semja

Столько лет вместе…

• 11.09.2012 • ПерсонаКомментариев (0)648

Маэстро Раймонд Паулс и его супруга Лана отпраздновали золотую свадьбу — 50 лет вместе.

 

Композитор и его муза одесситка Лана (в девичестве Светлана Епифанова) расписались 31 августа 1962 года. Полвека совместной жизни пара отметила этим летом чуть раньше положенной даты: внучки маэстро торопились на учебу. Старшая Анна Мария — в Америку, младшая Моника — в Италию.

Вообще-то маэстро грозился после 50 лет совместной жизни повести жену под венец — в смысле обвенчаться в церкви. К слову, в свое время Лана пожертвовала значительную сумму на ремонт крыши Гертрудинской церкви, после чего в знак благодарности архиепископ окрестил ее, а позже — дочку и внучку. Было бы логично предположить, что скреп­лять узы на небесах они отправятся именно туда.

В реальности семейный юбилей отметили без пышных процессий — скромно и тихо. «Это был просто обед в латышском стиле в моем сельском доме «Личи» возле Салацы», — рассказал любопытствующей прессе Паулс.

Лана всегда в тени

Трудно подсчитать, на сколько песен вдохновила маэстро его жена и бессменная муза. Но одна из них адресована конкретно ей — она называется «Моя Лана». Еще одна песня на стихи Ильи Резника тоже очень личная — «Двое».

Если Раймонд Волдемарович дает интервью довольно часто и охотно, то Лана предпочитает держаться в тени и не особенно откровенничает с прессой. А потому сведения о ее жизни поступают крайне обрывочные.

Лично мне посчастливилось общаться с женой маэстро лишь однажды. Как-то Паулс позвонил сам и предложил написать его биографию для некой музыкальной российской энциклопедии. «Они меня уже замучили своими просьбами, сделайте так, чтобы они от меня отстали», — со свойственным ему черным юмором пробубнил маэстро.

Изучив биографии композитора от предыдущих авторов и пообщавшись с ним, я, недолго раздумывая, настрочила пространное эссе о вехах жизненного пути Паулса и отправила ему на утверждение. Раймонд Волдемарович сообщил, что ему все равно. Но уже через пять минут мне перезвонила Лана и предложила встретиться. Далее последовала коронная фраза, которую я отныне считаю главным указанием во всей своей журналистской работе: «О Паулсе надо писать не то, что он говорит, а то, что он… хотел сказать».

Под таким девизом мы с Ланой перелопатили биографию маэстро, которая и была увековечена в Большой Российской музыкальной энциклопедии. Впрочем, и тогда супруга музыканта не сказала о себе ровным счетом ничего. «Это же не моя биография!» — пояснила свою скромность Лана.

Из достоверных источников известно, что Светлана Епифанова родом из Одессы, окончила английский филфак Одесского государственного университета. Работать по профессии ей практически не пришлось. Когда Паулс узнал, что жена нашла работу, разговор был коротким: этого не будет! Должности музы, мамы и бабушки отнимают слишком много времени. Зато благодаря филологическому складу ума Лана довольно быстро и успешно выучила латышский язык. Чтобы стать гражданкой Латвии, ей пришлось сдавать экзамены по языку и истории.

Свидетель — дворник

О своем знакомстве с Паулсом Лана рассказывает с настоящим одесским юмором: «Мне сказали, там какой-то пианист латышский приехал, очень талантливый. Я зашла в зал, села в последних рядах и увидела издалека черную точку. Это был он, за роялем. Когда я его увидела, то поняла: все, Паулс — это моя жертва!»

В недавнем интервью одному латышскому журналу Лана вспоминала, как они с маэстро отпраздновали свадьбу 50 лет назад:

— Мы пошли регистрироваться в Пардаугаве. Вдвоем. И регистратор спросила, где наши свидетели. Нет — а нужны двое. Тогда она позвала дворника, а сама стала второй свидетельницей. Вы­шли, посчитали деньги, никогда не забуду: рубль тридцать девять копеек. Цена самой маленькой, 250-граммовой бутылки водки — рубль сорок девять. Билет в кино стоил 50 копеек, взяли два. А на углу Дзирнаву и Суворова можно было купить пончики: по три копейки — пустые, по пять — с повидлом. Вот таким было наше 31 августа 50 лет назад.

Лана не любит жаловаться, каково ей после веселой и темпераментной Одессы было вживаться в сдержанное рижское общество. Но ей даже в голову не пришло предложить мужу другой вариант, хотя в свое время паре столько раз предлагали перебраться в Москву. Паулс отдает должное жене: «Уверен, это было не так просто. Встретились две культуры. Я с ней никогда не спорю. Говорю: за тобой же 150 миллионов человек стоит!»

Они не любят вспоминать, чего стоило Лане спасение Паулса от зеленого змия. Главное — результат: Паулс и спиртное — две вещи несовместные. А вот «элегантный как рояль» — это про него. И тут тоже спасибо Лане.

 

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *