Siomin-sleva

Латвия между Америкой… и Америкой

• 21.10.2013 • ИнтервьюКомментариев (0)744

Российский журналист, телеведущий, режиссёр, политический обозреватель канала «Россия» Константин Сёмин — об американском дефолте, великой рецессии и спасении планеты

По приглашению международного медиа-клуба «Формат A3» в Риге побывал известный российский журналист, телеведущий и политический обозреватель канала «Россия» Константин Сёмин. В Риге Константин представил свой фильм «Планета Вавилон. Хроники великой рецессии», в котором показал, до чего довело планету безудержное потребление и кто стоит за экономическим кризисом.

«Суббота» встретилась с Константином Сёминым, чтобы поговорить о возможных сценариях развития экономики Латвии и России, о глобальном кризисе и о том, можно ли от него сбежать.

— Константин, буквально через несколько дней Америка может объявить дефолт. Чем это грозит миру?

— Если гипотетически допустить возможность дефолта, то это, конечно, будет катастрофой мирового масштаба, произойдёт обвал всех рынков… Поживём — увидим, до четверга время есть.

Но надеюсь, что дефолта всё же не случится. Я только что вернулся из Соединённых Штатов. Ситуация с задолженностями — как внешней, так и внутренней — там и в самом деле непростая. Но не настолько сложная, чтобы не найти выхода. Вопрос лишь в том, уступят ли республиканцы давлению Барака Обамы, который имеет все козыри на руках.

— Европа тоже живёт в долг. В фильме «Новый Вавилон» вы показали реальную картину состояния экономики европейских стран — откровенную нищету. Какая из стран ЕС произвела на вас самое удручающее впечатление?

— Пожалуй, Греция. Там наглядно видно, как экономическая ситуация переливается в политическую: потомки «чёрных полковников» уже прошли в парламент.

Картина в стране удручающая: люди бедствуют, лишаются жилья, раковые больные умирают от нехватки лекарств, матери сдают детей в приюты, потому что их нечем кормить.

Нищета поселилась в этой стране повсюду: от столицы до греческих островов, которые мы привыкли считать райскими уголками. Однако с тех пор, как топливо для паромов стало недоступным, люди, живущие на островах, оказались заложниками, отрезанными от мира, фактически обречёнными на голодную смерть.

Миграция как благо

— В Латвии дела обстоят не лучше, чем в Греции. Если бы вы снимали свой фильм у нас, тоже могли бы снять впечатляющие кадры…

— Да, Латвия произвела на меня достаточно тяжёлое впечатление. Год назад я приезжал сюда не как журналист, а как частное лицо, чтобы забрать груз в Рижском порту. Границу в Даугавпилсе вместе со мной проходили старик с внуком на древней иномарке, загружая в неё купленные в Белоруссии масло, сахар, консервы… «Нас превратили в банановую республику», — горестно вздохнул пенсионер. Признаюсь честно, я был шокирован. А ещё меня потрясло то, что дорога от Даугавпилса до Риги разбита так же, как где-нибудь в российской глубинке.

На обратном пути я разговорился с белорусским таможенником. Он ругал Лукашенко на все лады, называл диктатором, однако в Белоруссии идеальные дороги, нет ни одного закрытого колхоза, ни клочка необработанной земли. Когда я около трёх часов ночи проезжал завод «Полимер» недалеко от Витебска, то наблюдал, как автобусы везут рабочих на ночную смену… Вот такие сравнения.

— У нас давно нет производства, да если бы оно и было, там некому было бы сегодня работать. Люди массово уезжают из Латвии…

— Это не только латвийская беда. В Вильнюсе меня тоже поразили пустые улицы. Половины поляков нет дома — они моют туалеты в Англии. Французы уезжают в Америку, туда же двинулись из фатерлянда благополучные немцы. Миграция нынче провозглашена абсолютным благом, патриотизм не в чести — такое время.

Что даст Латвии переход на евро

— Латвия с самого начала находилась между двух огней: между Брюсселем и Вашингтоном. Как вы думаете, по чьему сценарию всё же развиваются события?

— Большую часть своей журналисткой карьеры я проработал в Штатах, в Европе разбираюсь хуже. Но мне кажется, что противопоставление Брюсселя и Вашингтона — нечто умозрительное. Результаты Второй мировой никто не отменял. Степень контроля, который по-прежнему сохраняется за Америкой, слишком высока — а значит, о суверенитете Европы говорить не приходится. А значит, вы находитесь не между Америкой и Европой, а между Америкой… и Америкой.

— С нового года Латвия переходит на евро. Станет ли нам от этого легче?

— Переход на чужую валюту однозначно станет ударом для ваших собственных производителей. Если кто-то что-то экспортирует, то с переходом на евро этот процесс усложнится. Искать выгоду в евроинтеграции вообще дело неблагодарное. Я был в Литве, разговаривал с людьми, спрашивал, что дала евроинтеграция. И мне показали кусок стены Вильнюсского кремля, отремонтированный за счёт фондов Евросоюза. Открытие новых рынков? Но Балтийские страны и без того могли бы поставлять продукцию куда угодно.

— Как вы считаете, есть ли у Латвии экономическая альтернатива, кроме Евросоюза?

— Очевидная альтернатива — ваши соседи, те, кто с вами исторически был связан, — справа, слева и Россия в том числе. Это рынки сбыта друг для друга. Это выход и для Латвии, и для Молдавии, и для Украины… Продавать продукцию в страны развитого ЕС, где достаточно своих производителей, противоестественно. Украина пытается сейчас это сделать, но за это она заплатит остатками своей экономики.

Россия обогреет и себя, и соседей

— В вашем фильме «Новый Вавилон. Хроники великой рецессии» звучит фраза: «Великая рецессия касается всех. Мы все в одной лодке». И всё же в разных странах кризис протекает по-разному. Какая из стран мира, на ваш взгляд, оказалась более подготовленной к удару?

— Лучше всего подготовленными к кризису оказались, пожалуй, Россия и Китай. В России кризис ещё так и не ударил в полную мощь: слишком велика подушка безопасности — богатейшие природные ресурсы. Если над всем земным шаром завтра выключат лампочку, Россия сможет прокормить и обогреть себя и соседей.

А Китай оказался на коне потому, что там правит бал плановая экономика с государственным участием. К тому же там есть политическая воля, идеология, партия и осознание причастия к великой цивилизации. Все жители Поднебесной, хоть и под красным флагом, но строят великий Китай.

— А как вам европейская модель? Там тоже есть свои фишки: например, всеобщая борьба за экологию, зелёную энергетику…

— Европа, на мой взгляд, идёт по самоубийственному пути. Посмотрите, Германия отказывается от атомной энергетики — Европу охватила радиофобия. В Испании повсюду ветряки, солнечные батареи. Сейчас выдувается очередной мыльный пузырь про сланцевый газ. Но это же эйфория: чтобы извлечь условную единицу энергии, надо затратить три… Закрыли Игналинскую АЭС в Литве, не задумываясь, откуда будут брать электричество.

— Во многих странах в кризис расцвела так называемая виртуальная экономика — экономика без труда. Facebook вместо серпа, Twitter вместо молота. А что дальше?

— Человечество рано или поздно должно протрезветь, понять, что виртуальные конструкции существуют вне связи с производством. Это противоречие скоро будет понятным для всех: когда сидишь перед ноутбуком в неотапливаемом доме, пальцы коченеют. Придётся встать и пойти на поиски газа, нефти, дров.

Спасёмся или погибнем?

— Есть такая теория о том, что нынешний кризис послан человечеству в наказание. Вы с этим согласны?

— Мы действительно стоим на пороге серьёзных потрясений. Глобальная экономика не может больше существовать в прежнем виде, невозможно бесконечно бороться с пузырями, надувая новые пузыри.

Сегодня перед миром целый клубок опасных проблем, который серьёзно угрожает всему мироустройству.

— Вы имеете в виду проблему неконтролируемого потребления?

— Мы видим, до чего довело это потребление планету. Рядом с Западным побережьем США дрейфуют целые острова размером с европейские страны, состоящие из непереработанного пластика. Потому что сегодняшняя система строится по одному принципу: съесть и выплюнуть, не заботясь о том, что ты будешь есть завтра, — капиталистическую экономику это не беспокоит. Грубо говоря, человечество стоит перед выбором: либо мы научимся меньше потреблять, либо мы исчезнем.

— Так что же делать? Куда идти, если коммунизм — хорошая идея — не сработал. Капитализм тоже…

— Я не знаю, как будет называться новый порядок, но он придёт. Заставить потреблять меньше может только та система, в которой есть рациональное, организующее, планирующее начало. Такую роль может выполнить только государство. Госпланирование и есть то самое начало, которое должно сказать: «Да, старик, у тебя не будет 50 пар джинсов и ты не будешь менять свой мобильный телефон каждый год, а соответственно, нам не придётся думать, где его разбирать на элементы и хоронить. Возможно, у тебя будет один телефон на пять лет, но мы будем знать, что в нашем ареале обитания хватит воды, еды, электроэнергии, тепла на всех».

— Короче, back to the USSR?

— Мы все радуемся тому, что СССР больше нет, но это была единственная страна, которая сделала попытку сформировать другую систему, чуть-чуть подкорректировать человеческую природу. Да, возможно, схематично, грубо, примитивно… Но в той стране были гуманистические ценности, были человеческие отношения, коллективистское начало. Мир, в котором мы живём сегодня, совершенно другой, он управляется не самыми честными и умными, а самыми подлыми, хитрыми и жестокими людьми. И ценности, которые этот мир навязывает, тоже жестокие.

Кстати, СССР появился не потому, что пришли картавые коммунисты и насадили что-то инородное, а потому, что люди хлебнули горя перед Первой мировой войной, которой предшествовал обвал на бирже, прошли через химические атаки Первой мировой… Не просто же так люди на фронте братались! И пришли к выводу, что надо жить по-другому…

— Прошло сто лет. И снова те же грабли?

— Вся беда в том, что никто не учится на своих ошибках. Люди предпочитают шагать по граблям. Согласитесь, не хочется вновь платить ту же цену для того, чтобы наступил момент прозрения…

Досье «Субботы»

  • Константин Сёмин родился 16 марта 1980 года в Свердловске (ныне — Екатеринбург). Пришёл на телевидение в 16 лет, ещё школьником.
  • С 2000 года стал корреспондентом программы «Вести» на телеканале РТР.
  • Его имя ассоциируется у телезрителей прежде всего с США. Три года, с 2004-го по 2007-й, он руководил корпунктом ВГТРК в Нью-Йорке. В апреле 2007 года дебютировал в качестве ведущего федерального выпуска «Вестей».
  • В 2012-м окончил магистратуру факультета документалистики Нью-Йоркского университета. Снял целый ряд замечательных документальных фильмов: «Империя добра», «Мама Америка», «Планета Вавилон. Хроники великой рецессии» и др.
  • Короткометражный фильм Sound of Vision, снятый при участии Сёмина, получил пять высших наград фестиваля DocChallenge на крупнейшем в Северной Америке документальном кинофестивале HotDocs.
Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *