Русский не язык мигрантов, латгальский не диалект

• 28.03.2012 • Владимир ЛиндерманКомментариев (0)794

5 ноября 1992 года страны — члены Совета Европы подписали Европейскую хартию о региональных языках и языках нацменьшинств. В этом году исполняется 20 лет со дня подписания этого исторического документа.

Националисты упорно вдалбливают в головы своей доверчивой паствы миф о том, что русский язык в Латвии — результат советизации. А, мол, до 1940 года русским языком в Латвии и не пахло… Читательница «Субботы» прислала нам интересный документ из семейного архива. Это льготный проездной, выданный студенту коммерческого института в 1931 году. Текст составлен на трех языках: латышском, немецком и русском.

Проездной — это официальный документ, его не частная лавочка выдает. Правящие утверждают, что нынешняя Латвия является правовым наследником той Латвийской Республики, которая существовала между двумя мировыми войнами, а советский период, так сказать, не считается. Но в таком случае почему за русским языком не сохранен законный статус, как это было в 1920-30-е годы?

Я назвал этот документ историческим не для красного словца. Хартия гарантирует свободное функционирование языкам тех народов, которые оказались на положении меньшинств в европейских странах. Вот несколько цитат:

«Стороны обязуются… предусмотреть возможность университетского и других форм высшего образования на региональных языках или языках нацменьшинств…»

«Стороны обязуются… следить за тем, чтобы носители региональных языков или языков меньшинств могли обращаться с письменными и устными заявлениями и получать на них ответы на этих языках».

«Стороны обязуются в масштабе всей страны: исключить из своего законодательства любое положение, запрещающее или ограничивающее без веских причин использование региональных языков или языков нацменьшинств в трудовых соглашениях и в технических документах…»

Попросту говоря, хартия препятствует титульным нациям выкручивать руки меньшинствам.

Если бы Латвия подписала этот документ, это означало бы конец этнократии. Именно поэтому она его и не подписала. Правящие не хотят отказываться от привилегий, которые они получили не благодаря своим талантам, а только благодаря тому, что родились в семьях, где языком общения был латышский.

Конечно, сами националисты мотивируют неподписание документа по-другому. Они ссылаются на статью 1-ю хартии, где сказано: «Термин «региональные языки или языки меньшинств» не распространяется на диалекты основного языка и на язык мигрантов». Мол, латгальский — это диалект латышского, а русский — язык мигрантов. Значит, хартия на них не распространяется, незачем и подписывать.

По-моему, большинство латгальцев вовсе не считают свой язык диалектом, но это отдельная тема. А вот что касается русского — это точно не язык мигрантов.

Во-первых, люди, которые приехали в Латвию после 1940 года, перемещались в границах единой страны, а мигранты — это люди, переехавшие из одной страны в другую. Во-вторых, совсем уж абсурдно причислить к мигрантам тех, кто родился в Латвии.

Но даже если встать на точку зрения националистов и признать мигрантами («последствиями оккупации», как теперь модно говорить в националистической среде) тех, кто въехал в Латвию после 1940-го, и их потомков, то куда девать потомственных граждан, чей родной язык русский? Например, староверов? В Латгалии за русский язык проголосовали больше половины принявших участие в референдуме. Почти все они получили гражданство Латвии автоматически: гражданами были их родители и дедушки-бабушки. С какой стати их язык — язык мигрантов?!

Латвия хартию не подписала. Однако если самоуправления начнут, допустим, принимать письменные заявления от жителей на русском языке (хартия это предусматривает), едва ли правительство рискнет этому препятствовать. Правящие могут не подписывать хартию, но им трудно ее игнорировать: все-таки мы живем в Европе, а не в Африке.

Право на референдум хотят украсть

 

Правящая партия «Единство» предлагает изменить процедуру референдума. Это если выражаться политкорректно. А если называть вещи своими именами, то референдум как форму прямого волеизъявления народа хотят попросту угробить.

Напомню, что сегодня референдум, организуемый «снизу», проходит два предварительных этапа. Сначала группа активистов организует сбор десяти тысяч нотариально заверенных подписей. Цена каждой подписи — два лата один сантим.

После этого подписные листы поступают в Центральную избирательную комиссию, которая их проверяет и назначает время проведения общенационального опроса. В ходе опроса надо собрать в поддержку референдума 10 процентов от числа зарегистрированных в стране избирателей (примерно 154 тысячи подписей).

Если на первом этапе расходы несут сами граждане, то на втором эту функцию берет на себя государство. Оно открывает участки по всей стране и оплачивает труд людей, которые регистрируют подписи.

Что предлагает «Единство»? Предлагает совместить первый этап со вторым. Активистам потребуется за свой счет собрать 154 тысячи нотариально заверенных подписей. Таким образом, цена первого этапа будет уже не 20 тысяч, а более 300 тысяч латов.

При таких условиях референдум сможет организовать либо одна из правительственных партий, либо очень крупный денежный мешок. Народ, рядовые граждане этот инструмент воздействия на государственную политику потеряют. Это уже будет не народное волеизъявление, а карикатура на него.

И дело не только в запредельной сумме, которую надо уплатить нотариусам. Допустим, активисты убедили более 150 тысяч граждан заплатить свои кровные два лата. Так ведь дело еще и в сроках. По опыту знаю, что собрать за месяц более 10-12 тысяч подписей просто невозможно: нотариальные конторы Латвии не справятся с такой нагрузкой. Плюс к тому летний сезон, когда общественная активность падает. Это значит, что на организацию референдума уйдут не месяцы, а годы.

Если предложение «Единства» пройдет, «право народа на референдум» останется красивой строчкой в конституции, но у этого права не будет никаких шансов быть реализованным на практике. Например, Сейм нельзя распускать в первый год его работы и за год до конца его полномочий. Каким же образом в этот промежуток народ сможет осуществить свое право на роспуск Сейма? Если два года уйдет только на сбор подписей?!

Конечно, потратив пару миллионов латов, можно построить нотариусов, свозить к ним ежедневно людей тысячами на автобусах и т. п. Но миллионы могут потратить только миллионеры…

Партия «Единство» хочет отнять, украсть у народа право на референдум. Эти дамы и господа лицемерно именуют себя демократами, но чуть только демократия начинает угрожать их привилегиям, они готовы без церемоний от нее отказаться.

О вреде самоцензуры

 

Запрещены ли таблички с названиями улиц на двух языках?

Когда активист «Родного языка» Евгений Осипов повесил двуязычную табличку на своем доме в Лиепае, многие были уверены, что это нарушение закона. Однако представитель Центра гос. языка Курситис признал, что правонарушения нет. Закон требует, чтобы обязательно присутствовало название улицы на латышском, но это не значит, что ТОЛЬКО на латышском.

Запрещено ли составлять договоры между фирмами на русском?

Согласно действующему законодательству, язык коммерческой сделки определяется свободной волей сторон сделки. Хоть на русском, хоть на английском, хоть на китайском. По требованию Регистра предприятий фирма должна предоставить запрашиваемый документ на гос. языке, но это может быть и перевод.

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *