7 цветов правды

• 29.01.2014 • ИнтервьюКомментариев (0)698

«Россия не делает ничего, что унижало бы Балтию»

 

Так считает главный редактор российского медиа-холдинга «Комсомольская правда» Владимир Сунгоркин

 

Один из самых успешных медиа-менеджеров России Владимир Сунгоркин, чья жизнь связана с «Комсомолкой» — газетой, популярность которой проверена временем и закреплена в десятках городов и стран, приезжал в Латвию по приглашению международного медиа-клуба «Формат A3».

Его ответы на самые острые вопросы мы разделили по цветам. И получился своеобразный спектр политической и социальной жизни России и Латвии, в том числе.

  • Красные вопросы

«А что плохого было в коммунизме?»

— В своё время вы работали в идейно заряженном издании, которое поддерживало идеи победы коммунизма. Теперь стали вполне успешным капиталистом...

— Не вижу противоречия. Я был абсолютно нормальным комсомольцем. И вполне искренне верил в победу коммунизма. А почему нет? Вспомните, как развивались события примерно до 1987 года. Коммунизм везде наступал: Чили, Куба, Вьетнам, Афганистан… Повсюду американцы терпели поражение за поражением. Планета краснела, краснела…

Мы же сидели внутри своей страны и получали информацию, что везде наши… Потерпите немного, и коммунизм победит во всём мире. И почему нам это должно было не нравиться? Строй-то справедливый: свобода, равенство, братство — вполне христианские ценности. Детишки будут в школу бесплатную ходить, потом в институт, потом на Луну полетят. Взрослые работать будут: от каждого по способностям, каждому — по потребностям. Старикам везде у нас почёт.

С чем тут поспоришь? И социальная политика более-менее реализовывалась: свет горел, горячую воду давали. Бедненько, но чистенько. В том числе и в «оккупированной коммунистами» Латвии. А потом начались тяжёлые процессы превращения коммунизма в капитализм.

— Вы легко перешли на новые правила игры?

— Я никогда не был монахом от коммунизма. И не помню, чтобы мне было трудно переходить в другой «лагерь». Повалила новая информация (которая тоже потом оказалась по большей части дезинформацией), мы принимали её за чистую монету и в соответствии с ней меняли свои установки. Оказалось, что и в капитализме жить неплохо. К тому же с колбасой и сыром. И детки одеты получше. И за сапогами не надо в очереди стоять.

— Комсомола больше нет, строй сменился, а название газеты «Комсомольская правда» осталось прежним…

— У нас были мысли по поводу смены названия, но победило мнение (и я был его сторонником), что это успешный бренд, которые не стоит менять. Хоть теперь он и утратил свой начальный смысл.

  • Жёлтые вопросы

«Степень дезинформации очень высока»

— Под вашим руководством «Комсомолка» сильно изменилась. Кроме того, на её страницах стала появляться и попсовая информация, слухи о знаменитостях…

— А что в этом такого? Это жизнь. Время от времени получаю письма читателей из серии: давно выписываю вашу газету, но в последнее время она «пожелтела». Да, газета изменилась — она стала более популярной и массовой. Но я не сказал бы, что она стала жёлтая-прежёлтая.

— Есть ли у вас запретные «жёлтые» линии, переступать которые нельзя?

— Конечно! У цивилизованных людей всегда есть огромное количество табуированных тем — набор приличий. Если информация касается интимных вещей непубличных людей или может нанести вред, мы стараемся про это не писать.

— Будете ли вы публиковать информацию, в правдивости которой не уверены?

— Все медиа всегда работают в режиме цейтнота. Быть в чём-то уверенным на 100 процентов никогда нельзя. Например, телевидение сообщает, что на Майдане убиты пять человек. Мы можем быть уверены, что их пять? А может, 25? И кому мы больше должны верить — информации со стороны Януковича или со стороны оппозиции? В наше время дезинформация людей очень высока. Сознательная и несознательная. А наше дело — отражать ситуацию, указывая источник.

  • Чёрные вопросы

«Пишем о приятном, а плохое само лезет»

— Традиционно считается, что плохие новости и чернуха более востребованы обществом, чем хорошие новости...

— Эта формула годится в мирное время для стабильных государств. Скажем, одно лето я провёл на острове в Хорватии. Разговорился с местным судьёй: чего судите, неужели тут преступность есть? Тот пожаловался: обычно штрафуем за нарушение правил дорожного движения, но два года назад… банк ограбили. Выяснилось, что преступник чулок на голову надел, но все сразу догадались, что это Христо Ботев — там же все друг друга знают. Теперь им на два года есть что пообсуждать.

В России, ровно как и в Америке, столько всего чернушного происходит, что если мы будем с утра до вечера об этом писать, народ устанет. Поэтому мы стараемся писать о чём-то приятном, а чернуха сама вылезает изо всех щелей. Мы не ищем специально жесть, но если уж случилось — отражаем.

  • Карминные вопросы

«Ваши политики страдают комплексом неполноценности»

— Президент Латвии Берзиньш решил ехать в Сочи и встречаться там с Путиным, в то время как два лидера соседних Балтийских стран приглашение проигнорировали...

— Ваш молодец! Я уверен, что Латвии сотрудничество с Россией пойдёт лишь на пользу. Это рабочие места, товарооборот, деньги… Ну почему соседнее государство не должно ехать в гости к своему важному партнёру?

— Какие интересы у России в Латвии?

— Латвия — это пограничная страна, это выход к морю, это транспортный коридор на Европу. К тому же в Латвии живёт около 40 процентов русскоязычного населения.

— Наши политики считают, что в Латвии с каждым годом усиливается давление российской «мягкой власти» — через культуру, прессу…

— Не знаю, усиливается ли она, но должна. Это игра, в которую должны играть все страны, претендующие на геополитические интересы. Если США и Китай этим занимаются, почему Россия должна воздерживаться?

— Насколько Прибалтике выгодно держаться России?

— Россия — крупный торговый партнёр. Если вы люди прагматичные, вам надо нормально строить отношения: торговать, обслуживать туристов. Для большинства россиян Прибалтика — хорошее место для отдыха, направление для поездки из нервной страны Россия в тишину, на санаторно-курортное лечение. Или для покупки второго дома. Прибалтике это очень выгодно.

Позапрошлым летом я побывал в обеих частях Куршской косы. Ну не получается у калининградцев организовать нормальный сервис: вроде всё есть, но как-то убогонько! У литовцев это выходит гораздо лучше. Огромное удовольствие там отдыхать. Для этого Литве и Латвии всего-то надо, что не делать громких заявлений, не наезжать на памятники, не гонять несчастных русских…

К сожалению, балтийские политики переполнены комплексом неполноценности, что нередко бывает с молодыми странами. Это как ребёнок-подросток, который вышел из-под материнской опеки — и ему надо всем всё доказывать. Маму-папу ни во что не ставит, обижается… Россия ведь не делает ничего такого, что унижало бы Балтию.

— Почему же! На днях латвийские политики очень оскорбились, когда ваш министр иностранных дел Лавров выступил с идеей открыть сеть русских школ в Прибалтике…

— Да уж, самое страшное оскорбление — это русские школы в государстве, которое традиционно связано с Россией и много лет процветало как часть Российской империи и Советского Союза…

Во-первых, Сергей Лавров должен думать о гражданах России, в том числе и живущих на других территориях. А в той же Латвии их около 40 000. Во-вторых, в любом мегаполисе обязательно существуют английские, немецкие, французские и разные другие хорошие школы. Скажем, недалеко от моего дома есть британская школа, где преподают по-английски, — туда не попасть.

Решение об образовании ребёнка должны принимать родители. И если они хотят, чтобы ребёнок потом учился в знаменитом МГУ или в Институте нефти и газа, зачем лишать их этой возможности? И почему ребёнок русских людей, которые всю жизнь тут прожили или даже родились тут, обречён учиться только на латышском языке? Дайте возможность выбора: на английском, немецком, русском, да хоть на китайском!

Зачем без конца стращать народ?! Зачем вам этот Музей оккупации?! Бывал я здесь в советское время и видел ту оккупацию. Националистические лозунги нужны вашим политикам для внутреннего пользования — с их помощью они решают свои личные проблемы за счёт народа. Хватит уже всё политизировать! Дай волю таким политикам — они и таблицу умножения политизировали бы.

  • «Голубые» вопросы

«Мы просим граждан гомосексуалистов оставить в покое детей»

— Многие страны бойкотировали Олимпиаду в Сочи, потому что «Россия ущемляет права сексуальных меньшинств»…

— В чём? Объясняю ещё раз, о чём этот закон: мы очень просим граждан и товарищей гомосексуалистов не пропагандировать свои извращения среди детей и подростков. Больше там ничего нет. Но что делает пропагандистская машина со стороны наших друзей из Евросоюза, где существует огромное гомосексуальное лобби (так уж получилось, люди-то талантливые!): они распустили слух, что если гомосексуалист приедет на Олимпийские игры, его сразу арестуют и в кутузку.

С чего они это взяли? Да в любой творческой организации или органе власти — и у нас, и у вас, и у них — обязательно есть гомосексуалисты, скрытые или явные, очень известные и не очень. И они прекрасно себя чувствуют, никто их не арестовывает, не увольняет. В этом смысле Россия страна толерантная. Но, к примеру, у меня четверо детей, и я очень не хочу, чтобы среди моих детей пропагандировали это извращение. И уверяю вас, что в той же Германии и России есть огромное количество родителей, которые со мной солидарны, но молчат. Им страшно говорить на эту тему. Это ж мафия!

— Меж тем Иван Охлобыстин предлагает вернуть советскую статью — сажать за гомосексуализм...

— У нас демократия: любой человек может говорить всё что угодно. Охлобыстин не премьер-министр или член парламента.

— Но насколько его предложение востребовано в России?

— Моё ощущение: широким трудовым массам России тема гомосексуалистов просто надоела.

Когда я учился в университете, в стране действовала 121-я статья, которая квалифицировала гомосексуализм как уголовное преступление. У нас на факультете журналистики училась большая гей-компания, которая втихаря крутила свои шашни. Никто к ним претензий не имел, статьи не предъявлял. Но в итоге их всех пересажали. За убийство. Оказалось, в угаре своих страстей они убили одного из своих же. Когда их всех сажали, я изумился, как их много.

Потом статью отменили — живите как хотите. Но ведь они тихо жить не хотят. Начали требовать гей-парадов на центральных площадях. Под давлением общественности депутаты российской Госдумы приняли закон с одним-единственным запретом — на пропаганду гомосексуализма несовершеннолетним. Гей-тусовка сразу поднялась на дыбы. Запад воспользовался: вот тут мы Россию и прижмём. Геополитическое противостояние не нами заведено.

— А вы верите в то, что в гомосексуализм можно втянуть? Учёные говорят, что это определяется до рождения…

— А тут даже никакой моей веры не требуется! При пропаганде число гомосексуалистов увеличивается. Если ребёнок растёт и знает, что это стыдно, позорно, ужасно и недостойно мужчины, — это одно. А если ему говорят: это классно, это стоит попробовать — так оно может и случиться. Ведь он может родиться скрытым гомосексуалистом. При благоприятных условиях он о такой возможности и не задумается, если наши секс-радикалы не подскажут, что «надо всё попробовать». Им же надо увеличивать свою базу.

Я против такого искусственного увеличения. Зачем? Пусть лучше хороших детей для хорошего будущего рожают.

  • Жовто-блакитные вопросы

«Высока вероятность раскола Украины»

— Как оцениваете последние события на Украине?

— Назовём вещи своими именами: в Киеве происходит затянувшаяся попытка государственного переворота. Все, кого наши коллеги называли демонстрантами, по сути — путчисты и мятежники. На Украине есть законно избранный президент Янукович. Я не являюсь его фанатом, но ни у кого язык не повернётся оспорить его законность. Там есть парламент, чьи выборы тоже никто не подвергал сомнению. Всё демократично. Президентский срок кончается в следующем году. Зачем его с такой кровью менять сейчас? Подождите год и переизбирайте себе на здоровье!

— По-вашему, Украине лучше идти в ногу с Россией или Европой?

— Объективно, единой страны Украины фактически никогда и не существовало. Одна часть всегда была больше с Россией, другая — с Европой. И эти куски между собой слабо ассоциированы по культурному коду. Поэтому, на мой взгляд, вероятность раскола Украины достаточно высока. Я оценил бы её процентов в сорок.

  • Белые вопросы

«Оппозиция нужна, и никто её не преследует»

— Каким вы видите будущее российского оппозиционного движения, которое выбрало своим символом белые ленточки?

— Думаю, оно сохранится примерно в тех же дозах. Из 145 миллионов населения в лучшем случае миллион интересуется оппозиционной деятельностью. Это связано ещё и с возрастом. Скажем, «арабскую весну» сделала молодёжь, которой по возрасту положено с булыжником бегать. В России структура населения не способствует таким настроениям.

Думаю, оппозиционеры и люди, которые всегда недовольны, должны быть всегда. Для баланса и контроля, чтобы власть не зарывалась. Государство в отношении них должно решать лишь одну проблему — чтобы они не переходили грань закона. Я вас уверяю, что у российских властей нет некой лютой ненависти к героям Болотной площади и желания сожрать их заживо.

— А как же «политзаключённый номер один» Михаил Ходорковский, которого выпустили лишь в преддверии Олимпиады?

— Статусом Ходорковского и Лебедева занимался Европейский суд — он их политзаключёнными не признал. Точка.

— Как видный медиа-деятель ощущаете ли вы в России ущемление свободы слова?

— А есть ли она на Западе? Я в этом сильно сомневаюсь. Помню, в русской службе BBC, где работают сплошь эмигранты из СССР, нас стали забрасывать каверзными вопросами о свободе слова. Я задал им несколько встречных, очень неприятных вопросов про участие британцев в войне в Ираке, наличии там оружия массового поражения, загадочной смерти одного человека, который это критиковал, и т. д. Вы бы видели, как они испугались! Они там крепко держатся за свои места…

Могу привести кучу аргументов, что свобода слова в России есть. У нас здравствуют такие вполне оппозиционные издания, как The New York Times, «Новая газета», радио «Эхо Москвы»… Таких вольностей, которые там вещают, ни одна западная демократия себе не позволяет. В той же Америке, Британии вы огромное количество вещей не скажете в приличном месте. Там это называется политкорректностью, а я назвал бы жесточайшей цензурой. Вы попробуйте поднять темы великого переселения народов и мусульманских безобразий. Это опасно!

А у нас герой оппозиции Алексей Алексеич Венедиктов, руководитель «Эха Москвы», на любом кремлёвском приёме сидит на почётном месте. Нарушая все дресс-коды. Написано: прийти в чёрном костюме, все и приходят, а он…

— В белом?

— В свитере! И никто его за это ни разу не упрекает. На пьянки по случаю дней рождения оппозиционного радио «Эхо Москвы» приходят представители власти и весь бомонд. Так что разговоры про кровавый режим Путина — из разряда чёрных анекдотов. Чушь для внешнего пользования и дураков. Покажите мне того человека, чьи права в России ущемлены! В чём? В том, что не дают булыжниками кидаться? Может, мы хотим, как в Киеве?

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *