Нужна коалиция против идиотов

• 19.10.2011 • ИнтервьюКомментариев (0)836

Адам Михник — человек-легенда. Он одним из первых начал бороться с советским социализмом — был идеологом мятежной польской «Солидарности» еще до Леха Валенсы. Его считают человеком, изменившим Европу. Он блистательный представитель мировой интеллектуальной элиты, гениальный политический эксперт и философ.

Мы познакомились с паном Адамом во время фестиваля журналистов «Вся Россия» в Сочи, где он представлял свою книгу «Антисоветский русофил», которая вышла на русском языке.

Именно на этой неделе, на фоне борьбы за коалицию в нашем Сейме, хочется написать о Михнике и его книге.

Когда наш министр иностранных дел Кристовскис заявляет, что министерство иностранных дел должны и дальше возглавлять правые, национально ориентированные силы, хочется процитировать Адама Михника:

«Мы должны создавать коалицию против идиотов по обе стороны границы».

Это применимо к Польше и России, России и Латвии, Венгрии и Словакии, Польше и Литве, Украине и России, Польше и Украине.

Антисоветчик

 

Он вечный диссидент, борец с системой. Польше повезло, что у нее есть Адам Михник — человек, который не боится говорить правду при любых режимах.

Для него нет табу — он может выступить против церкви, против правительства, против своего президента, против Обамы, против Путина.

В его 65 лет его обожают женщины. Вся женская журналистская общественность на конгрессе пала жертвой его обаяния. Он энергичен, легок, прям, уверен и абсолютно неотразим. Он так не похож на политиков и бизнесменов! Потому что борьба за власть и деньги, придворные интриги и подковерная борьба высасывают шарм и обаяние, даже если они были даны от природы.

Именно на этой неделе особенно остро ощущается нехватка подобного авторитета в нашей латвийской ситуации. Никто из наших лидеров атмоды не дорос до такого уровня. Может быть, потому, что борьба за независимость в Латвии проходила по мягкому сценарию: всегда договаривались и соглашались, никто не бросался перед Второй мировой войной под танки, как финны, никто не просидел шесть лет в тюрьме перед перестройкой, как Михник.

Будучи героем новой свободной Польши, Адам мог получить любой пост во главе государства. Но во власть не пошел принципиально. А создал независимую влиятельную газету Gazeta Wyborcza — чтобы критиковать то, что ему не нравится в стране.

Видеть недостатки, говорить о них непрестанно, привлекать к ним внимание, добиваться их исправления — в этом он видит одну из главных задач интеллектуала.

В родной Польше ему достается: его называют «предателем родины» и даже «скотиной». Сам пан Адам не сильно обижается и рассказывает об этом со смехом.

Многим в Польше понравилось бы, если бы он грозил кулаком коммунистическому прошлому, требовал бесконечных осуждений советского режима, призывал поляков бередить исторические обиды, русофобствовал. Но он для этого слишком умен и слишком свободен.

Он настолько внутренне свободен, что даже вступился за генерала Ярузельского, которого хотели судить за репрессии против «Солидарности». Сам Михник при Ярузельском был арестован шесть раз и провел в тюрьме в общей сложности шесть лет.

А когда Ярузельского хотели осудить, Михник встал на защиту человека, который упек его за решетку. А мог бы поддаться чувству мести и отыграться по полной. Но он считает, что все должно быть по справедливости: именно Ярузельский не допустил ввода советских войск, спас страну от гражданской войны, и именно благодаря ему Польша свернула с коммунистического пути.

Месть — это всегда мелко. Было другое время. Другие обстоятельства. Другой контекст. Судить трудно. Но оценку можно дать. Причем Михник всегда подчеркивает, что его оценка субъективна. Она основана только на его личном опыте и информации, которую он имеет.

Русофил

 

Он очень любит приезжать в Россию — у него множество друзей среди российских интеллектуалов. Он обожает и хорошо знает русскую культуру.

Себя Михник называет антисоветским русофилом. Считает, что место России — в цивилизованной демократической Европе. Спорит со своими русскими друзьями, которые считают Россию скифской и азиатской.

«Нет европейской культуры без русской культуры. Без Гоголя, Пушкина, Толстого, Тургенева и других. И нет европейской культуры без русской музыки: Глинки, Шостаковича и т. д.

История России — это действительно история империи. Но история русского мышления — это история свободы. Были декабристы, Герцен, Чаадаев».

Михнику очень нравится мысль польского историка Анджея Валицкого, специалиста по русской философии XIX века: «Мой путь к свободной мысли — это письма русских писателей и философов».

Он обожает Бродского — готов говорить о нем часами, вспоминая их встречи и беседы. Нам повезло проболтать с Михником несколько часов в гостиничном номере, куда набились его старинные российские друзья: человек семь журналистов, один писатель (его давний друг Сергей Каледин) и один космонавт (обозреватель «Новой газеты» Юрий Батурин).

Пан Адам улетал утренним самолетом, ложиться спать уже не было смысла, домашнего вина из местного винограда «Изабелла» в запасе было много, как и вопросов, которые хотелось обсудить: от любви Бродского к Венеции и его отношения к Евтушенко до отношения самого пана Адама к Путину, с которым он встречался накануне в сочинской резиденции премьера.

От российских антипутинских демократов Михнику частенько достается за то, что он слишком снисходительно относится к современной России. От поляков — за любовь ко всему русскому.

Он считает, что психологически, по своей природе и менталитету, поляк очень близок русскому человеку.

— Однажды один из польских дипломатов сказал, что Польша ближе к немцам, — рассказал пан Адам. — Я его спросил: «Ты читаешь русские романы или немецкие, слушаешь немецкую музыку или Высоцкого и Окуджаву? Что тебе ближе? Ты можешь так хорошо напиться водки с немцами? Нет, не можешь». Это очевидно.

То же самое можно спросить у наших латышских дипломатов… Только они честно не ответят.

Об опасности евронационализма

 

На вопрос, что его больше всего беспокоит сегодня в Европе, он отвечает: «Посмотрите на Венгрию». Он внимательно следит за тем, что там происходит, и очень переживает, что волна правых идей уже серьезная тенденция. И не только в Венгрии, но и в Чехии, и на Украине.

Он всегда выступает против националистической пропаганды, боится, когда разжигаются этнические эмоции, его тревожит растущая популярность европейских правых партий.

* * *

На вопрос, почему он так любит приезжать в Россию, пан Адам отвечает: потому что коалиция между умными людьми России и Польши нужна и России, и Польше.

Суммируя все вышесказанное: по поводу коалиции в латвийском Сейме совершенно уже очевидно, что, говоря словами демократа Адама Михника, чтобы двигаться вперед и развиваться, нужна коалиция умных людей против идиотов.

Ватикан, Сталин и Адам Михник

 

А сколько дивизий у Папы Римского?

Отрывок из воспоминаний переводчика Сталина Валентина Бережкова:

«В 1944 году в обстановке, когда СССР нес главное бремя борьбы против гитлеровской Германии, важно было убедить Сталина в том, что его приняли в компанию западных демократий.

— В будущем мире, ради которого наши солдаты проливают кровь на бесчисленных фронтах, — говорил британский премьер своим рассчитанным на историю высокопарным слогом, — наши три великие демократии продемонстрируют всему человечеству, что они останутся верны высоким принципам свободы, достоинства и счастья людей. Вот почему я придаю такое исключительное значение добрососедским отношениям между возрожденной Польшей и Советским Союзом. Из-за свободы и независимости Польши Британия вступила в эту войну. Англичане чувствуют моральную ответственность перед польским народом, его духовными ценностями. Важно и то, что Польша — католическая страна. Нельзя допустить, чтобы внутреннее развитие там осложнило наши отношения с Ватиканом…

— А сколько дивизий у Папы Римского? — внезапно прервал Сталин рассуждения Черчилля.

Британский премьер осекся. Он никак не ожидал такого вопроса.

Сталин, еще раз подтвердив, что уважает только силу, вернул Черчилля на землю из заоблачных далей».

Сталин любил повторять свои шутки. Но вряд ли ему посмели передать ответную остроту Пия XII: «Можете сообщить моему сыну Иосифу, что с моими дивизиями он встретится на небесах».

Адам и Папа Римский

 

Католическая церковь, усилившая свое влияние после избрания в 1978 году поляка Кароля Войтылы Папой Римским Иоанном Павлом II, поддерживала движение «Солидарность». И дивизии Папы Римского сыграли в перестройке Европы не последнюю роль.

«Папа Иоанн Павел II заявил во всеуслышание о том, что «не может быть Европы без независимой Польши». И разом разрушил несправедливый послевоенный порядок, подчинявший Польшу Советскому Союзу.

Через двадцать пять лет после отъезда Иоанна Павла II в Рим мы, поляки, остаемся благодарны ему за помощь в обретении свободы. Хорошо, что Иоанн Павел II среди нас. Миру, в котором все меняется, нужен хранитель вечных ценностей».

Так писал о Папе Адам Михник.

Михник и сам хранитель вечных ценностей: не суди, попробуй понять, попытайся оправдать, не мсти, не держи обиды, не бойся признать ошибку, ищи компромисс, протяни руку первым, не навреди…

Эти заповеди Михника очень могли бы помочь многим современным политикам.

 

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *