y

Считаете ли вы русский язык иностранным в Латвии?

• 15.02.2012 • ОбществоКомментариев (0)757

Новая рубрика газеты «Суббота» — ответы на самые больные вопросы сегодняшнего дня: латышский и русский языки, судьба страны, куда повернуться нашей избушке – на запад или на восток. Срез настроений нашего общества – от крайне правых до крайне левых. Правда у каждого своя, но принять общее решение по всем вопросам нам придется – иначе не жить.

10 наивных вопросов на самые больные темы

1 Может ли Латвия прожить без русских?

 2 Считаете ли вы русский язык иностранным в Латвии?

3 Как вы относитесь к празднованию Дня Победы в Латвии?

4 Что все время делят русские и латыши?

5 Может ли русский стать латышом?

6 Как подружиться русским и латышам?

7 Кто нам ближе — Америка, Европа или Россия?

8 Почему Латвия все время кого-то слушается, а не живет своими умом и силами?

9 Может ли начаться война между русскими и латышами?

10 Как полюбовно научить русских латышскому языку?

В каждом номере мы будем публиковать ответы наших экспертов на один из вопросов. Приглашаем читателей к обсуждению заданных тем. Пишите нам: LV-1050, Рига, ул. Пелду, 15, «Суббота», с пометкой: «Общий язык». E-mail: life@subbota.com .

Считаете ли вы русский язык иностранным в Латвии?

По статье 5-й «Закона о государственном языке» от 1999 года все языки, кроме латышского и ливского, считаются в Латвии иностранными. В латышском написании это звучит как «svešvaloda» — «чужой язык». 

 Соответственно, госучреждения не принимают документов и заявлений на русском языке и не дают на нем информации за исключением особо оговоренных случаев (полиция, «Скорая помощь» и т. д.). Есть ограничения и на использование русского в частной сфере.

В латышских школах русский язык можно изучать по выбору, в качестве второго иностранного, если школьник предпочтет его немецкому, испанскому или французскому. В результате латышской молодежи доступен на один язык меньше, чем русской.

С другой стороны, жертвами формулировки «русский язык — иностранный» зачастую становятся русские бабушки и дедушки, которые не в состоянии разбирать латышские аннотации на лекарствах и писать заявления о помощи в муниципальные органы на государственном.

Крайние точки зрения представляют «враг» русского народа Райвис Дзинтарс и «враг» латышского народа Владимир Линдерман.

 

Конечно, нет!

Владимир Линдерман, лидер общества «Родной язык»:

— Конечно, нет. И доказательств тому полно. Первое — сегодняшняя количественная реальность: русский язык является родным для 40 процентов жителей Латвии. Второе — историческая реальность: около 300 000 русскоязычных Латвии — потомственные граждане. Программа-минимум нашей кампании — доказать, что русский язык здесь не иностранный.

Да, иностранный!

Райвис Дзинтарс. Лидер партии Visu Latvijai! («Все Латвии!»):

— В Латвии это однозначно иностранный язык, но одновременно это родной язык большого количества жителей Латвии. Государство должно это уважать и дать возможность русским сохранить свою культурную среду.

Отвечают эксперты проекта «Общий язык»

Каспар Димитерс, поэт, бард, автор песен на латышском и русском, недавно написал отказ от гражданства Латвии:

— По-латышски «иностранный язык» звучит как «svešvaloda». Слово «svešs» («чужой») вообще ужасное. Человек человеку не может быть чужим, даже если он другого цвета. Чужим язык может быть для того, кто им не владеет. Хотя для меня даже китайский язык не чужд. Я им не владею, но много знаю о нем.

Лично я не знаю ни одного русского, который сомневался бы, что латышский язык должен быть единственным государственным. Использование русского и других языков на уровне государственных инстанций должны определять законы — мы ведь живем в XXI веке, когда заборы повалены, границ нет. Сами за все это торжественно проголосовали.

Глобализация для многих народов проходит с большой болью, но искусственно от этого спасаться, расистски стерилизуя свою нац. зону, — значит лгать своим и портить жизнь другим. В таком лицемерии есть и признаки трусости. Паисий Святогорец говорил: «Не поддавайтесь панике. Трусы никому не нужны. Бог смотрит на расположение человека и помогает ему. Надо держаться с хладнокровием и работать мозгами». Так давайте будем думать не словами политиков, а все вместе, своими мозгами!

Петерис Апинис, президент Латвийского общества врачей, карьеру начал в Сибири:

Я искренне горжусь своим знанием русского языка.

Гунтар Миелушканс, творческий директор портала Draugiem.lv , автор статьи «Если бы я был русским»:

— Это вопрос дефиниции, определения. Смотря что считать иностранным — «язык другой страны» (как это звучит по-русски) или «чужой язык», как это звучит по-латышски («sveрvaloda»). Возможны, наверное, и другие взгляды на определение слова «иностранный». Так что мой ответ: для кого как.

Юрис Димитерс, художник-плакатист, власть для него всегда была поводом для иронии:

— Конечно, русский не иностранный. Думаю, что для него найдется какое-то обозначение. Русским самим надо над этим поработать. Да вы, русские, сами виноваты в том, в чем чувствуете себя ущемленными, — в языке, в гражданстве… Значит, слишком вялыми были! Есть же разные способы борьбы… Но русский народ довольно ленивый. Что они делали бы без латышских стрелков! Ни вам революции, ни потом других затей… (Смеется .)

Сергей Тимофеев, поэт, автор русских слов к песням Prаta Vеtra, Интара Бусулиса и др.:

— Не считаю. Думаю, что пенсионеры заслуживают, например, чтобы пояснения к лекарствам в аптеках были и на русском языке. Или важные материалы публичного характера в государственных учреждениях. Но как при этом изменить отношение тех, кто по-прежнему отказывается говорить на «этом собачьем языке»? Все-таки эта страна называется Латвия и государственным должен быть латышский язык. Это логично и справедливо. У русского языка вполне могут быть свои сферы использования — как, скажем, и у латгальского. Не вижу здесь драмы. Мы одна страна с общей судьбой.

Михаил Груздов, режиссер театра «Дайлес», регулярно ставит русскую классику на латышском языке:

— Конечно, он иностранный. Это правовое поле государства Латвия. Живя где-нибудь в Германии или во Франции, вам не пришло бы в голову поднимать речь о равном статусе для русского языка. Такой сильный вес русской общины сложился лишь в силу трагедии двух народов, которая получилась в результате оккупации и последовавших политических манипуляций. А разжигание противостояния с позиций русскоязычного населения — это, хотят они того или нет, возврат к советской власти.

Наталья Михайлова, руководитель службы информации радио Baltkom:

— Двадцать лет назад кто-то решил, что русский язык станет в Латвии иностранным. Но, наверное, это логично будет выглядеть для тех, кто будет жить в Латвии через 50-100 лет. Возможно, потомки оценят этот исторический поворот. Но коль скоро вопрос звучит как «считаю ли я русский иностранным», то я отвечаю: «Нет, конечно!» Как я могу считать иностранным язык, который слышу в Латвии с рождения — уже не одно десятилетие? На этом языке мы говорили во дворе, в школе и университете. Кстати, раньше никогда не возникал вопрос: иностранный здесь русский или латышский? Иностранным, когда я училась в школе, были английский, немецкий, французский… А про латышский и русский в табеле и аттестате писали: «Родной язык», — а в скобочках указывали, какой именно… По-моему — идеально!

Кирилл Данилин (Шепитко), компьютерный специалист, автор ответа на открытое письмо Райвиса Дзинтарса нацменьшинствам:

— Русский язык, как и латгальский, является языком коренного населения этой территории. Поэтому объявление его иностранным нужно рассматривать как реализацию политики геноцида по отношению к коренному населению.

Мартиньш Эйхе, режиссер, автор спектаклей «Почему я люблю русских» и «Все о любви» (Ромео — русский, Джульетта — латышка):

— Если смотреть на реальность, то на данный момент для части латышей (особенно молодых) он таким и является. В качестве средства общения его используют люди постарше, но среди латышской молодежи это уже иностранный язык, так как большинство связывают свое будущее с западным мышлением и там же усматривают возможности для работы. Это видно и по языковым курсам: например, после того как был открыт рынок труда Германии, многие спешат выучить немецкий.

Максим Новиков, альтист, ученик Башмета, переехал жить из России в Латвию:

— Судя по автоматам оплаты парковочных мест в крупном торговом центре Galleria Riga на Дзирнаву, где инструкции даны лишь на латышском, немецком и английском, русский язык здесь даже не иностранный — его просто не существует.

Культура — очень важный объединяющий момент.

Тут многое зависит от внутреннего настроя. Вряд ли я буду ходить по Берлину и орать: «Ну-ка всем говорить по-русски, потому что нас тут много и мы богатые!» Скажем, в Бельгии два государственных языка — думаете от этого кому-то легче? Да страна буквально рвется на части!

 

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *