Четвёртое пришествие

• 21.03.2012 • ИнтервьюКомментариев (0)681

Зачем Эйнару Репше создавать еще одну партию и куда делся его самолет и кожаный костюм? Об этом с ним побеседовали журналисты журнала Sestdiena.

Неужели правда возвращается?

 

Мы встретились с Репше в Фонде искусственного интеллекта. В центре Огре напротив городской думы в восстановленном двухэтажном здании находятся аскетично обставленные помещения: столы и компьютеры с большими экранами, за которыми сидят несколько людей в наушниках и стучат по клавиатуре.

Репше встретил нас, одетый как для официального приема: в темном классическом костюме и при галстуке. Не совсем удобный стиль для ученого, которым он пробыл как минимум последний год. Неужели правда возвращается? На вопрос, что эти люди делают, Репше отвечает: занимаются созданием искусственного интеллекта, то есть пишут компьютерную программу, которая могла бы эволюционировать и развиваться сама.

Репше подчеркивает: завтрашний день принадлежит тем, кто будет лучше обрабатывать информацию, а не тем, кто лучше будет рулить экскаваторами и бульдозерами.

Владельцем и меценатом Фонда искусственного интеллекта является Валерий Белоконь. Репше связывают с этим представителем латвийской бизнес-элиты еще и другие сделки, а также новоучрежденное общество Latvijas Attоstоbai («Для развития Латвии»), в которое входят несколько состоятельных предпринимателей. Совсем как когда-то в движение Par Labu Latviju («За лучшую Латвию»).

Однако бывший (а возможно, и будущий) государственный муж по поводу влияния миллионов на свою политику не волнуется, только от души смеется: «Сейчас роль денег в моей жизни является маловажной — особенно потому, что у меня их нет!»

«Не хочу предъявлять черных меток»

 

— Вы будете продолжать заниматься наукой, когда вернетесь в активную общественную жизнь?

— Попытаюсь сбалансировать. В конце концов, и цель фонда — способствовать развитию Латвии.

— Десять лет назад вы были избраны председателем партии Jaunais Laiks. Как вы себя чувствуете, приходя в политику сейчас?

— Есть небольшое дежавю — уже было… Примерно с год думал, возвращаться ли…

— Еще в декабре прошлого года вы сказали в каком-то интервью, что могли бы обратиться к политике лишь в исключительных обстоятельствах. Что же такое случилось?

— Через свою научную работу я понял, что в основе всего лежит эволюция, а в эволюции главное — участвовать. Если мы говорим, что развитие в Латвии идет недостаточно быстро, то лучший ответ таков: иди, сам участвуй и делай!

— Однако в распространенном обществом Latvijas Attistibai сообщении и в высказываниях его членов драматические ноты проскальзывают. По их словам, никто не думает об экономическом развитии Латвии, партии погрязли во «взаимных конфликтах и конкурсах красоты»… Политологи тоже уже успели это прокомментировать: это черная метка для партии Vienotоba, «что-то идет не так, как хотелось бы». Чего именно не делается?

— Я никому не хочу предъявлять черных меток. Одной из моих ошибок в 2002 году было то, что я пытался сражаться на слишком широком фронте. Конечно, и времена были другие. Тогда коррупция была чересчур обширной. Сейчас я подчеркнуто не хочу никого учить жить правильно.

— Что же, по-вашему, в стране идет не так, как хотелось бы?

— В том, что что-то не идет так как надо, нет никаких сомнений. Если бы шло как надо, из Латвии не уезжали бы люди.

«Один и тот же рекламный прием повторять нельзя»

— В каком качестве вы сейчас осуществляли бы свои цели? Хотели бы снова стать премьером?

— Посмотрим по ситуации и по мере надобности. Это общество создано не для занятия каких-либо должностей. Нам есть в жизни чем заняться, и члены нашего общества готовы работать дополнительно только потому, что чувствуют себя ответственными за будущее Латвии, а не для того, чтобы занимать должности или создавать доходный бизнес. У них все это уже есть…

— Станет ли следующим шагом основание политической партии?

— Это неизбежно последует, так как мы сделаем все что сможем, чтобы реализовать свои идеи и достигнуть цели.

— Вы планируете обратиться и к национальным меньшинствам Латвии?

— Они должны включиться в общественные процессы и прийти во власть. Это позор и непростительно, что нелатыши принимают так мало участия в управлении государством, как это происходит сегодня.

— Будете ли вы призывать общественность жертвовать деньги на развитие вашего общества и впоследствии партии, как и 11 лет назад?

— Один и тот же рекламный прием больше повторять нельзя.

— Это был рекламный прием?

— Может быть, неудачный. Я смело могу отнести его к своим ошибкам. Дай-то бог, я способен учиться! Теперь роль денег в моей жизни совершенно маловажная… От меня нельзя научиться бизнесу. Может быть, я могу дать какой-то совет молодым предпринимателям — как не ошибиться. Могу также поделиться опытом в области политики или науки. Это общество — уже четвертое мое начинание.

В еврозону торопиться не надо

— Какова ваша оценка ситуации в еврозоне с точки зрения финансового специалиста?

— У евро довольно серьезные проблемы, и они вовсе не решены. То, что сейчас происходит в еврозоне, можно сравнить с закатом рублевой зоны.

— Вы не торопились бы отказываться от лата?

— Для Латвии никакой спешки в данный момент нет. Однако надо сделать все для того, чтобы мы стали достойным участником еврозоны. Но в связи с присоединением еще надо проверить, решены ли те фундаментальные противоречия, которые привели к кризису в Греции.

— А разве Латвии кто-то позволит ждать и оценивать? Придет 2014 год, и придется присоединиться…

— Тогда ситуация будет уже более или менее ясной. Если с евро все будет в порядке, присоединимся. Силой никто туда не потащит.

— При вас было создано Бюро по предотвращению и борьбе с коррупцией. Каковы ваши выводы?

— Создание бюро определенно оправдало себя. Общий уровень коррупции тоже сильно снизился. Хотя бы на дорогах…

— А вы сами никогда не пытались дать пятерку дорожному полицейскому?

— Нет, чего не было, того не было. Давно, в советское время, в Ленинграде с меня милиционер стряс трешку на углу. Да, было такое. Я не пытался искушать судьбу и сдался. В Латвии — никогда. И я рад, что в этом плане дорожная полиция улучшила свою репутацию.

— Дорожные полицейские узнают вас в лицо?

— Да. Но не всегда это узнавание имеет хорошие последствия.

— Свой самолет вы продали. Когда последний раз летали?

— Сравнительно недавно, осенью.

— А на мотоцикле ездите?

— Иногда еще езжу!

— А куда подевался ваш кожаный костюм, который в свое время многократно упоминался в СМИ?

— Как видите, больше нет! (Улыбается .) Надо проанализировать прошлое и сделать выводы. Но костюм хороший!

Эйнар Репше

Родился 9 декабря 1961 года в Елгаве. В 1979 году окончил 1-ю рижскую среднюю школу. Окончил физико-математический факультет Латвийского университета, работал инженером-конструктором. Стал одним из основателей Движения за национальную независимость Латвии (ДННЛ). В сентябре 1991 года стал руководителем Банка Латвии. Руководил заменой советского рубля латвийскими рублями, которые в народе прозвали репшиками. В 2001 году ушел из Банка Латвии, чтобы заняться политикой. С 2002 по 2004 год был премьер-министром Латвии. Был министром обороны в правительстве Калвитиса, а затем министром финансов в правительстве Домбровскиса. После ухода из политики обратился к бизнесу и науке. Совместно с банкиром Валерием Белоконем создал Фонд искусственного интеллекта.

 

 

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *