Первая пара Риги

• 30.05.2012 • ИнтервьюКомментариев (0)877

6 июня ей исполнится двадцать три, ему 8 июня — тридцать шесть. Несмотря на столь молодой возраст, он уже четыре года мэр Риги и один из самых популярных латвийских политиков, а она уже пять лет руководит молодежной организацией «Нам по пути!» и популярной «Пришкольной газетой», параллельно изучая экономику в магистратуре Латвийского университета.

Так получилось, что мы встретились с семьей мэра ровно через год после того трагического случая, когда Нил во время Рижского марафона потерял сознание и несколько недель находился между жизнью и смертью.

Лена: Утром мы даже не вспомнили про эту дату.

Нил: А накануне вполне символично ее отметили за обедом в тихом кругу с врачом из Германии, который занимался моей реабилитацией. В этом году он приехал вместе с двумя братьями поучаствовать в нашем марафоне.

К сожалению, как показывают результаты, всегда есть люди, которым становится плохо на дистанции. Это как рулетка.

И я сейчас буду стараться уделять особое внимание именно безопасности участников. Потому уже на следующий день после марафона в этом году мы с организаторами обдумывали детали марафона 2013 года. Решили увеличить количество пунктов раздачи воды и ввести электронную систему регистрации участников, где будет предложено заполнить анонимную анкету, а в ответ человек получит рекомендацию относительно того, какую дистанцию ему можно выбрать.

— Лена, как вам в вашем юном возрасте — в 21 год — удалось справиться со столь серьезным испытанием?

Лена: Молитва очень помогала. Не то чтобы она несла какое-то успокоение — она приумножала веру. Я всегда была верующим человеком, но в тот период осознала это целиком и полностью.

Конечно, очень помогали родные, коллеги. Друзья Нила — это вообще отдельная история. Без их помощи вообще сложно представить, что было бы.

Ну представьте, когда буквально за один день им удалось разместить иностранца в немецкой клинике безо всяких страховок! Это нереально даже для очень состоятельных людей.

Нил: Мой самый близкий с детства друг Павел своим имуществом гарантировал мое размещение, писал личную гарантию.

История знакомства

— Расскажите, пожалуйста, историю своей любви!

Лена: Мы познакомились, когда я пришла к Нилу брать интервью для газеты «N + Афиша», единственного в то время издания для молодежи, которое, к сожалению, как и многие другие аналоги, исчезло.

Я тогда училась в 12-м классе, играла в КВН, а Нил сидел в жюри конкурса. После очередного чемпионата, когда наша команда взяла кубок, он пригласил нас в Сейм на экскурсию. Мой шеф-редактор предложил использовать этот шанс: «Ушаков молодой, популярный. У тебя хороший материал получится».

А Нил как раз в это время думал о создании молодежного движения «Нам по пути!» и искал активных ребят. Так я с энтузиазмом включилась во все его проекты и до сих пор их делаю.

Нил: Все делалось на молодежном энтузиазме. Я чисто по-человечески очень активно в эти проекты включился. Так мы с Леной и стали много общаться.

— А что вас изначально друг в друге зацепило?

Нил: Жизнерадостность!

Лена: Чувство юмора! Ушаков вообще такой симпатичный мужчина, он не мог сразу не понравиться!

— У вас сразу случилась сумасшедшая любовь или все развивалось постепенно и спокойно?

Лена: Будучи очень эмоциональным человеком, я всегда испытываю к Нилу только сумасшедшие чувства! Другое дело, что настоящая любовь пришла по мере того, как мы узнавали друг друга ближе.

— Где проходило ваше первое свидание?

Нил: Мы все время общались по работе, и в какой именно момент наши встречи стали носить сугубо личный характер, вспомнить уже сложно.

— Нил, а насколько важен для вас в личных вопросах авторитет мамы? Относитесь ли вы к тому типу мужчин, которые подсознательно выбирают жен, похожих на своих матерей?

Нил: Лена на мою маму не похожа. А что касается авторитета родителей, то я достаточно часто с ними советуюсь. Как я потом поступаю — это уже другой вопрос.

Бывали случаи, когда самостоятельно принимал ключевые решения и ставил родителей перед фактом. Будучи старшеклассником, например, самостоятельно перешел из одной школы в другую, а родителей поставил в известность через неделю.

Или как мы с Леной поженились? Мы здесь расписались, уехали в Германию и уже оттуда позвонили родителям и сообщили новость. У нас же свадьбы как таковой не было. Два свидетеля, и все.

Лена: Я только услышала в телефонной трубке, как мама Нила крикнула его папе: «Давно пора было!»

— А как Нил сделал вам предложение?

Лена: Подарил кольцо и сказал что-то вроде «Давай поженимся!». Честно говоря, в тот момент мне было не до запоминания этих фраз. Я была просто счастлива.

У нас все произошло своевременно. В 2008-м мы только стали общаться, в 2009-м участвовали в выборах, которые отняли очень много сил и времени, а 21 января 2010-го поженились. Даже не стали дожидаться лета, как делают большинство людей.

Большой свадьбы нам не хотелось. Хотелось, чтобы это был праздник только для нас двоих.

— Венчаться планируете?

Лена: Как люди православные мы этого никогда не исключали. Хотя, может, уже и не обязательно — мы все-таки через такие испытания вместе прошли, что, мне кажется, на небесах нас уже повенчали. Иначе не объяснить, благодаря чему в прошлом году мы получили такую поддержку свыше.

Семейный круг

— По своей сути вы семейные люди?

Нил: С одной стороны, я лично абсолютно семейный человек. И вырос в доме, где приоритет семьи был на первом месте. С другой стороны, я не могу таковым себя сейчас назвать, поскольку объективно очень много времени провожу на работе.

Лена: А я сама даже не знаю, насколько я семейный человек, но очень люблю, когда мы со своими родными собираемся все вместе за одним столом на дни рождения, годовщины свадеб, Новый год, Рождество.

Эти встречи дают замечательное ощущение того, что у нас такая большая дружная семья. Очень люблю эти моменты! К сожалению, редкие.

Нил: И, конечно, мы собираемся вместе не ради того, чтобы потусоваться и что-то съесть. Здесь его огромная идейная составляющая!

— Родственников у вас много?

Нил: Изначально по отцовской линии у меня должно было их быть очень много. Моя прабабушка родилась в семье с тринадцатью детьми. Но это была дворянская семья — почти все мужчины погибли в Гражданскую войну.

У отца в Риге живет родная сестра, у мамы — брат. Но большая часть наших родственников живут в Санкт-Петербурге, откуда папа родом. Еще немного в Москве.

Лена: А я поздний ребенок, и у меня, к сожалению, уже нет ни бабушек, ни дедушек. Моя основная семья — родители, родная сестра, крестные. Есть дяди, тети и дальние родственники в Питере и Пскове.

— У вас по-прежнему нет собственного жилья в Риге?

Нил: Нет. Мы снимаем квартиру в Старом городе. Для меня было принципиально важно, что до работы можно дойти пешком.

Лена: А я, если честно, я уже готова переехать подальше от центра — очень уж здесь шумно вечерами.

Нил: Навезли на свою голову туристов, теперь спокойно жить в Старом городе летом просто невозможно. (Смеется.)

— А вы вообще можете спокойно вдвоем погулять по городу?

Лена: Конечно, можем и очень любим! А Нил это любит делать еще и с прикладной точки зрения.

Я каждый раз удивляюсь и не перестаю гордиться тем, как он любит этот город, любит свою работу. Когда он дает интервью на радио и люди звонят в эфир, рассказывая о какой-то проблеме в своем дворе, он сразу же может вспомнить, в каком году ее намечено ликвидировать.

Он знает в Риге практически каждую яму. И мгновенно запоминает, где и когда на нее наткнулся.

Нил: Недавно проехал на велосипеде по всем микрорайонам, перепроверил все дворы, которые дума в этом году запланировала ремонтировать. 70 км получилось.

— Значит, бывает так, что вы проходите по какой-то улице, замечаете неполадки и принимаете решение о ремонте?

Нил: Все немного иначе. В данном случае я просто взял список дворов, поставленных в план на ремонт, и захотел лично его перепроверить.

— Что вам лично необходимо для того, чтобы чувствовать себя комфортно?

Нил: Мы однозначно горожане. В палатке без душа и туалета можем провести только день. А в целом здесь у каждого будет свой ответ. Потому что для 23-летней девушки состояние комфорта — это одно. Например, пойти куда-нибудь потусоваться. (Смеется.)

Лена: Неправда!

Нил: Правда-правда! А мне как человеку постарше и много работающему иногда просто хочется побыть дома, книжку почитать или в плейстейшн поиграть.

Лена: Но я тоже очень люблю быть с тобой дома!

Нил: У тебя просто выхода другого нет.

Лена: Выход всегда есть. Мне просто достаточно того, что в выходные дни мы можем покататься на велосипедах и съездить в гости к родителям.

Кто в доме хозяин

— Общение в социальных сетях — это тоже неотъемлемая составляющая вашей жизни?

Нил: Это мощный рабочий инструмент. Сколько было случаев, когда именно оттуда я узнавал о какой-то насущной городской проблеме, которую мы в итоге решали!

Классический пример — ситуация с Малой Аркадией, излюбленным сквером жителей Пардаугавы. Это частная территория, которая городу не принадлежит, и о том, что ее собираются застраивать, я узнал именно из Twitter. И успел принять необходимые решения и затормозить процесс.

В социальных сетях у меня три профиля: «Одноклассники», Facebook и Twitter. Естественно, туда приходит огромное количество писем. Если задаются вопросы не из серии «Привет, как дела?» или «Есть ли жизнь на Марсе?», то по мере поступления с ними сразу же разбираются мои помощники.

А дома я Интернет как инструмент общения не использую.

— А кто у вас главный дома по хозяйству?

Лена: На самом деле, я стараюсь создать для Нила максимально комфортную жизнь, чтобы он не отвлекался на бытовые мелочи. Но он абсолютно самостоятельный человек, и если я чего-то не успеваю по дому, никогда на этом не заостряет внимания.

Нил: Лена очень вкусно готовит — это радует! Я тоже могу и умею это делать, но стараюсь не злоупотреблять. Надо попасть в настроение. Но обычно, даже если оно есть, времени нет.

Потому утром я просто варю себе кашу. Причем как варю — просто заливаю ее кипятком. А Лена всегда старается что-то вкусное приготовить.

— Насколько в вашей жизни имеет место спонтанность?

Нил: Мы стараемся быть гибкими. Если в моем графике неожиданно появляется окно, вполне можем сорваться куда-нибудь за пределы Латвии.

Лена: Конечно, я всегда подстраиваюсь под Нила, но у нас как-то естественно получается сосуществовать. И я достаточно часто могу прогнозировать, как Нил может повести себя в той или иной ситуации.

— А чем он вас может удивить?

Лена: Если принесет домой очередного кота из приюта (Смеется.) На самом деле такие вопросы мы тоже решаем вместе.

— К вопросу о котах — у вас в доме их трое. Вы их строго воспитываете или все позволяете?

Лена: А тут позволяй, не позволяй… Дома мы бываем мало, и они чувствуют себя хозяевами положения. Они ужасно социальные! Если кто-то приходит в гости — сразу бегут изучать, что пришло и как оно пахнет. И, в отличие от нормальных кошек, укладываются к незнакомцам на руки спать. Еще и соревнуются между собой, кому достанется гость.

О вкусах не спорят

— А насколько пристально мэр следит за имиджем своей жены? Имеет ли он на нее влияние в вопросах стиля и моды?

Нил: Мне не приходилось в этом вопросе оказывать на Лену влияние. У нас как-то исторически совпали вкусы. Сам я тоже никогда не прошу у нее помощи в том, что мне надеть и всегда сам себе покупаю одежду. К стилистам тоже никогда в жизни не обращался.

Я прошу Лену о помощи только в одном — в подборе галстука к рубашке. Потому что в этом плане я как дальтоник! (Смеется.)

Лена: А мне очень помогала и помогает моя подруга Анна Осьмушкина. Она создает для меня наряды, я с ней часто советуюсь. Поначалу было очень трудно самостоятельно ориентироваться в протоколах и дресс-кодах.

— То есть к миру вещей вы особенно не привязаны?

Нил: Нет. Но я, например, очень много времени могу потратить на выбор спортивных шорт или чехла для телефона, который можно прикрепить на руль велосипеда.

Лена: Нил помешан на спортивной атрибутике!

Нил: Естественно, мне абсолютно все равно, в каких шортах я буду бегать, но сам процесс очень увлекает. Я так расслабляюсь.

— А может ли мэр давать своей жене поводы для ревности?

Лена: Конечно! Он же не только мэр, но еще и привлекательный мужчина. Другое дело, что как мэру ему это не положено!

— А у Лены имеются поклонники из прошлого?

Лена: Мои поклонники? Даже если они теоретически существуют, то все они очень уважают Ушакова и боятся ко мне приближаться. Слава богу, никто ко мне не пристает. В этом смысле мне повезло.

О зависти и опыте

— Лена, а учиться в университете вам помогает статус жены мэра?

Лена: Чаще мешает, потому что все время приходится кому-то что-то доказывать. Зато недавно случайно узнала, что один мой педагог, у которого я отучилась еще два года назад, ставит меня в пример своим студентам, приносит на лекции мои работы. Если честно, мне очень приятно.

Но иногда действительно приходится и очень сильно расстраиваться — когда читаю какие-то злые анонимные комментарии. Не знаю, зачем люди их пишут. Понятно, что это зависть. Или желание пропиарить таким образом самих себя.

Это самый большой минус — когда тебя осуждают анонимно. Самое страшное — что ты не знаешь, где эти люди находятся. Может, это соседка, с которой ты встречаешься каждый день. А может, милая девушка, у которой каждое утро покупаешь кофе…

При этом есть очень много абсолютно чужих людей, которые нас поддерживают. И я им очень за это благодарна.

— Нелегкая это роль — быть женой мэра?

Лена: Непростая. Зато взрослею быстрее — один год идет за пять. Опыта быстрее набираюсь. Я и не чувствую иногда, что мне только 23 года. Не знаю, плохо это или хорошо.

 

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *