18.00 до 8.00.

3. Информация об услугах ночных приютов и времени работы суповых кухонь — по тел. 80005055.

4. Дневной центр: ул. Католю, 57.

Время работы: с 9.00 до 17.00.

5. Также можно позвонить по единому номеру экстренного вызова 112, в госполицию — 110 или по номеру службы неотложной медицинской помощи — 113.

ФОТО: http://foto.delfi.lv/my_album/229740/

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *