Уроки референдума: что дальше?

• 29.02.2012 • Владимир ЛиндерманКомментариев (0)859

Каковы наши дальнейшие планы после референдума? Об этом меня спрашивают и сторонники, и противники. Отвечаю: опираясь на результаты в тех городах, где мы победили или по крайней мере собрали внушительное число голосов, добиваться для русского языка регионального статуса.

Накануне дня голосования мэр Кулакова заявила, что будет голосовать против, однако, ознакомившись с итогами референдума, быстро поменяла позицию. Теперь она считает, что у русского языка должен быть официальный статус в Даугавпилсе. Что ж, лучше поздно, чем никогда.

Вот мы и обратимся к г-же Кулаковой с пакетом предложений. Первое — давайте сделаем русский язык рабочим языком мэрии Даугавпилса. Понятно, что официальное принятие такого решения вне компетенции местных органов власти. Но ведь есть и неформальный путь.

Житель Даугавпилса подает заявление в самоуправление на русском языке. Самоуправление его принимает, само делает перевод на латышский и этот перевод подшивает в свое делопроизводство. То же самое и с ответом. Человек получает на руки бумагу на русском языке, а латышский экземпляр остается у чиновников мэрии для официальной отчетности.

Никакого нарушения закона здесь нет. И никаких гигантских затрат я тоже не вижу. Профессиональный переводчик — вот и все затраты. Я еще помню те времена, когда некоторые ежедневные газеты в Латвии выходили на двух языках. Один переводчик за день успевал перевести уйму текстов.

Если мэрия не пойдет навстречу нашему предложению, мы постараемся, чтобы об этом узнали жители города. В Даугавпилсе выходят местные газеты, работают радио, телевидение, есть интернет-порталы… Едва ли у депутата сохранятся даже минимальные шансы быть переизбранным на ближайших муниципальных выборах, если он отвергнет это разумное и законное предложение.

Даугавпилс — это, скажем так, пилотный проект. Но с таким же предложением мы обратимся и к руководству других самоуправлений, где за русский язык проголосовали 20 и более процентов. В эту группу входит большинство городов Латвии, включая Ригу, Юрмалу, Резекне, Елгаву и т. д.

Второе предложение к местным органам власти — повесить на домах таблички с названиями улиц на двух языках (в Латгалии — на трех: латышском, русском, латгальском). С точки зрения закона здесь тоже все можно сделать красиво. Ну не будут эти таблички формально называться топографическими указателями, чтобы не входить в конфликт с законом о языке. Пусть называются вспомогательными указателями или еще как-то.

В любом случае, это ненормально, что в таких городах, как Даугавпилс, Резекне, Лудза, где за русский язык проголосовали большинство жителей, этот язык отсутствует в уличных указателях.

Предвижу, что самоуправления сошлются на недостаток средств. Ничего страшного, «Родной язык» предложит софинансирование. Ряд бизнесменов уже высказали желание участвовать в этом проекте, если будет получено «добро» от самоуправлений. Очень надеюсь, что «добро» получено будет. Ведь каждый депутат помнит, что выборы в местные самоуправления не за горами и симпатии избирателей надо завоевывать.

Конечно, таблички с названиями улиц не самая болезненная проблема. Но пока важно закрепить результаты референдума.

Инструкции на русском

 

Еще одна тема, особенно волнующая пожилых людей: к лекарствам не прикладываются инструкции на русском языке.

В ближайшие дни «Родной язык» отправит письма всем крупным фармацевтическим компаниям, поставляющим лекарства в Латвию. Мы вежливо попросим вкладывать в коробочки с препаратами аннотации на русском языке.

Мы объясним, что более 273 тысяч граждан Латвии, проголосовавших на референдуме за русский язык, — это не только избиратели, но и покупатели. Эти покупатели могут предпочесть покупать лекарства тех производителей, которые обращаются к ним на родном языке.

Неформально мы уже обратились с этим предложением к некоторым фирмам-производителям, и они — тоже неформально — нам ответили, что у них с русскими аннотациями проблемы нет: ведь все эти фирмы работают и на российском рынке. Однако есть сопротивление со стороны латвийских чиновников, без содействия которых невозможно зарегистрировать препарат, чтобы он мог продаваться в Латвии.

Но у нас теперь есть хороший аргумент. Дело в том, что Европейская комиссия по борьбе с расизмом и нетерпимостью в своем недавнем докладе рекомендовала латвийскому правительству прикладывать к лекарствам инструкции на русском языке. На что правительство ЛР устами своего МИДа ответило, что оно не имеет к этому никакого отношения, что это дело частного бизнеса.

Вот этот ответ-отписку латвийского МИДа мы и приложим к письму компаниям, производящим и поставляющим лекарства. Раз со стороны правительства официальных возражений и запретов нет, какие могут быть препятствия?

Детские сады — только на латышском?

 

В дни перед референдумом правящим политикам (особенно отличилось «Единство») удалось в очередной раз одурманить своих избирателей крепчайшей демагогией.

Эта пропаганда продолжается и после референдума. Кое-кому, вероятно, кажется, что проблема лишь в том, что русских «недожали», и надо бы еще закрутить гайки. Но так ведь можно и резьбу сорвать.

Депутаты Рижской думы от «Единства» предложили перевести все дошкольное образование на латышский язык. А Райвис Дзинтарс уже сообщил, что вопрос о введении единой системы детских садов, где занятия должны проходить только на латышском языке, будет рассмотрен на ближайшей встрече партий правящей коалиции.

С первоклассниками не прошло, теперь вот взялись за детсадовцев… Националисты уже и не стремятся маскировать свою цель — принудительно ассимилировать детей из русских семей.

Сквозь децибелы националистического визга порой прорываются и разумные, прагматичные голоса. Беда лишь в том, что голоса эти принадлежат, как правило, экспертам, а не политикам, принимающим решения. Эти эксперты по крайней мере трезво смотрят на вещи.

Вот, например, исследователь центра общественной политики Providus Даце Акуле считает, что стоит рассмотреть такую возможность — предоставить русскому языку статус языка нацменьшинства в городах Латгалии. «Вопрос, готовы мы сейчас дискутировать или же будем считать референдум шантажом и решим не уступать», — говорит Акуле.

Это действительно главный вопрос, но я несколько переформулировал бы его. А именно: готовы правящие начать дискуссию прямо сейчас или, объявив состоявшийся референдум шантажом, отложить начало диалога на несколько лет?

Потому что теперь, после референдума, ситуация абсолютно ясна: не сегодня, так завтра русский язык все равно получит официальный статус в местах компактного проживания русских жителей Латвии (Рига, города Латгалии и т. д.). Вопрос лишь в сроках и способах достижения цели. Откладывая принятие этого неизбежного решения, правящие просто усиливают смуту и нервозность в обществе.

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *