_MOR7945

Актриса Инна Чурикова рассказала, почему не любит глянцевых женщин

• 14.03.2013 • ПерсонаКомментариев (0)633

Инна Чурикова — по-настоящему народная и любима всеми, независимо от национальности и языка. Это мы поняли, прогулявшись с ней по Старой Риге 8 марта.

Она говорит, что не умеет давать советы, как жить. Зато она знает, что главное — быть терпеливым, не ждать подарков, а самим их готовить. Придумывать свою историю. «В какой-то степени быть соавторами Господа. Иначе, если будешь сидеть и просто ждать, НИ-ЧЕ-ГО не случится». У неё это получается. Кажется, у неё вообще всё получается. Записать стихи Ахматовой. Спеть дуэтом с Земфирой. Стать гамлетовской Офелией, чеховской Аркадиной, Пашей Строгановой и Жанной д’Арк, Пелагеей Ниловной из горьковской «Матери», генеральшей Епанчиной из «Идиота», баронессой фон Мюнхгаузен…

— Инна Михайловна, вы столько женских ролей сыграли и прожили. Совершенно разных по характеру, по размаху. Как вам кажется, сегодня женщина какой должна быть?

— Я не знаю, не знаю… Ну только не глянцевой, не гламурной, просто терпеть их не могу. Этот тип женщины лично мне не близок, хотя активно внедряется в мозги людей. Мне кажется, для женщины очень важно быть терпеливой, понимать мужчину, быть рядом в трудные моменты.

— Недавно приезжал к нам писатель Юрий Поляков, и он сказал, что в русской женщине ценит жертвенность. Вы согласны?

— Ну сколько можно пользоваться этой жертвенностью женщины?! Это смотря ради чего жертвовать. Бывает, что человек, который рядом, просто недостоин. (Задумывается.) Женщине не хватает характера поставить точку и, например, уйти от мужа-алкоголика, она оправдывает себя, что живёт ради детей. А на самом деле это просто трудно и страшно — начать другую жизнь. Но пьянство мужа бывает погибелью для сына. Знаете… в слове «жертва» есть что-то нехорошее. Перед Богом все равны. И женщины, и мужчины. Любовь — это равенство. Нет, нет, я не согласная с Поляковым.

— А декабристки что же?

— Это любовь. Желание быть с любимым, а никакая не жертва. А если я считаю, что жертвую своей жизнью, это как бы другая история. Но когда наваливается это счастье любви, мы проявляемся по-разному. Но я чувствую так: много искушений вокруг, если во все стороны смотреть… Но дали тебе твоё единственное — береги его.

_MOR7965

Совпадение

Актриса считает, что мы закодированы на любовь. Если коды двух людей совпадут, то они счастливы. Наверное, так получилось и у них с Глебом Панфиловым. То, что это любящая и понимающая пара, видно невооружённым глазом — в каждой мелочи. На вопрос, бывало ли, что она просила режиссёров о какой-то роли, Чурикова отрицательно качает головой. Никогда. Даже собственного мужа.

Глеб Анатольевич улыбается: «Инночка, тебе не надо меня просить. Я сам ищу встречи с тобой на экране и на сцене». И рассказывает, как он ценит её актёрское мастерство. Этот союз, не только семейный, но и творческий, безусловно, уникален. Более 30 лет вместе — в жизни, в театре, в кино. И не устали друг от друга, и смотреть на них радостно.

Как-то она призналась, что, возможно, у неё была бы совсем другая творческая биография, если бы не Глеб. Поскольку актриса была застенчива и вряд ли кто-то другой её услышал бы. В разных интервью Инна Михайловна вспоминала, как Глеб её нашёл. Увидел по телевизору в тюзовской постановке. Ну а потом ей передали сценарий его фильма «Святая душа». Она приехала на пробы. Спросила про режиссёра, молодой ли. Почему-то ей это казалось важным. Ему было тридцать два года. Так всё и началось.

Было время, когда они с Глебом жили в маленькой однокомнатной хрущёвке, ничего из мебели, только матрас и чемоданы. Потом купили стол на трёх тоненьких ножках, который шатался из стороны в сторону, за которым Панфилов написал сценарий фильма «Начало». Всё это вспоминается как радость.

Он дал ей первую главную роль. Уже после Чурикова снималась у Петра Тодоровского, Марка Захарова, Карена Шахназарова, Станислава Говорухина, Вячеслава Криштофовича, Андрея Кончаловского, Владимира Бортко… Но главный режиссёр её жизни — Глеб Панфилов.

* * *

Она помнит свою первую куклу, сделанную из варежки. И время, когда её игрушками были карандаши и с ними маленькая Инна разыгрывала первые спектакли. Один карандаш назывался принцем, другой — королевой. Кто мог тогда подумать, что она сама когда-то сыграет королеву на сцене Ленкома! Но и радость от первых детских игрушек не забыта со временем. Может, поэтому Чурикова гений подарков. В один из прошлых приездов в Ригу (как раз под Новый год) она купила в наших магазинах большое количество ёлочных шаров, клоунов и балеринок. Чтобы порадовать мужа и коллег по театру.

Вот и в этот раз история повторилась. Дело было 8 марта, и Инна Михайловна решила подобрать личные подарки «всем ленкомовским девочкам». И мы отправились в Старую Ригу. «Ой, Инна, это вы?!» — к актрисе то и дело подходили люди, и латыши, и русские — кто с цветком, розами, тюльпанами, кто с просьбой об автографе. Одна из художниц на импровизированном базарчике попросила её выбрать себе в подарок любую салфетку с орнаментом. Чурикова действительно народная актриса. Независимо от стран. Она улыбается: «Мой зритель очень интеллигентный».

До спектакля осталось всего ничего, а Инна Михайловна ещё выбирает: причудливых вязаных котов, стеклянные подсвечники-ангелы, украшения, пушистые шарфики и вздыхает: как время бежит! Опаздываем, опаздываем к репетиции. Но… Каждый подарок должен быть исключительным, считает актриса:

— У меня такое огромное количество людей, которых люблю. Сегодня же 8 Марта. Хочу всем что-то подарить — всем, с кем сегодня буду на сцене. А ведь подарок — это не просто так! Ой, только бы не опоздать…

— У вас бывает, когда хочется замереть, растянуть минуту, чтобы запомнить и сохранить в себе?

— Бывает. Время быстро летит, но оно может растягиваться. Чаще всего я это чувствую на сцене, потому что иногда пауза кажется длинной, невероятно длинной. И если зал молчит, она может ещё удлиниться. (Задумывается на секунду.) Время может растягиваться, да. И ускоряться. Вот как сегодня…

— Правда, что у вас в детстве был котёнок пятицветный и его звали Счастье?

— Да, мы с мамочкой так его назвали. Я его очень любила. Но это печальная история: он погиб, наш котёнок. По голове ударили. Думаю, что это сделал сосед, который не любил кошек. Я очень горевала. И помню его до сих пор.

— Сегодня вы счастливых людей часто встречаете?

— Встречаются, встречаются счастливые люди. Но всё-таки проблем очень много у нас. Счастье ещё зависит от того, насколько человек умеет радоваться просто солнцу, реке, птице, дереву, встрече, беседе с другом… Если для него это утомительно, то я не знаю, где человек может радость искать.

— С этим умением нужно родиться или его можно воспитать? Например, через искусство, через тот же театр?

— Не знаю. Я встречаю людей, которые не любят театр. «Ой нет, нет, не хожу я. Жена ходит, а я не люблю», — такое приходится слышать. Может, у них есть причина для какой-то иной радости, для какого-то иного удивления. Это зависит от того, насколько человек сохранил свою детскость, интерес к людям… Ну и ещё насколько хорошо он себя чувствует. Сейчас очень много нездоровых людей, к сожалению.

— В прошлый ваш приезд в Ригу вы рассказывали о том, что ездите в храм в Иваново (в те места, где родился Андрей Тарковский). И даже подарили тамошнему монастырю трактор для обработки полей, потому что им было очень нужно. А сейчас поддерживаете с ними связь?

— Конечно. Я, наверное, поеду в мае туда, когда пост кончится, на Пасху, когда спектаклей не будет. Мне очень нравится владыка Никон, он монастырём руководит. Мудрый и красивый человек. Очень верно понимает жизнь, сдержанно и правильно. Мне кажется, что он светоносный. При том, что он просто настоящий мужчина. Крепкий, сильный. Видели бы вы, как они там трудятся на полях! Лида Федосеева-Шукшина имеет там келью и часто живёт в монастыре. Мы, к сожалению, встречаемся с ней редко, но всегда радуемся при встречах.

— Ваш сын Иван, юрист по образованию и ресторатор, всё-таки пошёл по родительским стопам, готовится снимать фильм…

— Да, Ванечка хочет снимать картину. Посмотрим, как это получится. Он советовался с нами, мы читали сценарий, достаточно сложный для дебюта. Всё происходит в 60-е годы XX века. Дай Бог ему характера, смелости — сделать всё, как хочет. Ванечка абсолютно творческая натура. Он эмоциональный, тонкий, сложно реагирующий. У него природа художника.

Ложь и аргентинское танго

_MOR7927

Международный женский день Инна Чурикова и Глеб Панфилов встретили в Риге. Подарив рижанам спектакль театра Ленком «Ложь во спасение», где Панфилов — режиссёр, а Инна Михайловна играет главную роль. Бабушку, жаждущую встречи с потерявшимся внуком. Она не просто играет, а ещё и танцует аргентинское танго, поскольку (так придумал Панфилов) её героиня родом из Аргентины. Инна Михайловна и сама была в Аргентине и призналась, что ходила специально смотреть, как страстно танцует народ знаменитое танго — обычные люди в простых кабачках.

Чему бы нас ни учил этот спектакль, но он про любовь, которую надо отделять от фальши и лжи. Даже если это ложь во спасение. Сыграна эта философия блестяще. Зал аплодировал стоя. А главная героиня утонула в цветах. Кстати, несколько лет назад Чурикова уже была бабушкой — в постановке «Варвар и еретик» по Достоевскому. Тогда перед спектаклем она впервые тренировалась — играла в казино, причём в Риге. Правда, не выиграла.

А вот в Киеве, уже после Риги, ей повезло: «Один раз выиграла большую кучу фишек… Мимо проходил Абдулов, увидел это и говорит: «Мать! Забирай всё и уходи быстро». Но Инна Михайловна (как та бабушка из спектакля, смеётся она) не послушалась. И не ушла, пока не просадила всё… После чего решила, что больше на азарт не будет терять времени.

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *