Что в голове у омбудсмена?

• 22.02.2014 • ИнтервьюКомментариев (0)683

Острый разговор с омбудсменом Юрисом Янсонсом

 

Главный правоохранитель Латвии обнаружил в русских школах безответственных директоров и учителей, которые не проявляют заинтересованности в соблюдении принципов билингвального образования

Образование в средней школе с 10 класса будет только на государственном языке. Не знающие латышского педагоги должны искать другую работу. Так считает омбудсмен Латвийской Республики Юрис Янсонс, который по долгу службы призван защищать наши права.

Именно с подачи омбудсмена Центр гос. языка провёл масштабную проверку учителей на знание латышского. Что это, защита прав или их ущемление? Усиление контроля или ужесточение репрессий?

Во всём этом нет никакого нарушения прав человека — такова позиция омбудсмена.

В последнее время главный латвийский правозащитник стал героем СМИ. Его цитируют, с ним спорят, его называют прокурором и даже обвиняют в том, что он заменил собой НКВД…

«Суббота» задала омбудсмену важные для русскоязычных Латвии вопросы.

Соответствуют ли взгляды Юриса Янсонса его роли защитника интересов всего народа, а не только конкретных групп людей, судите сами.

***

— Невиданная по своему масштабу проверка в школах нацменьшинств вызвала бурю эмоций. Почему вы решили заняться этой темой? Родители жаловались? В чём здесь нарушение прав человека?

— Здесь явное нарушение прав человека! И состоит оно в несоблюдении принципа одинаковой доступности образования и развития. А это, в свою очередь, тесно связано с интеграцией в общество.

— Получается, интеграции можно достичь путём ликвидации русских школ?

— Я никогда не говорил о ликвидации русских школ! Это чистейшая ложь! Если хотите знать, что я говорил на самом деле, читайте нашу домашнюю страничку. В законе об образовании сказано, что с 2004 года обучение в средней школе должно вестись на латышском языке. Это не я придумал.

— Помните, как бурно принимался этот закон, сколько было протестов? И эта тема остаётся очень болезненной…

— Я знаю. Но важнее всего права детей, их равенство перед законом.

Гаагские рекомендации, на которые любят ссылаться защитники русских школ, на самом деле не говорят о том, что обучение должно происходить на русском языке. Наоборот, речь идёт о том, что образование должно быть билингвальным, постепенно переходящим на государственный язык.

— И это, по-вашему, не ликвидация русской школы?

— Нет.

— А что же в таком случае ликвидация?

— Спросите у тех умников, которые об этом говорят.

Чтобы все были равны

— То есть вы считаете, что защищаете русских школьников?

— Я защищаю равенство всех перед законом. Мы начали изучать положение народа рома (цыган) и заметили элементы сегрегации, неравенства в праве детей на получение образования.

— Но, согласитесь, это другая ситуация!

— Другая… Но, проведя опрос в 49 школах нацменьшинств, мы выяснили, что только половина из 3272 опрошенных оценивает своё знание государственного языка как удовлетворительное, а вторая половина испытывает трудности, общаясь по-латышски вне дома и школы. А значит, цель билингвального образования — обеспечить ученику школы нацменьшинств доступ к качественному образованию — не достигнута. И нужно разобраться, почему.

Я был удивлён, что этот вопрос совершенно некстати был превращён в масштабную политическую проблему. Политики не должны использовать детей в своих играх, устраивая базар и пытаясь поднять свои рейтинги. Я этого не допущу!

Политики сбивают общество с толку. Но нельзя забывать главное — каждый ребёнок имеет право на качественное образование.

— И наша школа может его дать?

— Основа была заложена правильная. Но затем всё было если не пущено на самотёк, то недостаточно контролировалось. И потому в данный момент качество образования в целом и в школах нацменьшинств в частности ухудшается. Это признают директора и педагоги. Мы обсуждали эту тему с министром образования Иной Друвиете, которая является специалистом по этой теме. Она считает, что образование находится в застое, и если не принять меры, то кривая пойдёт вниз.

— Но ведь нынешние выпускники намного лучше знают латышский, чем 10 лет назад.

— Кто вам сказал? Это не так. Проблема упирается в безответственных директоров школ и учителей, которые не проявляют заинтересованности в соблюдении принципов билингвального образования.

Да хоть по-французски!

— Откуда взять учителей, которые в состоянии преподавать на латышском так же хорошо, как на родном?

— Это проблема реализации закона. В нём сказано, что учитель должен иметь высшую языковую категорию. И представьте: мы приходим в школу, задаём учителю вопрос на латышском языке и видим, что он не в состоянии даже поддержать разговор. Как же он может преподавать физику или географию? Конечно, мы обратились в Центр гос. языка с просьбой провести соответствующую проверку.

— Сопредседатель Союза граждан и неграждан Владимир Соколов считает, что вы грубо нарушили права человека, разгласив имена учителей, которые по-латышски говорят «неперфектно». Что скажете?

— Мы сделали то, что должны были сделать. Фамилии учителей, слабо владеющих языком, публично не прозвучали. Закон об омбудсмене не только позволяет, но и обязывает меня, обнаружив нарушения закона в области прав человека, обращаться в соответствующие органы.

А кто этот Соколов? Он из Латвии?

— Руководитель общественной организации…

— Советую таким руководителям вместо того, чтобы промывать людям мозги и создавать неверное представление о моих действиях, обратиться к учителям и директорам: есть, мол, прекрасная идея билингвального образования.

Оно даёт возможность детям полноценно развиваться, получать качественное образование, поступать в вузы.

Только так можно добиться, чтобы молодое поколение чувствовало связь со своей страной, хотело здесь жить, создавать семьи, вместе развивать это государство.

Плохо, что находятся люди — и их немало, — которые пытаются противопоставлять общественные группы и углублять конфликты, используя вопрос об образовании. Почему эти борцы говорят только о русском языке? Давайте говорить об украинском, польском и других.

— Может, потому, что по-русски дома говорит почти 40 процентов населения?

— Да хоть по-французски! Но все они граждане Латвии…

— …Или неграждане…

— Вот это не надо путать!

Привет из бывшего СССР!

— Выражение «неграждане» неправильное. Речь идёт о бывших гражданах СССР. В своё время они не стали гражданами России, и Латвия предоставила им возможность получить её гражданство в порядке натурализации.

— Еврокомиссар Вивьен Рединг ставит вопрос о расширении прав граждан ЕС. Она выражает недовольство тем, что в некоторых странах их допускают только к муниципальным выборам. А как на этом фоне выглядит Латвия, в которой — единственной в Европе — осталась большая группа не голосующих людей?

— Вы опять путаете! Комиссар говорит о гражданах Евросоюза, а не о неких негражданах, гражданах бывшего СССР. Чтобы принимать участие в выборах в Испании или, например, Германии, они должны быть гражданами Латвии, Литвы, другой страны Евросоюза.

— Но ведь, прожив в той же Великобритании всего полгода, человек получает право на участие в муниципальных выборах. А многие наши неграждане здесь и родились…

— Участие в муниципальных выборах тех, кто платит налоги, — это европейская практика. Но она относится только к гражданам ЕС. Если же бывшие граждане СССР до сих пор не определились, гражданами какой страны они хотят быть, то это их личный выбор и, если хотите, их личная проблема.

— Только личная? Или всё-таки государственная?

— И государственная тоже, потому что людей, не принявших решение стать гражданами Латвии, довольно много. Государство немало делает, хотя могло бы делать больше. В первую очередь в области обучения языку, что представляет некоторую трудность, особенно для пожилых людей. Хотя требования к знанию языка и так понижены до минимума. Они соответствуют третьему классу школьной программы.

Да негражданам и жаловаться-то особенно не на что. Они имеют 99,9 процента гражданских прав. Кроме права избирать и быть избранным.

— Разве это мало? А специалисты насчитывают и ещё десятки различий. Недавно Европейский суд по правам человека принял к рассмотрению иск о том, что негражданам не разрешено быть нотариусами. Вы не считаете это нарушением?

— Это как раз естественно, что государственные должности занимают граждане. Представьте, если бы гражданин Латвии захотел бы стать председателем Думы Российской Федерации или министром внутренних дел. Возможно ли такое?

Если для кого-то это государство настолько неприемлемо, то он может уехать в любую другую страну. Мы же свободные люди…

— Более 20 процентов населения уже уехало. Вряд ли это цель государства — избавиться от своих жителей…

— Те, кто уехал, — это экономические беженцы. Аналогичная ситуация была перед войной. Когда начинается период депрессии, люди покидают страну.

— То есть у нас депрессия? А не история успеха, как говорит Валдис Домбровскис?

— В экономическом смысле да. Если 40 процентов населения живут ниже черты бедности, то это депрессия.

— Вам не кажется, что в сложной экономической ситуации эти два вопроса — об образовании и гражданстве, — которые непрерывно остаются в повестке дня, только ухудшают ситуацию?

— Кажется. Но что делать?

Очень важно, чтобы к натурализации призвали политики и многочисленные организации, которые выдают себя за защитников неграждан, вместо того, чтобы твердить о несправедливости и дискриминации, вселять ложные надежды, уверяя, что гражданство можно получить автоматически, в подарок, что всё будет по-русски. Это бред, абсолютный бред!

— А почему, как вы считаете, многие люди прислушиваются к тем, кого вы называете «защитники», а не следуют призывам государства?

— Очевидно, их слова заставляют человека думать, что, отправляясь за паспортом, он выступает против «своих». Но только вот кто эти «свои»? Болтуны, которые пытаются унизить наше государство и расколоть общество, или те, кто предлагает возможности для решения проблемы? Противоположные взгляды на этот вопрос вредят обществу и государству.

— Вы считаете, что, сдав на гражданство, человек становится патриотом?

— Я этого не говорил.

— Обида многих неграждан в том, что граждане СССР на референдуме поддержали независимость Латвии. А потом оказались не у дел…

— Решение о независимости было принято Верховным Советом Латвии.

— Который выбирали бывшие граждане СССР…

— Оставьте эти пропагандистские штуки!

— Как вы оцениваете создание Конгресса неграждан?

— А что это такое?

— Общественная организация.

— Когда мы попытались найти неграждан в руководстве Конгресса неграждан, нам это не удалось.

— В омбудсмены вас выдвинул «Центр согласия». После нашумевшей проверки в русских школах Янис Урбанович сказал, что ему за вас стыдно. Что скажете?

— Выдвинул, и что? Вы хотите сказать, что я в долгу перед этой партией? Что, я теперь должен сказать, что нужно всем подарить гражданство? Я поступаю по закону. Советую Урбановичу, который возглавляет крупную фракцию парламента, глубже вникать в законодательство по правам и сохранять академическую сдержанность в этих вопросах.

Я за права детей. Я за закон. Вот и всё. Если это не устраивает Урбановича, то это его проблема.

Pin It

Похожие публикации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *