Наши дети за границей

• 21.03.2012 • ОбществоКомментариев (0)853

Месяц назад мы опубликовали статью «Лондонский кошмар экс-рижанки», в которой рассказали о судьбе нашей бывшей коллеги, а ныне жительницы Великобритании, Лайлы Брице. По доносу соседей службы опеки отобрали у Лайлы дочку Катю, за возвращение которой она безуспешно борется уже два года. Сегодня мы предлагаем вам размышления на тему того, почему такое случается и что делать.

Статья вызвала потрясающий резонанс — к нам в редакцию звонил весь мир! Люди из Германии, Англии, Норвегии, Ирландии предлагали свою помощь. Одни интересовались, куда можно прислать деньги, другие предлагали бесплатные консультации адвокатов и психологов, третьи предоставляли полезные адреса различных правозащитных организаций. А десятки людей просто хотели побеседовать с Лайлой, чтобы сказать ей теплые слова…

История Лайлы еще не закончена. Впереди новые суды, и мы надеемся, что с помощью добрых людей и нашей газеты Катю удастся вернуть в семью.

Почему у наших женщин отнимают детей

 

О подобных случаях рассказывают в Финляндии, Норвегии, Франции. Почему там так распоряжаются судьбами матери и ребенка и только ли против выходцев из Восточной Европы нацелена эта система, рассказывает наш коллега журналист Константин Ранкс, работающий в Северной Европе.

Это типичная история: наши женщины приезжают на Запад и оказываются в конфликте с законом — и в результате лишаются своих детей. Они в отчаянии и не понимают, как может система быть столь жестокой, как можно разрывать связь матери и ребенка.

Мы узнаем об этих случаях только тогда, когда они касаются наших женщин. На самом деле это типичная история, которая повторяется по нескольку сот раз в год и которая никого не удивляет. Я знаю гражданку Британии, живущую в Хельсинки, которая лишилась двух детишек. Поводом отобрать детей стал беспорядок в квартире.

Оборотная сторона равноправия

 

Наиболее типичный случай семейных конфликтов — это неудачный брак с иностранцем, который заканчивается разводом.

Наши женщины привыкли, что ребенок практически всегда остается с матерью. Но это у нас. Там все выглядит по-другому. Например, в Финляндии женщины получили равные с мужчинами права еще в 1906 году. Равные права — равная ответственность. Как у мужчины, так и у женщины. И если отец выполняет все обязанности родителя — значит, он имеет такие же права на ребенка, как и мать. Государство в лице суда, которое выступает арбитром в споре, не дает никому преимущества. Иначе суд обвинят в сексизме, то есть в дискриминации по признаку пола.

То есть любой нашей женщине, выходящей замуж за гражданина Северных стран или Западной Европы, стоит помнить, что там мать не имеет преимущественного перед отцом права на ребенка. Там воспринимают ребенка не как продолжение матери («кровиночка ты моя»), а как независимый плод любви двух человек. То есть в этой системе морали родительская любовь и факт рождения — разные вещи.

Государство берет на себя всю ответственность за выращивание своего нового гражданина. Родители же должны помогать государству в этом деле, и если они не выполняют свое предназначение, то ребенок изымается у родителей и передается в другую семью, которая будет соблюдать инструкции по выращиванию детей. Права же детей защищает так называемая ювенальная юстиция.

Эта страшная забота

 

Ювенальная юстиция, если судить о ней по русской прессе, — это какое-то мрачное порождение Запада, направленное против семьи и детства. Но правда — она, как всегда, сложнее и многоцветнее. Не стоит забывать, что еще три с половиной века назад ни в России, ни в Западной Европе понятия детства не было как такового.

Войны приводили к образованию огромной массы беспризорников, у которых не было никакой перспективы. И в 1619 году в Швеции впервые издали закон о создании детских домов при каждом муниципальном образовании, имеющем статус города. Спустя три десятилетия в городах Швеции появились школы, в которых детей бедноты и выпускников приютов учили ремеслам. Бедные люди сами отдавали детей на государственное обеспечение: так было легче жить.

Швеция в XVII веке — одна из важнейших стран мира, могучая военная и политическая держава. Ее пример работы с детьми был примером для всей протестантской Европы — включая Британию.

К концу XVIII века в Швеции и Дании пришли к выводу, что наилучшим местом для воспитания детей является своя семья, и стали усиливать меры по материальной помощи бедным семьям. Но потребовалось еще целое столетие, чтобы появились первые законы, ограничивающие детский труд. В 1909 году в Финляндии впервые в мире было опубликовано воззвание принять закон о запрете на домашнее насилие над детьми.

Эстафету переняла Советская власть, когда в 1918 году был принят декрет о комиссиях для несовершеннолетних. Борьба с беспризорностью была выиграна к середине 20-х годов. Но дальше советский закон не пошел. В Европе же эти идеи развивали и далее, и уже в начале 80-х годов были запрещены все телесные наказания детей, а также сформулированы правила воспитания и ухода за детьми, которые в 1989 году вошли в Конвенцию ООН по правам ребенка.

Специалисты по детству говорят, что даже в самых демократических странах мира ежегодно на две-три тысячи жителей приходится один случай, когда условия жизни ребенка становятся в семье неприемлемыми. К примеру, в России, по официальным данным, ежегодно от рук родителей гибнут более 2500 детей.

Этот разный менталитет

 

Во время Второй мировой войны нейтральная Швеция приняла несколько сот тысяч детей из воюющей Финляндии и оккупированных соседних стран. Детей везли из Балтии, Дании, Норвегии. Приемные родители в лепешку разбивались, чтобы дать приехавшим детям хоть немного тепла. После войны дети, возвращавшиеся на родину, оставались в тесной связи со своими приемными (временными) родителями. В общем, можно сказать, что в Северных странах реализуется принцип «Вся нация, вся страна, — это одна большая семья для ребенка и старика».

В странах Восточной и Южной Европы совсем другое отношение к семье. Если в Скандинавии дети рано уходят в большой мир, живут отдельно, а в старости спокойно перебираются в комфортабельные пансионаты, то в нашем представлении отдать родителей в богадельню — позор.

В нашем обществе семья, по сути, является закрытой системой. Государство не считается «родным домом» — скорее это враждебная среда, от которой следует держаться подальше.

У людей отсутствуют навыки грамотного взаимодействия с государством. По сути, кроме униженного просительства и дачи взятки мы ничего из инструментов взаимодействия с чиновничеством не представляем — в отличие от наших северных соседей, которые прекрасно понимают, как общаться с государством.

Примечательна история Ирины Бергсет, которая пыталась увезти в Россию своего 13-летнего сына после развода с норвежским мужем-педофилом. Норвежские социальные органы видели в Ирине истеричку, которая плакала(!) во время дознания, и не понимали, чем отправка ее сына в приемную семью может ему повредить. Но вот польский суд, который разбирал дело Ирины и ее сына (они пытались бежать через Польшу, где и были задержаны), встал на сторону матери и отпустил мать и ее сына на родину, в Россию. Поляки легко поняли доводы Ирины: для польского общества они понятны, а вот доводы норвежской стороны абсолютно чужды.

Осторожно: дети!

 

При переезде за границу, особенно в Британию и Скандинавские страны (считая Финляндию и во многом Эстонию), стоит понять, что там совершенно иное понимание семьи, брака и взаимоотношений, нежели у вас на родине. Ваши душевные переживания, страдания и прочие эмоции будут непонятны. Скорее всего, всю вашу эмоциональность спишут на психическую неустойчивость — а это означает потенциальную опасность для вашего ребенка. А тут недалеко и до расставания с ним.

Поэтому прежде всего, отправляясь жить (работать, замуж с планами родить ребенка) за границу, нужно изучить условия существования в той среде. Вы же ходите, милые дамы, в женскую консультацию перед рождением ребенка — почему не консультируетесь перед сменой мира? Поймите, все ваши представления о добре и зле относительны.

И тут нет злого умысла по отношению к вам: в Финляндии, например, в год более 2000 детей отнимаются у своих родителей, и в 99 процентах случаев это происходит с финскими семьями. Неважно, кто вы по национальности: проблемы могут быть в любом случае — латышка вы, полька, русская или татарка. Или даже этническая финка, но выросшая в СССР.

Чей ребенок?

 

Проблема семейных конфликтов между людьми различных культур еще и в том, что женщины из экс-СССР и стран Восточной Европы чаще всего хотят, чтобы, с одной стороны, к ним относились по-рыцарски, даже покровительственно, а с другой — они хотят командовать своими покровителями, и их бесит, когда мужчина начинает относиться к ней на равных, без скидок на слабый пол.

Российские консулы на встречах с русскоязычной европейской прессой всегда пытаются разъяснить важную вещь. Россиянки (равно как и украинки, и молдаванки, и пр.) почему-то считают, что если они сами имеют гражданство России, то это каким-то таинственным образом распространяется и на их детей, вне желания отцов.

Что совсем не так. Родители должны оформить российское гражданство, ребенок должен получить паспорт. Если ребенок от иностранного гражданина, то нужно получить соответствующее разрешение отца. Но мамы, рассорившись с отцами их общих детей, уезжают на родину, не задумываясь, что совершают преступление по законам той страны, из которой уехали, и нарушая правила своей собственной родины — зачастую просрочив визы своим детям.

Сейчас во всех Северных странах легко найти женские клубы. Свяжитесь с ними, почитайте форумы и ради бога не думайте: «Это происходит с другими, а со мной не случится». Потратьте несколько вечеров, чтобы знать по крайней мере, что давить на жалость слезами там — только усугублять свою ситуацию.

Скорее всего, все будет в порядке. Но готовьтесь к переезду серьезно — и тогда он действительно станет началом новой и счастливой семейной жизни.

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *