Триумф Барклая

• 30.12.2013 • ИсторияКомментариев (0)697

200 лет назад наш земляк стал полководцем победы и получил все высшие российские ордена

Отмечая юбилей первой Отечественной войны, мы вспоминаем не только 1812 год, но и героические подробности похода русских войск 1813 года. Именно тогда Европа узнала уроженца Лифляндии Барклая-де-Толли как полководца победы, едва ли не единственного способного на равных сражаться и бить Наполеона.

Без рассмотрения всего периода 1812-14 годов невозможно должным образом оценить проницательность Александра I и Барклая-де-Толли, которым удалось на начальном этапе заманить Наполеона вглубь страны, а на завершающем разбить на его собственной территории, войдя в Париж в марте 1814-го.

Это редкий пример решения, когда крупномасштабная интервенция России надолго обес-печила мир и стабильность в Европе.

Почему сдали Москву

Когда в сентябре 1812 года Барклай получил разрешение императора покинуть армию и двинулся в лифляндское имение Бекгоф, то его карету несколько раз забрасывали камнями и грязью. Главный архитектор «скифского плана» по завлечению Наполеона вглубь страны в глазах армии и общества сделался едва ли не предателем.

В Бородинской битве Барклай командовал правым флангом и центром, а после смертельного ранения Багратиона на третьем часу боя — всем сражением: он лично отводил в тыл защитников Курганной высоты и вводил в сражение кавалерийские корпуса Корфа и Крейца.

Утверждают, что за всё время боя погибли два его адъютанта, а трое или четверо получили ранения, под ним было убито пять коней. По словам очевидцев, на поле Бородина Барклай искал смерть. Такое напряжение сил не могло не сказаться на здоровье. Сразу после сражения Барклай слёг. Что сказалось на отходе армии к Москве.

Кутузов на совете в Филях принял окончательное решение о сдаче Москвы. Не известив об этом императора и не удосужившись лично встретиться с московским генерал-губернатором Ростопчиным, чтобы обсудить нюансы эвакуации населения и проведения огромной армии через огромный город.

Приняв правильное, но непопулярное в глазах общества решение о сдаче Москвы, Кутузов вёл себя так, как будто не имеет к нему никакого отношения. В закрытой карете он отбыл из армии, а миссия по эвакуации города и проведению огромной армии через Москву легла на плечи двух человек: Ростопчина и Барклая. Для последнего это был серьёзный вызов, поскольку ранее Барклай не бывал в Первопрестольной.

Не имея в своём распоряжении штаба, отошедшего Кутузову, Барклай лично разработал маршрут движения колонн через охваченный паникой город. С колокольни Ивана Великого в Московском Кремле он отдавал распоряжения по движению войск адъютантам, под команду которых он передал по отряду казаков.

В результате армия прошла сквозь охваченный паникой город в порядке, близком к идеальному: ни один продовольственный склад, ни одна винная лавка не были разграблены.

Клевета Кутузова

В эти дни Барклай проводил в седле по 18 часов в сутки. Тогда-то он принял решение оставить армию. Блестяще исполнив первую часть плана по завлечению неприятеля вглубь страны, после подвига самоотверженности на Бородинском поле и проведения армии сквозь Москву, щепетильный в вопросах чести Барклай утратил доверие императора и общества, не находя общего языка с Кутузовым, не видел для себя другой возможности.

Последней каплей стала чудовищная клевета Кутузова, который свой рапорт о сдаче Москвы закончил словами, что оставление Первопрестольной является прямым следствием сдачи Смоленска. Тем самым намекая на ответственность Барклая. Плюс констатация катастрофического состояния армии, что было прямой ложью. Рапорт Кутузова был опубликован в «Официальных известиях», распространявшихся в России и за границей. Его прочли все.

В ближайшем армейском окружении Барклая рапорт Кутузова вызвал возмущение. «Обвинить Барклая в сдаче Москвы? Какая низость!» — говорили многие офицеры. Они знали, что в Смоленске Барклаю противостояла 185-тысячная армия Наполеона, тогда как в его распоряжении было всего 115 тысяч.

О генеральном сражении под Смоленском не могло быть и речи. А вот под Москвой всё могло сложиться иначе, но тогда Барклай уже был в подчинении у Кутузова. В Бородинском сражении, не-удобную позицию которого утвердил Кутузов, соотношение составляло 132 тыс. у Наполеона против 155 тыс. у Кутузова. Кутузов ясно понимал, что Москву сдавали, чтобы сохранить армию, но тем не менее взваливал вину на Барклая.

Барклай обратился к министру внутренних дел Козодавлеву, требуя немедленно опуб-ликовать опровержение на рапорт Кутузова. Не понимая, что решение о публикации принимал Александр I, который ни минуты не сомневался в правоте Барклая, почему и назначил его военным министром. Просто императору приходилось играть свою игру с русским обществом и иностранными правительствами, и на определённом этапе он решил принести в жертву верного единомышленника.

Оклеветанный полководец попытался объяснить обществу и императору, как всё было на самом деле, и написал четыре документа — ценнейшие источники по кампании 1812 года. Задача была выполнена лишь отчасти. Самый примечательный из них, «Изображение действий Первой Западной армии в 1812 году», будет целиком опубликован только через полвека и мизерным тиражом.

Благодарность за непослушание

Стратегической целью кампании 1813 года было освобождение Европы от французов силами русско-прусской союзной армии.

Было ясно, что в результате неумелых действий Кутузова на Березине Наполеону после гибельного похода в Россию удалось сохранить генеральско-офицерский костяк Великой армии и восстановить её.

В январе 1813-го Александр призвал Барклая вернуться в армию. Комментируя это известие в письме жене, Кутузов пишет: «Надеюсь, мы не поссоримся. Тем более что будем в разных местах». Император направил Барклая в 3-ю Западную армию, в задачу которой входила осада крепости Торн на берегу Вислы. Осада крепости могла длиться месяцами. Барклаю удалось в короткое время навести порядок во вверенной армии и принудить к капитуляции баварско-французский гарнизон крепости.

К тому времени обозначилась главная проблема антинаполеоновской коалиции. Витгенштейн, принявший верховное командование союзной армией после смерти Кутузова в середине апреля, начинает терпеть поражения. 20 апреля русско-прусские войска проигрывают сражение при Лютцене.

По пути на соединение с главной армией, которая готовится к сражению при Бауцене, Барклаю удаётся у Кёнигсварта разгромить итальянскую дивизию генерала Пейри. Выйдя к Бауцену, Барклай занял правый фланг русско-прусских сил. На первой стадии сражения 20-21 мая французы начинают теснить левый фланг русских.

Александр I посылает к Барклаю адъютанта с распоряжением перебросить туда войска, но Барклай, считавший, что исход сражения будет решён на его правом фланге, отказывается выполнить распоряжение императора. Через несколько часов Наполеон тремя пехотными корпусами нанёс удар по правому флангу, который выдержали воины Барклая. После чего русская армия отступила в полном порядке. После сражения император обнял Барклая и поблагодарил за непослушание.

Сразу после Бауцена Витгенштейн обратился к императору с просьбой передать верховное командование Барклаю: «Он старше и опытнее меня, к тому же я всегда состоял под его командой». Император удовлетворил его просьбу.

Полководец победы

После Бауцена Наполеон согласился на заключение перемирия с Россией и Пруссией, что стало серьёзной ошибкой французского императора.

Если до этого инициатива была в его руках, численность его сил превышала силы противника, то за время перемирия союзникам удалось расширить антинаполеоновскую коалицию, включив в неё Австрию и Швецию. Теперь против Франции выступили сразу три армии: Богемская во главе со Шварценбергом (220 тыс. человек), Северная со шведским королём Карлом Юханом (бывшим наполеоновским маршалом Бернадотом) и Силезская во главе с прусским генералом Блюхером.

Русские войска входили во все три армии. Барклай-де-Толли возглавил 126-тысячную Резервную армию, входившую в состав Богемской армии, во главе которой стоял австрийский маршал Карл Шварценберг. Примечательно, что маршальский жезл он получил, сражаясь с Россией в ходе кампании 1812 года по настоятельной просьбе Наполеона. Австрийскому канцлеру Меттерниху удалось настоять на верховном руководстве австрийского главнокомандующего как условии вхождения Австрии в коалицию. Александру пришлось согласиться.

Пагубность такого кадрового решения проявилась очень скоро. Первое серьёзное сражение произошло в августе под Дрезденом. Шварценберг его бездарно проиграл. Богемская армия начала отступать горными ущельям в сторону Вены.

Наполеон приказывает генералу Вандаму запереть и разгромить австрийско-русские войска, пообещав ему в случае успеха маршальский жезл. Разгадав замысел французов, Барклай приказал дислоцированному у Кульма корпусу генерала Остермана-Толстого стоять насмерть, но не пропустить Вандама.

В первый день Кульм-ского сражения, 29 августа, русской гвардии под командованием Остермана-Толстого ценой больших потерь удалось выдержать натиск втрое превосходящих сил противника. В это время основные силы Барклая на скоростях двигались к Кульму. К утру второго дня Барклай возглавил действия русских войск и при содействии пруссаков Клейста окружил и заставил капитулировать Вандама. И тем спас от разгрома Богемскую армию, в расположении которой находились прусский король и российский император, и саму коалицию, которая не выдержала бы второго подряд поражения.

Заслуженные награды

За Кульмское сражение Барклай получил Георгия I степени и наряду с Кутузовым стал обладателем всех четырёх степеней главного боевого ордена России.

Австрийский император Франц II наградил его кавалерским крестом ордена Марии Терезии — высшей воинской награды Австрии, которой ещё никогда не награждали иностранцев. Помимо награды Александр передал под командование Барклая все русские войска и половину всего союзного резерва, чем уравнял его в правах с номинальным главнокомандующим Шварценбергом.

Театр военных действий сместился к Лейпцигу, где в середине октября произошла знаменитая Битва народов — сражение, в котором участвовали армии восьми государств (это без учёта всех стран германского Рейнского союза), в общей сложности порядка 500 тыс. человек. Формально главнокомандующими союзных армий считались три императора: Александр, Франц и Карл Юхан (Бернадот).

Барклай командовал центром позиции союзников, где развернулось кровопролитное сражение. Первый день закончился вничью. На второй наметился перелом в пользу получивших подкрепление сил союзников. К Лейпцигу он был награждён всеми высшими русскими орденами, так что его стало нечем награждать. Тогда император пожаловал ему титул графа.

После победы под Лейпцигом на сторону Шестой коалиции перешла Бавария. Подвластный Наполеону Рейнский союз германских государств распался, французы эвакуировались из Голландии. Кампания закончилась выходом на Рейн — границу с Францией.

1813-й стал годом полного признания полководческих заслуг Барклая. Избавившись от необходимости отступать, освободившись от груза клеветы и обвинений, он становится полководцем победы, не потерпевшим ни одного поражения от Наполеона и его маршалов.

Неоценимую помощь в подготовке материала оказал историк-краевед Феликс ТАЛБЕРГ.

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *