Какой должна быть современная школа?

• 14.03.2012 • ИнтервьюКомментариев (0)708

Министр образования Латвии Роберт Килис рассказал «Субботе», как хочет реформировать школу. 

1 Что министр назвал самыми слабыми местами средней школы?

2 Зачем каждый учитель получит шанс стать директором?

3 Почему пора ломать стандартные программы?

4 Для чего каждый ученик получит по ваучеру на 1400 латов?

5 Как домашние задания увеличивают социальное неравенство?

6 Будут ли сокращены летние школьные каникулы?..

Топ-3 самых слабых мест школы по версии Роберта Килиса

1. Учителя не мотивированы к активной позиции

Финансовая стимуляция

— Деньги, конечно, важны, и мы разрабатываем планы повышения зарплат учителям. Но не думаю, что когда учителя выбирали свою профессию, они рассчитывали получать полторы тысячи в месяц. Нормальное ожидание — чуть выше средней зарплаты по стране.

Карьерный рост

— Другой мощный элемент мотивации. Возможен ли он для рядового учителя? Директорами они становятся крайне редко, только если предыдущий директор ушел на пенсию или покинул пост по причине из ряда вон…

Можно ввести систему перевыборов директоров на конкурсной основе. Заявку на место может подавать любой учитель. Чтобы решение было объективным, в выборах смогут принимать участие родители — через разные формы школьного управления. Ведь они больше всех заинтересованы в том, чтобы школа демонстрировала хорошие результаты.

Учитель-творец

— Пора меняться и самому характеру работы учителя — на более активный и творческий. Учителя могут заниматься научными исследованиями, проявлять себя. Школам и учителям надо дать больше свободы в выборе способов обучения детей.

2. Одинаковые программы и стандарты для всех школ и учеников

Долой конвейер!

— По наследству от Советского Союза нам досталась индустриальная система: в классах по 20-30 учеников, которые проходят один и тот же материал, сдают одни и те же тесты. Все должны на выходе знать одно и то же. Плюс строгая дисциплина. Подчиняться старшим, вставать и садиться по свистку. Фабрика. Такая система была необходима, когда рабочие, инженеры и другие специальности подгонялись под одну форму и все модули были взаимозаменяемы.

Это способствовало пребыванию в одной профессии десятки лет. Но сейчас люди не работают всю жизнь на одном месте — все меняется не реже раза в десять лет. Выигрывают те, кто максимально гибок, владеет выдающимися навыками, более мобилен.

Поменьше стандартных проверок

— Современной школе не нужно столько проверок, которые подгоняют к единым стандартам. Централизованные экзамены — лишь по нескольким предметам, а по остальным учитель может ставить оценки по своим параметрам. Уже сегодня эти оценки не сильно волнуют вузы, это для них некий стандарт гигиены, первый отсев. Когда мой сын поступал в британский вуз, для них главным было то, что он написал в своем индивидуальном эссе свои взгляды на будущую профессию.

Развиваем таланты

— Школы должны приветствовать индивидуальность. Через систему стандартизации мы теряем разные таланты. Изначально дети творческие личности, но если эту жилку не развивать, то таланты стираются или даже убиваются. Ребенку не хочется идти в школу.

Обратная связь «ребенок — учитель»

— Учитель должен достучаться до каждого ребенка, понять ход его мысли. Как учитель это сделает при 30 учениках в классе — это его trade secret.

Индивидуальный план

— Хорошо, если у каждого ученика после консультаций с классным руководителем и специалистами будет индивидуальный план развития на год. Что этому конкретному ученику больше надо, а что меньше. Пусть будет покрыт меньший объем материала, но он будет под конкретного человека и усвоен более качественно. Ну не надо каждому школьнику знать наизусть определение молекулярно-кинетической теории!

3. Перегрузка учеников и неоптимальная организация процесса учебы

Дети трудятся больше взрослых

— Мы провели детальную оценку нагрузки учеников и учителей. В средней школе дети учатся по 53 часа, а учителя — 55. Это нагрузка на 13 часов больше, чем официально возможная для взрослых. Значительная ее часть — домашние задания.

Домашняя работа — социальное расслоение

— Как ни странно, домашние задания, которые я считаю пережитком прошлого, сильно проявляют разницу социально-экономического положения детей. У одного есть мощный компьютер, цветной принтер, а у других даже своего стола дома нет… Но ведь главная идея обязательного образования — дать равные шансы всем. Я не вижу смысла в таком количестве обязательных домашних заданий.

Не уроки, а предметные блоки

— Сегодняшнее расписание школьника очень неоптимально: 40 минут на один предмет, ученик еще не успел настроиться, а ему уже другое всовывают… Можно, к примеру, составить блоки. Скажем, три урока физики, потом три физкультуры. Класс делится на маленькие группы по три-четыре человека, каждой даются разные задания, которые им ближе, они обсуждают все с учителем, анализируют, а могут пойти домой, там все сделать и после обеда принести и показать. В других странах так и делают.

Много лишней информации

— У нас зачастую выпускникам школ нечего делать на первых курсах иностранных вузов. Каких-то важных практических вещей они не знают, зато получают в школе много информации, которая им не пригодится или которую можно узнать из Интернета. Так зачем бежать впереди телеги, перегружая учеников?

Каждому школьнику — по 1400 латов

— Сколько лет нужно на то, чтобы реформировать и существенно улучшить систему образования Латвии?

— Если смотреть на опыт Финляндии, которой удалось создать одну из лучших образовательных систем мира, то надо лет тридцать. У нас их нет. Поэтому я предлагаю ввести систему ваучеров. Шведы внедрили эту систему в 92-м году после больших неудач реформирования системы образования, а уже через 10 лет пожинали первые плоды.

Система ваучеров

— Финансирование образования (среднего, музыкального, спортивного, по интересам) каждого ребенка должно поступать из одного источника (на сегодня все раздроблено). По моим подсчетам, получается около 1400 латов на каждого. Вместе с учеником школа получает ваучер на эту сумму и заключает договоры о дополнительном образовании со школами искусств, музыки, спорта…

Школы могут, к примеру, привлекать для консультации выпускников профессоров вузов (например, договориться на встречу по скайпу с ректором ЛУ Марцисом Аузиньшем), устроить актерские мастер-классы с Артуром Скрастиньшем или Ниной Незнамовой… В общем, делать все, чтобы их школа была привлекательной. Чтобы родители выбирали именно ее и принесли туда свой ваучер. Тогда школы-конвейеры исчезнут сами собой: туда никто не пойдет.

— Ваши идеи зачастую настолько прогрессивны и неожиданны, что учителя приходят в шок… Вы контактируете с теми, на кого ваши реформы направлены?

— Иногда у меня возникает ощущение, что я единственный, кто должен рассказывать другим, как можно иначе учить. И это несмотря на приличные деньги, которые вкладываются в педагогическую науку. Это скандал, если министр, который должен принимать решения и задавать направления политики образования, будет сам же разрабатывать и пути реализации, а также объяснять и популяризовать свои идеи.

— Готовы ли учителя, особенно старой школы, к таким магическим переменам?

— Думаю, да. В прошлом году я принимал участие в серии дискуссий учителей разных городов Латвии, общался примерно с тысячей учителей (всего в Латвии их 28 000). Большинство из них открыты и свободны. Если их стимулировать, дать им толчок, показать перспективу и направление… Они смогут — одни более творчески, другие менее… Но у меня не создалось впечатления бесперспективности.

В школу — с пяти лет

— Не кажется ли вам, что сидеть до 19 лет за партой — это даже неприлично? Беременные, замужние и женатые ходят в школу с детьми…

— Если начинать учиться с шести лет, можно окончить в 18. Не вижу проблем! Во Франции, если ребенок пошел в школу в пять лет, никто не удивляется.

— Но такие малыши не могут высидеть за партой сорок минут!

— Естественно! Даже семилетнему ребенку трудно так долго сидеть за партой не шелохнувшись. Но если парта камень преткновения для начала для реформы системы образования — надо выбросить парту! Есть куча других вариантов того, как учить, не обязательно все время сидеть.

Поработали над одним предметом, переключились на другой, поиграли… Это системный образовательный процесс, который надо организовать. Уже сейчас государство оплачивает обучению 5-6-леток в любом детсаду, даже частном. В следующем году начнем финансировать учебный процесс с четырех лет. Надо приспособить среду и начинать.

Каникулы не священная корова

— Ваше решение по сокращению летних каникул вызвало много протестов. В Латвии так мало солнечных дней, совсем не хочется, чтобы дети проводили их за партой…

— Получается, что в Латвии меньше солнца, чем в Швеции или Норвегии?! А там каникулы сильно короче. На самом деле, сокращение школьных каникул никогда не было приоритетом моих реформ. В некотором роде это был одно из интереснейших социоантропологических исследований того, как люди реагируют на новое.

За неделю до Рождества я говорил с министром образования Эстонии. Он согласился, что 35 недель учебы очень мало для наших насыщенных программ. Это чревато повышенным уровнем стресса учителей и учеников, ростом уровня насилия — об этом говорят многие исследования.

Чтобы вложить всю программу, требуется минимум 37 недель — значит, учебный год надо удлинять на две-три недели. «Но мы подождем, пока это первыми сделаете вы», — сказал мне эстонский министр.

— Они боятся?

— Похоже на то. Помните, в начале 90-х ввели обязательный дневной свет для машин — сколько тогда было протестов? А сейчас все привыкли, едут. Так что протесты родителей — это нормальная реакция на изменение того, что культивировалось десятки лет: 31 мая — конец учебы, 1 сентября — День знаний.

Никто и не говорит, что надо до 20 июня сидеть по восемь часов за партой. Вообще не вижу необходимости так много времени проводить за партой. Занятия на улице, экскурсии, культпоходы могут быть органичной частью школьного дня, который должен складываться из смены активностей, перерывов. Если школа откажется от каких-то вещей, которые ей кажутся ненужными, а остальное вложит в 35 недель — ради бога!

Справка «Субботы»

Роберт Килис. Родился в 1968 году. Женат. Супруга — режиссер Латвийского телевидения Агита Цане-Киле. Отец троих детей.Вырос в Валке, окончил Валкскую среднюю школу.

Получил степень доктора в отделении социальной антропологии Кембриджского университета (1999 г.), изучал социальную память сибирских латышей. С 1994 года работает в Рижской высшей школе экономики (с 1999 года — ассоциированный профессор). Работал также учителем логики и философии в рижском Французском лицее и учителем психологии в Адажской средней школе. Бывший председатель комиссии стратегического анализа при президенте Латвийской Республики, руководитель рабочей группы по созданию стратегии долгосрочного развития «Латвия-2030».

Второй по непопулярности в народе министр с отрицательным рейтингом -23,1 процента — он же и самый активный. Таким количеством реформ и нововведений, которым фонтанирует Роберт Килис, не может похвастать ни один другой член правительства Латвии. То он обещает сократить летние каникулы, то убрать бюджетные места в институтах, то полностью изменить содержание программ средних школ, то поженить ПТУ и бизнес…

Его последняя атомная бомба — сокращение числа чиновников министерства образования на 25 процентов, число отделов — с 30 до двух, а также переезд из дорогого здания на ул. Вальню в помещения покомпактнее. И если за покушение на летние каникулы родители готовы были порвать Килиса на части, то за истребление чиновничьего племени Интернет взорвался дружным «Kilis — UVAZHUHA!!!» И предрек, что скоро министр будет… съеден коллегами.

Роберт Килис весьма спокойно относится ко всем оценкам своей деятельности. В истории редкие реформы не встречали противодействия. Избежать инерции можно, только если сидеть сложа руки.

Чего не приходится ожидать от господина Килиса — так это скуки. С первых же дней работы он взялся перелопатить каждый темный уголок существующей в Латвии системы образования. Как-то даже страшно становится: а вдруг начнет и не успеет, разворошит и не доведет до конца… Министры у нас долго не задерживаются. Впрочем, сам Килис об этом, похоже, не задумывается. Фонтанирует без остановки…

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *